Мобильная версия
ГОСОРГАНЫ
Лента новостей
Все новости
Игорь Чернявский

О списке ЮНЕСКО, Кодексе о культуре и хозяйском отношении к наследию

Интервью 28.05.2018 | 16:23
Игорь Чернявский Игорь Чернявский Эксперт в области историко-культурного наследия, член правления фонда "Культурное наследие и современность"

Беларусь относится к числу тех стран, для которых сохранение историко-культурного наследия - дело первостепенной важности. В республике много делается для охраны материальных объектов и нематериальных элементов наследия. В целом система работы в этой сфере выстроена, но проблемы все же существуют, и совершенствовать механизм можно и нужно, считает собеседник корреспондента БЕЛТА эксперт в области историко-культурного наследия, член правления фонда "Культурное наследие и современность" Игорь Чернявский.

- Беларусь в 1988 году подписала Конвенцию ЮНЕСКО об охране всемирного культурного и природного наследия 1972 года, в основу которой легла Венецианская хартия, закрепившая профессиональные стандарты в области охраны материального наследия. Этот документ, к слову, остается программным для специалистов и по сей день, хотя был принят в 1964 году. В стране существует орган охраны наследия в лице Минкультуры, установлена компетенция местных органов управления, есть общественные объединения, в том числе и с международным статусом. Но на практике на многие вопросы касаемо историко-культурного наследия в Беларуси нет четких ответов.

Например, мы работаем над продвижением национального наследия на международном уровне, готовим материалы по объектам для представления их в Список всемирного наследия ЮНЕСКО. Но как? Во всех европейских странах существуют организации, которые составляют досье по номинируемым объектам. А это объемные папки с обязательным приложением в виде сопроводительных фото и видео, с переводом на английский язык. В таких материалах содержится описание объекта, исторические сведения о нем, иллюстративный материал, перспективный план развития объекта, сравнительный анализ с объектами-аналогами, и главное, доказательства его уникальности, особенности, по причине чего он претендует на внесение в список. Досье должно быть оформлено по определенным требованиям ЮНЕСКО. Все это работа не одного дня и, поверьте, не одного человека. Ее на начальном этапе выполняют на местах - специалисты региональных учреждений культуры. Эта работа, как правило, ведется на добровольных началах как дополнительная нагрузка, финансирование не имеет системного характера. В свое время отдел научно-методического обеспечения деятельности по охране историко-культурного наследия Института культуры Беларуси оказывал консультативную и практическую помощь при подготовке досье. Сегодня института нет, а задачи по подготовке файлов не ушли. На местах, как умеют, насколько позволяют возможности, пытаются что-то делать. Но этого недостаточно, чтобы реализовать существующий план по представлению национальных объектов на рассмотрение экспертов ЮНЕСКО.

- Игорь Мефодьевич, вы долгое время работали в Министерстве культуры, в частности, возглавляли управление по охране историко-культурного наследия, и хорошо знаете историю вопроса. Получается, что сегодня практически нет возможности подготовить полноценные досье, поскольку нет координатора этой деятельности?

- Именно так. Возьмем пример соседней Польши. У них работает Национальный институт наследия - структура, которая контактирует непосредственно с рабочими группами, готовящими досье, она же напрямую связана с Центром всемирного наследия ЮНЕСКО. Это постоянно действующий орган, в его ведении находятся все вопросы, касающиеся представления историко-культурного наследия на международном уровне. К слову сказать, список ЮНЕСКО - далеко не единственный, есть еще ряд европейских значимых перечней номинирования, в которых в равной степени возможно и белорусское присутствие. Кроме того, в ведении Национального института и вопросы реституции историко-культурных ценностей, подготовка страновых отчетов по проделанной работе. Рассчитывать на силы сотрудников управления по охране историко-культурного наследия Министерства культуры, где восемь человек и так выполняют огромный объем ежедневной работы, не приходится.

- Идея создания некоего центра наследия не нова - белорусские эксперты не раз озвучивали необходимость отлаженного механизма для эффективной работы в этой сфере…

- Не имеет значения, какое название получит такая структура: будет ли это центр, институт или что-то еще. Смысл ее - в организации постоянной работы по таким вопросам, как продвижение национального наследия, возвращение утраченных историко-культурных ценностей на родину, содействие подготовке и непосредственное участие экспертов при создании номинационных досье и много других, сегодня решаемых эпизодически, от случая к случаю, при возникшей необходимости. Ныне существующее положение вещей тормозит продвижение белорусских потенциальных возможностей. Никого, наверное, не нужно убеждать, что в первую очередь турист интересуется, какие объекты носят статус Всемирного наследия ЮНЕСКО. Наверное, если зарубежного туриста интересует именно историко-культурное наследие и у него есть выбор, отправиться в Беларусь, где таких объектов четыре, или в Польшу, где их почти в четыре раза больше, он примет решение не в нашу пользу. Получается, что мы сами себя обделяем, хотя потенциал у нас есть.

