ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Флаг Вторник, 7 февраля 2023
Минск Сплошная облачность -2°C
Все новости
Все новости
БелТА Плюс
11 января 2022, 12:17

Помог Пугачёвой, а потом ушёл из «Песняров». Кашепаров о том, как всё было на самом деле

Фото БЕЛТА
Фото БЕЛТА

Эксклюзивное интервью солиста золотого состава культового ансамбля «Песняры» Анатолия Кашепарова. Говорим о том, как он помог избежать больших проблем Алле Пугачевой, почему ушел из «Песняров» и не вернулся, хотя Владимир Мулявин просил об этом, и что позволило остаться исключением среди музыкантов ВИА, где все женились и разводились по несколько раз.

Мы, детвора, с любопытством наблюдали, как дачники, среди которых были и писатели, делили навоз

Анатолий Ефимович, расскажите о самых ярких воспоминаниях вашего детства.

– В моей семье музыкантов не было. Отец, директор школы, преподавал химию, физику и математику. Мама работала в Доме печати машинисткой-корректором. Она редактировала книги белорусских писателей, потому что хорошо знала мову, и благодаря этому у нас собралась отличная библиотека.

Когда родителям дали новую квартиру на улице Чернышевского, среди наших соседей оказалось много писателей: Язеп Пуща, Эдуард Волосевич, Пилип Пестрак... В перерыв они шли на обед домой, и мы с пацанами любили над ними в это время подшутить.

Дача у родителей была в Зеленом, в садовом товариществе «Лысая Гора». Нил Гилевич про это место написал поэму «Сказ пра Лысую Гару». Мы, детвора, с любопытством наблюдали, как дачники, среди которых были и писатели, делили навоз – он тогда был дефицитом.

Кто повлиял на ваш выбор профессии?

– Обычный деревенский баянист! Я был на свадьбе, и мне понравилось, как здорово он играет. После этого захотел освоить баян и решил поступать в музыкальное училище. В Минске прием уже закончился, поэтому вступительный экзамен я сдавал в училище в Молодечно. Поступил.

Мулявин позвал меня на репетицию. Помню, как всю ночь не спал: волновался, переживал. В результате никуда не пошел

А как вы попали в «Песняры»?

– Учился в политехническом институте, там были очень музыкальные ребята. Мы создали коллектив «Синие гитары». Для выступлений все сделали сами: смастерили звуковые колонки в столярном цеху, сшили костюмы с эполетами, вырезали гитары, которые тогда невозможно было купить. Я был солистом, ребята мне подпевали. Пользовались большой популярностью среди студентов, потому что подражали многим западным группам, в том числе The Beatles.

Играли мы в ресторане гостиницы «Юбилейная», где жили самые известные артисты со всего Советского Союза, когда давали концерты у нас во Дворце спорта. Они видели наши выступления. Сначала на меня обратил внимание Павел Слободкин – руководитель ВИА «Веселые ребята». Там же я познакомился с Муслимом Магомаевым. Однажды после концерта музыкальный руководитель Белгосфилармонии Лев Моллер и Владимир Мулявин пригласили меня за стол. Мулявин позвал меня на репетицию – к 10 утра следующего дня. Помню, как всю ночь не спал: волновался, переживал. В результате тогда никуда не пошел.

Но от судьбы не уйдешь.

С Владимиром Мулявиным мы случайно встретились спустя три месяца. Он поинтересовался: «Ну что же ты не пришел тогда? Давай завтра на репетицию, к 10 утра». В этот раз я не подвел Владимира Георгиевича. Уже через три дня поехал с «Песнярами» выступать в Лиду и Гродно, а через два месяца – на гастроли в Чехословакию.

Неизвестно, чем бы та ситуация закончилась для Аллы Борисовны

Правда ли, что Алла Пугачева просила Мулявина передать в США письмо на «Голос Америки», но вы порвали его?

– Просила не Алла Борисовна, а ее муж – режиссер Александр Стефанович, который снял фильм «Женщина, которая поет». Хотя позже он уверял, что никакого письма не было. Но я точно знаю: перед отлетом в США у нас была пресс-конференция, Стефанович передал Мулявину письмо. После я его увидел уже лежащим на полу. В письме, адресованном сенату США, была просьба оказать помощь талантливой певице Пугачевой. Я тогда решил: если оно валяется на полу, значит, ребята отказались его передавать – во избежание неприятностей в первую очередь для самой Пугачевой. В то время стукачи могли донести обо всем в КГБ, поэтому я поднял письмо, порвал и выбросил в урну. Считаю, правильно сделал. Неизвестно, чем бы та ситуация закончилась для Аллы Борисовны.

