ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Флаг Понедельник, 29 ноября 2021
Минск +5°C
Все новости
Все новости
Комментарии
19 октября 2021, 16:30
Оксана Давыденко

Бездомное или домашнее - любое животное должно быть под защитой

Оксана Давыденко
Глава Ассоциации зоозащитных организаций

Будучи этой весной в Тбилиси, была приятно удивлена тем, как работает программа помощи бездомным животным. По сути, весь город стал для усатых и хвостатых домом. Котики во дворах прикормленные, собаки на улицах весьма упитанные, у большинства на ухе регистрационный желтый жетон - то есть все они были отловлены, пролечены, привиты, стерилизованы и выпущены в среду, где для них организованы специальные будки с теплыми подстилками, кормушки. Но будет ошибкой проводить сравнение: как там и как у нас. В Беларуси свое законодательство, иначе устроена инфраструктура и коммунальная система. Конечно, нельзя забывать и про финансирование. В этих условиях (где-то благодаря, где-то вопреки) наша зоозащита добивается порой удивительных результатов. О проблемах и переменах внутри сообщества любителей животных, о взаимодействии с госорганами и властями на местах корреспонденту БЕЛТА рассказала глава Ассоциации зоозащитных организаций Оксана Давыденко.

Ассоциация зарегистрирована в Беларуси 7 декабря 2020 года, чтобы способствовать переходу зоосообщества от разрозненных действий к глобальной и стратегической работе. Это и скоординированное участие в нормотворчестве и формировании правоприменительной практики, и изменение культуры отношения к животным, и развитие интеллектуального волонтерства в этой сфере.

Нашли собаку - сообщите в милицию

"За это время нам особенно удалось продвинуться в направлении правоприменения. Не могу сказать, что мы получили полностью результат, на который рассчитывали. Но с учетом того, что год реально был непростой из-за эпидемиологической обстановки, добились некоторых успехов. Были приятно удивлены, когда министерства и ведомства, слыша четко сформулированные просьбы и предложения, вникали и реагировали. МВД, его руководство в частности, - наши лидеры по взаимодействию на данный момент. В обращениях у нас было несколько пунктов - и по каждому мы от руководства ведомства получили четкие ответы, которые нам очень помогают работать. Конечно, пока сигнал сверху доходит до исполнителей, он немного искажается под влиянием человеческого фактора", - рассказывает Оксана Давыденко.

Есть, например, такой интересный нюанс в законодательстве, на который прежде никто особо не обращал внимания. Статьей 231 Гражданского кодекса Республики Беларусь предусмотрено, что при обнаружении безнадзорного животного человек должен в течение трех дней сообщить в милицию. И если не обнаружится владелец, нашедший или любой другой человек может стать новым собственником животного только по истечении 6 месяцев.

"Когда мы обозначили впервые волонтерам необходимость оповещать органы внутренних дел о находке животного, многие удивились: "Что, мы по каждому найденному животному будем милицию вызывать?" И это действительно казалось гражданам странным: зачем беспокоить милицию по таким поводам? Но в то же время мы получаем много сигналов с мест о конфликтах между волонтерами и владельцами найденных животных, которые объявляются позже, когда волонтер начал проводить какие-то манипуляции, вплоть до кастрации. Иногда хозяин в таких случаях предъявляет претензии, - отмечает Оксана Давыденко. - А если еще это какой-то недобросовестный владелец, который содержит животное не в лучших условиях, возвращать ему питомца волонтеры не очень спешат. Словом, ситуации разные, но конфликты бывают". Хотя судиться по поводу кастрации животного вряд ли кто-то станет (пока прецедентов не было), но ситуация все же малоприятная.

Итак, возник вопрос - и его ассоциация в письменном виде адресовала МВД. Попросили разъяснить, как можно, не вызывая милиционера, работать по этой норме ГК. "И мы получили внятный ответ: электронное обращение. Есть уже форма такого заявления, которую мы стараемся использовать. Конечно, остается и вторая сторона вопроса - обязанность милиции по такому заявлению разыскивать животное", - добавляет собеседница.