- Вы входили в рабочую группу по подготовке досье по Августовскому каналу. Прошло немало времени, материал по-прежнему остается в черновике, хотя сроки его подачи на рассмотрение экспертов ЮНЕСКО давно истекли и называются уже новые. Как идет работа в этом направлении?

- Работа над трансграничной номинацией (Беларусь готовит ее вместе с польскими коллегами) "Августовский канал - произведение человека и природы" в основном завершена, но некоторые моменты требуют корректировки. Именно об этом я и сказал выше, объясняя непростой и длительный механизм. Все нужно учесть, представить полную картину об объекте и быть готовым защитить свой проект первично перед экспертами ИКОМОС - они приезжают по поручению Центра всемирного наследия ЮНЕСКО, куда государством или государствами представляется досье. Эксперты проводят очень тщательный анализ номинируемого объекта, а после выносят вердикт относительно его соответствия критериям, установленным Конвенцией об охране всемирного наследия. Лишь устранив спорные моменты, можно ожидать продвижения и увидеть в повестке очередного заседания Комитета всемирного наследия ЮНЕСКО вопрос о рассмотрении номинации. Нужно учесть, что это трансграничный проект, а значит необходимо время для согласования каких-то позиций с польской стороной. В 2009 году эксперт ЮНЕСКО вынес свое заключение, нам нужно было вносить правки. Однако в силу различных причин работа остановилась. А необходимо выполнить скрупулезный анализ подготовленных ранее материалов и заключения по ним эксперта ИКОМОС, с учетом этого определить характер требуемых изменений. Сегодня досье, вероятно, должно иметь иной акцент, не столько природного характера, сколько отражающего роль этого канала в решении сложившихся в свое время политических и экономических проблем, а в настоящее время и в налаживании международных связей. Не исключено участие в подготовке номинации и Литвы. Вообще подготовка досье может занимать как минимум пять лет. Заседание Комитета всемирного наследия проходит раз в год, и количество представляемых на его рассмотрение досье ограничено: страна не может одновременно подать их несколько. В этом смысле выгоднее готовить трансграничные номинации.

- В Беларуси составлен перечень, в котором прописаны номинации для списка ЮНЕСКО. Прежде в нем было не менее десяти пунктов, сейчас пять. Чем руководствовались специалисты, внося существенные изменения?

- Первый предварительный список был сформирован в 2004 году. По регламенту ЮНЕСКО, каждые десять лет его следует пересматривать, и в 2015-м он был обновлен. Мы уже имели опыт, понимали принципы, которые важны для представления объекта в список ЮНЕСКО, и отразили в обновленном перечне наиболее реальные объекты. К слову, из первого предварительного списка статус обрели комплекс в Несвиже и пункты Геодезической дуги Струве. В новый список перешли номинации по Августовскому каналу, Спасо-Преображенской церкви в Полоцке и Коложской церкви в Гродно, в нем также две трансграничные номинации - культовые сооружения оборонительного типа в Сынковичах, Мурованке, Камаях и культовое деревянное зодчество XVI-XIX веков белорусского Полесья. Время идет, меняется парадигма, и сегодня очевидно, что надо искать новую форму подачи некоторых номинаций. Например, провести по отдельности Спасо-Преображенскую и Коложскую церкви вряд ли получится, потому что доказать уникальную особенность каждой из них довольно трудно. Памятники архитектуры сохранились в измененном виде. Список всемирного наследия ЮНЕСКО сегодня масштабный, имеет немало похожих объектов, и новые рассматриваются экспертами неохотно. Объединив их в одной номинации, допустим, как пример архитектурных школ XII века на территории Беларуси, шансы увеличиваются. Кроме того, отсылка от одного объекта к другому может содействовать перенаправлению туристических потоков.

- В прежний список номинаций был включен ансамбль проспекта Независимости белорусской столицы. Но сегодня его там нет, что вызывает вопросы, особенно на фоне мнения зарубежных экспертов, которые считают его главной составляющей в серийной номинации по социалистической послевоенной архитектуре в странах Восточной и Центральной Европы.

- Решение о включении ансамбля проспекта Независимости в претенденты на статус объекта всемирного наследия ЮНЕСКО должен принять в первую очередь Мингорисполком. При обновлении списка Минск свои предложения не представил. Очевидно, на то время Мингорисполком не нашел аргументации возможности его представления как национальной номинации. Но, опять же, прошло время, и сегодня этот памятник градостроительства эксперты Германии, Польши, России, Украины видят основой серийной номинации. Т.е., в составе трансграничного объекта архитектурный ансамбль проспекта белорусской столицы будет играть первую скрипку. В Минске прошло несколько заседаний на эту тему, МИД Беларуси и Национальная комиссия по делам ЮНЕСКО поддерживают это предложение, Минкультуры и Мингорисполком обсуждали вопрос, насколько мне известно, достигнуто согласие о перспективности номинирования части проспекта.