Никто не предполагал такого феноменального успеха «Вологды»

Читал, что белорусские туристы слышали «Александрыну» в одном из католических храмов Рима. Местный священник настолько был впечатлен мелодией, что она долгое время вдохновляла прихожан. А какая песня «Песняров» ваша любимая?

– Мулявин был очень талантливый, как в народе говорят, поцелованный Богом. Всегда находил хорошую поэзию для своих композиций, которые потом имели успех. Мне очень нравились «Ванька-встанька» на стихи Евгения Евтушенко и «Песня о доле». Помню, как Мулявин мне говорил: «Толя, в этой песне я отдал тебе всю душу». Люблю песню Игоря Лученка «Баллада о матери», которую в основном я и пел. Она меня пробирала до мурашек.

Вы не вспомнили «Вологду», без которой не обходился ни один концерт. А правда, что Мулявин настолько не любил ее, что, как только она начинала звучать, уходил курить?

– Конечно, неправда. Это музыкант Володя Ткаченко сказал, что Мулявин ненавидел «Вологду». Никогда он не уходил на перекур, когда она начиналась, – наоборот, мне подыгрывал.

«Вологду» просят исполнить на каждом концерте, и я уважаю мнение народа. Попробуйте отыскать песню, чтобы ее настолько любил зритель! Многие не знают, что «Вологда» впервые прозвучала в 1932 году. А потом благодаря Мулявину получила второе рождение и новое звучание. Никто не предполагал такого феноменального успеха. Пару лет назад в Вологде пошутил со сцены: «Я столько пел о вашем городе, что руководство уже могло подарить мне квартиру! Или хотя бы звание почетного жителя». После этих слов все зрители встали и стали аплодировать.

Когда «Песняров» хотели разогнать, Машеров с вопросом «А кто петь будет?» нас отстоял

Недавно исполнилось 103 года со дня рождения Петра Машерова. Говорят, «Песняры» сопровождали его в Берлин в прицепном вагоне.

– Да, было такое. На одну из репетиций пришел наш директор и сообщил: вечером собираемся на железнодорожном вокзале, поедем в спецвагоне в Берлин с делегацией Советского Союза, которую возглавляет Машеров. В Берлине мы отлично выступили. Петр Миронович благодарил, а после того концерта и поддерживал. Когда «Песняров» хотели разогнать, Машеров с вопросом «А кто петь будет?» нас отстоял. Он был скромный и приятный в общении, несмотря на высокое положение. И в том числе за это его все уважали.

Прихожу в ужас: цена билета – от 100 до 300 рублей. Как можно так обесценивать имя легендарных исполнителей?

У «Песняров» славная история, но сейчас шесть групп используют название легендарного ВИА. Как вы к этому относитесь?

– При Мулявине отбор в «Песняры» был очень жесткий. Некоторые ребята работали у нас по два года, но не входили в основной состав – им давали время себя показать. Сейчас же те, кто был с коллективом чуть ли не пару-тройку дней, бессовестно называют себя «песнярами». При этом они совершенно не дорожат авторитетом прославленного коллектива. Когда я вижу в России их афиши, интересуюсь стоимостью билета. И прихожу в ужас: цена – от 100 до 300 рублей. Как можно так обесценивать имя легендарных исполнителей?

Хорошо, что есть люди, которые помнят настоящих «Песняров» и часто приглашают меня на выступления в Россию, Украину, Казахстан, Литву, Эстонию и Германию. Раньше я был скромным человеком, но теперь считаю, что иногда нужно высказать свое мнение, чтобы сохранить хорошую память о знаменитом ансамбле, где я проработал 20 лет. Мне неприятно, когда пытаются переписать его историю. Недавно телеканал ОНТ снимал программу, посвященную 80-летию Владимира Мулявина. В одном из сюжетов я говорю: в любом коллективе нужен лидер, за которым все пойдут, образно говоря, как стадо баранов, во главе которого всегда есть главный баран, ведущий в нужном направлении.

Нашелся человек в Украине, который сделал нарезку этой программы так, что получилось, будто я всех, кто работал в «Песнярах», в том числе самого Мулявина, обозвал баранами! И понеслись оскорбления в соцсетях... Хочу обратиться к людям, которые удаляют хорошие отзывы обо мне и пишут гадости! По-доброму прошу: попридержите коней, берегите здоровье. Я уважаю всех, кто когда-либо работал с Мулявиным.