Реакция на местах тоже бывает комичной. Участковые удивляются, некоторые даже лично приезжают посмотреть на странных заявителей. Но убедившись, что обращение адекватно и соответствует закону, понимают, что имеют дело не с паникующим обывателем, а с подкованным в правовых вопросах, сознательным членом общества.

"Мы ориентируем волонтеров на правопослушное поведение. Потому что если ты себя подстраховал таким заявлением, тебе же потом проще", - заключает Оксана Давыденко.

Если обратиться к вопросу поиска хозяина, то тут сдвигов в сторону улучшения чуть меньше. На сегодняшний день наиболее эффективно помогают соцсети. Недавно появившаяся на рынке разработка участников конкурса SocialWeekend - Petsi.by (система поиска пропавших домашних животных) - работает, но помочь может не всегда. Поэтому для владельцев самый уместный совет - чипируйте питомцев. Гарантий найти их (или, наоборот, найти хозяев потеряшки) гораздо больше. Стоит напомнить и о том, что в КоАП предусмотрена обязанность владельца животного в течение трех дней сообщить по месту регистрации питомца о его утрате. Бездействие будет приравниваться к избавлению от животного. Мера жесткая, но того требует реальность: увы, поток домашних животных, которые оказываются на улице по вине владельцев, весьма значительный.

Чей жетон?

"Сейчас больше людей стали регистрировать своих домашних животных. В том числе на это повлияла проверка Генпрокуратуры в позапрошлом году. Как и вакцинация питомца, это обязанность владельца", - отмечает Оксана Давыденко. Норма предусмотрена Правилами содержания домашних собак, кошек, а также отлова безнадзорных животных в населенных пунктах Беларуси (далее - правила). Они действуют более 20 лет и строго регламентируют сроки: домашние питомцы должны быть зарегистрированы в ЖЭО по месту жительства либо в товариществе собственников в течение трех дней со дня приобретения, а щенки и котята - в возрасте от 3 до 3,5 месяца.

Кстати, будет аргумент для кошатников, которые до сих пор этого не сделали по причине экономии: налог на Мурок и Барсиков уплачивать не надо. Налоговым кодексом установлено, что платить ежеквартально должны только владельцы собак (сумма включена в жировку и зависит от породы и размеров животного). Причем местные Советы депутатов имеют право уменьшать ставки налогов на собак. Предусмотрены льготы для неработающих пенсионеров, инвалидов по зрению, для которых собаки - это поводырь, и инвалидов 1-2 групп. Не облагается налогом собака, зарегистрированная в частном секторе (если она содержится не для целей предпринимательства).

Впрочем, у регистрации животных есть нюансы, из-за которых члены ассоциации в большинстве своем выступают за регистрацию посредством чипирования.

"Для нас важно установить, чье животное, если оно потерялось. Существующий механизм регистрации в том виде, в котором она происходит, не очень помогает. Особенно в регионах", - рассказывает Оксана Давыденко.

Например, была ситуация: люди в Минске нашли полупородистого пса. На нем был ошейник с регистрационным жетоном. По номеру жетона попытались найти владельца. Но до конца дня так и не смогли выяснить, где находится база таких номеров. Нашедшие живут за городом, собаку девать некуда - позвонили зоозащитникам. Зоогостиница согласилась принять собаку к себе на один день, заодно работники подсказали еще несколько телефонных номеров, чтобы попытаться найти хозяев. "До этого я уже начала ходить по кругу, тщетно обзванивая ЖЭСы, другие обслуживающие организации. Даже на прямую линию главе какого-то района звонила. У нас есть жетон, но где выяснить, откуда он, не знает никто. Электронного банка данных нет. И это в Минске! А представьте, что в регионах... Большое спасибо соцсетям, в которых мы разместили фотографию пса - и нашлись владельцы", - описывает трудности поисков зоозащитница.

В столице, например, порядок таков, что по заявкам ЖЭС или ТС отдел по благоустройству, санитарному содержанию жилищного фонда ГО "Минское городское жилищное хозяйство" выдает определенное количество регистрационных жетонов. Какие у кого порядковые номера оказываются, знают только в этом отделе. Точнее, предполагается, что должны знать, но электронной регистрации нет, а кто вообще в городском ЖКХ отвечает за этот учет, прояснить не удалось. На местах сведения по районам тоже содержатся только на бумажных носителях - и здесь включается человеческий фактор: то работнику не дозвониться, то он в отпуске, то заболел...