- Хочу затронуть тему Кодекса о культуре, который вступил в силу с февраля 2017 года. Наверное, в нем могли бы найти отражение многие аспекты в сфере охраны историко-культурного наследия. Специалисты говорят о необходимости коррективов в соответствующих главах.

- Это очень сложный документ, в свое время я был против включения положения об охране историко-культурного наследия в общий свод. В ведущих странах это отдельное обстоятельное законодательство.

Прошел год, документ уже поработал, и видно, что может быть подвергнуто редакции. Неоднозначно восприняты некоторые положение кодекса. Например, выпало понятие "научный руководитель проекта реставрации", что было сделано осознанно. Реставрация в Беларуси находится в сфере строительной деятельности и регулируется строительным законодательством. Лицензирование проектирования отменено, и любая проектная организация может выполнить проект. Институт научных руководителей, изначально связанный с наличием специализированной реставрационной организации, претерпел существенные изменения. Нельзя было не учитывать и законодательство о науке. Однако, тот же руководитель разработкой научно-проектной документации, который может осуществлять свою деятельность при наличии удостоверения, выдаваемого Минкультуры по итогам квалификационного экзамена на пять лет, согласно положениям кодекса, выполняет функции прежнего научного руководителя. Есть замечания по статье о возврате историко-культурных ценностей, о ее декларативном характере и отсутствии прописанного механизма возврата.

Напомню, что проект Кодекса о культуре находился в открытом доступе в течение четырех лет на сайте Министерства культуры. Было объявлено его общественное обсуждение. Все, кто хотел и считал нужным внести предложения, мог это сделать. Но кроме Института истории НАН Беларуси никто реально в работе над проектом законодательного акта участия не принимал.

Кодекс - живой документ, и, безусловно, его можно и нужно дорабатывать.

- Наверное, в Кодексе о культуре должна быть закреплена и ответственность за сохранность историко-культурных ценностей. Сегодня, увы, ситуации, когда такой объект разрушается, не редкость.

- В таких случаях предусмотрена административная ответственность, и она применяется. Другое дело, что это незначительные штрафы. Есть соответствующие статьи и в Уголовном кодексе. Проблема кроется в человеческом факторе. Как правило, исторические объекты находятся в ведении местных органов власти, на которые законодательством возложено обеспечение их надлежащего содержания и использования. Но, во-первых, зачастую на местах вопросы охраны наследия курируют люди, не имеющие специального образования, соответственно, в некоторых вопросах они не разбираются. Во-вторых, к объекту наследия, по сути, нет отношения как к собственности, которая требует постоянного внимания, ухода. Например, есть на территории района какой-то памятник архитектуры, но реставрировать его нет возможности. Понятно, что средства местных бюджетов расписаны, а привлечь бизнес к участию в восстановлении памятника не так просто. Но элементарно следить за состоянием территории объекта, скосить траву или сделать навес, чтобы стены не разрушались под воздействием природных факторов, под силу, большие средства для этого не нужны.

Жанна КОТЛЯРОВА,

БЕЛТА.-0-


Погода
Минск
Барановичи
Бобруйск
Борисов
Брест
Варшава
Вильнюс
Витебск
Гомель
Гродно
Жлобин
Киев
Лида
Минск
Могилёв
Мозырь
Москва
Орша
Полоцк
Рига
Санкт-Петербург
Солигорск
МЧС предупреждает
Курсы валют
Нацбанк Лучшие курсы
Покупка Продажа
EUR
2.4078 BYN 2.405 BYN 2.414 BYN
USD
2.0999 BYN 2.099 BYN 2.104 BYN
RUB
3.215 BYN 3.208 BYN 3.22 BYN
Подробнее курсы валют нацбанка Лучшие курсы
ТВ программа

Видео

Безбагажные билеты на рейсы "Белавиа" могут появиться в течение полугода

Инфографика

Упрощение процедуры госрегистрации и снятия с учета автомобилей Постановление принято в соответствии с законом от 5 января 2008 года "О дорожном движении" и вступает в силу через три месяца после официального опубликования.
Пресс-конференция Анатолий Котов,
Сергей Шаблыко,
Надежда Анисовец,
Максим Кошкалда
6 ноября, 11:00 Европейские игры – 2019: подготовка спортивной инфраструктуры, билетные программы, работа с волонтерами
Пресс-конференция Анатолий Сивак,
Александр Головнев,
Сергей Дубина,
Артем Сикорский
23 октября Развитие транспортной инфраструктуры в Беларуси: предварительные итоги 2018 года и планы до 2020 года
Пресс-конференция Анастасия Сорокина,
Владислав Ковалев,
Ланита Стецко
11 октября Беларусь примет 45-ю Всемирную шахматную олимпиаду
Пресс-конференция Ольга Прудникова,
Михаил Малашенко,
Ия Малкина,
Сергей Щербаков,
Григорий Бондарев
4 октября Цели устойчивого развития Республики Беларусь: энергетика, экология, энергоэффективность
Пресс-конференция Владимир Улахович 26 сентября "Школа экспорта" - проект БелТПП для бизнеса