Пришлось сделать выбор и уйти из «Песняров»

А почему вы ушли из «Песняров»?

– Во время перестройки наступил экономический и политический развал. Я стал задумываться о будущем, понимая: время идет, поколения меняются, а вместе с ними и музыкальное восприятие. Решил получить специальное высшее образование в ГИТИС, совмещая его по возможности с выступлениями. Но во время госэкзаменов неожиданно узнал: директор «Песняров» запланировал много гастролей. Я не мог подвести группу ГИТИСа, в которой вместе со мной учились Валерий Гаркалин, Клара Новикова, Людмила Рюмина, Мария Кодряну. Пришлось сделать выбор и уйти из «Песняров». Но через какое-то время мы случайно встретились с Мулявиным, и он предложил: «Как только ты отдохнешь, можешь вернуться». Но к тому времени я уже собирался уезжать с семьей в Америку.

В одном из интервью вы говорили, что в США «все приходилось прошибать лбом»...

– Туда я ехал с надеждой, что продолжу заниматься творчеством. Но довольно быстро понял: на этом деньги не заработаешь, а содержать семью нужно. Хотел, чтобы мои дети были со своими американскими друзьями в равных условиях. Приходилось много работать. И в то же время я сам возил детей на учебу, ходил на все школьные мероприятия, концерты, а на каникулах мы путешествовали по Америке. Большую роль в нашей адаптации к жизни в США сыграла моя жена Лариса, которая успешно справлялась и дома, и на работе.

Мы были вынуждены вернуться в Советский Союз

«Песняры» первыми из советских ВИА выступили в США. Один тамошний журналист, побывав на концерте, написал: «Поют – как боги, играют – как дети». Как вы к этому отнеслись?

– До сих пор считаю, что тот журналист был не прав. Все другие прочитанные нами отзывы оказались восторженными. Мы тогда были на пике популярности! В аэропорту прямо к самолету для «Песняров» подогнали большой автобус и отвезли в конференц-зал, где было много репортеров. После огромного количества вопросов кто-то спросил: можем ли спеть а капелла? Мы исполнили «Ой рана на Iвана». Когда песня закончилась, повисла долгая пауза, а потом – разразился гром оваций.

Помню, на наших концертах американцы плакали и говорили: «Мы не понимаем, о чем вы поете, но чувствуем ваши души». Госконцерту мы зарабатывали хорошие деньги, но не обошлось без интриг. Когда «Песняры» прилетели в Америку в третий раз, нам предложили играть совместные концерты с Томом Джонсом и контракт на выступления в Лас-Вегасе на полгода. Это кому-то не понравилось, и через две недели за нами прислали пустой самолет. Мы были вынуждены вернуться в Советский Союз.

Когда в первый раз увидел будущую жену, предложил: «Посидите со мной»

Правда, что с будущей супругой вы познакомились в антракте концерта в витебском Доме офицеров?

– Да, так и есть. Тогда я решил отдохнуть, уединился на втором этаже. Лариса уходила в это время с работы, я проводил ее взглядом. Спустя некоторое время она вернулась в свой кабинет – что-то там забыла. Когда вышла, я предложил: «Посидите со мной». Мы поговорили, выяснилось, что завтра Лариса едет в Минск сдавать сессию в институте культуры, где училась на хоровом отделении. В итоге мы поехали в столицу вместе, впереди у меня было два выходных.

Не секрет, что многие из «Песняров» женились и разводились не раз. Ваша семья – исключение. В чем секрет столь прочного брака?

– Помимо любви, должны быть друг перед другом обязательства и привязанность. Нужно не разбрасываться отношениями, а беречь их. В отношениях ты отдаешь человеку что-то дорогое, а когда разрываешь их, все это теряешь. Нельзя расходовать себя понапрасну.

***

Солист золотого состава ансамбля «Песняры» (1971–1989 годы), заслуженный артист Белорусской ССР Анатолий Кашепаров родился 15 октября 1950-го в Минске. В 1989 году окончил ГИТИС по специальности «Эстрадная режиссура».


| Артур МЕХТИЕВ, газета «7 дней».
| Фото БЕЛТА.


Новости рубрики БелТА Плюс
Топ-новости
Свежие новости Беларуси