А если надежды на жетон и журнал учета немного, то, очевидно, регистрация посредством чипирования куда надежнее. И эта простая манипуляция не стоит дорого, как многие думают.

Заработало! Как применяется временное изъятие животного

Убедившись, что с МВД работать получается, есть отклик, глава ассоциации решила, что стоит пройтись и по другим насущным вопросам - и попала на прием к первому заместителю министра внутренних дел Юрию Назаренко.

"Приняли очень душевно, хотя было и удивление: по проблемам зоозащиты обычно не приходят. Но у нас с коллегами по зоозащите были четко обозначенные вопросы и аргументы со ссылками на законодательство и примеры из правоприменительной практики. Так что разговор получился конструктивным. Первый вопрос был по новшествам в административном и уголовном процессах, которые появились в начале этого года. Это статьи 16.29 и 16.30 КоАП и изменения в ст. 339-1 в УК. Все о жестоком обращении с животными и нарушениях правил содержания. Милиция на местах еще не успела наработать практику применения новых норм, многие просто не знают, как по ним работать. Зоозащитникам приходится по конкретным ситуациям звонить, доказывая и объясняя, что есть основания для начала уголовного или административного процесса. Наше предложение заключалось в том, чтобы первый замминистра проинформировал подчиненных во всех регионах о важности применения этих норм, провел какой-то правовой ликбез", - рассказывает Оксана Давыденко.

Уже через несколько дней на селекторном совещании тема прозвучала. И пусть не быстро, но на местах взаимодействие с милицией по таким делам стало более продуктивным.

Нашел понимание у руководства МВД и второй важный для зоозащитников вопрос. Это временное изъятие животного при подозрении на жестокое с ним обращение.

"Как было раньше? Люди видели, что кто-то морит голодом свою собачку, та, несчастная, на цепи помирает. Но когда на такое сообщение приходит милиционер, владелец ему говорит, что все под контролем, собака просто приболела, потому худая. А так все хорошо. В итоге нередко до второго визита участкового, когда в набат бьют неравнодушные, животное просто не доживает. А ведь можно и нужно при подозрении на жестокое обращение на время разбирательства изымать питомца, есть действующий процессуальный механизм", - отмечает Оксана Давыденко.

Она приводит нашумевшую в одном из областных городов историю с котенком, которого мальчик вместе с бабушкой "выгуливал" на шлейке. Животное мотало, словно тряпочку. Все это попало на видео - в соцсети. Конечно, зоозащитники обеспокоились судьбой котенка (жив ли он, если да, то надолго ли, если в этой семье с ним так обращаются). Ассоциация подключилась к разбирательству.

"Пожалуй, это был один из первых случаев, когда животное в итоге временно изъяли. Правоохранители сработали как часы. Начальник РОВД отреагировал на звонок, выслушал, убедился, что это не какие-то фантазии. Также я объяснила, зачем это нужно сделать: прекратятся возмущения в интернете, волнения в обществе", - добавляет собеседница.

Механизм на самом деле очень простой. Составляется акт передачи на временное хранение - волонтерам, любому, кого волнует судьба животного. В этот период он несет за четвероного друга ответственность. А милиция проводит проверку. По ее итогам либо владельца привлекают к ответственности, если его вина доказана, либо, если нет, он получает питомца обратно. Бывают случаи, когда человека не привлекают либо наказание не устраивает зоозащитника. Тогда возвращать животное приходится. Но, наверное, к счастью, в процессе проверки некоторые владельцы сами подписывают заявление, что они отказываются от животного.

Нет тела - нет дела

Был и еще один вопрос, который прозвучал на встрече с первым замминистра. Про реализацию возможностей по сбору доказательной базы для привлечения к ответственности за травмирование или убийство животного. Дело в том, что зоозащитников всегда отсылали в Витебскую государственную академию ветеринарной медицины, если нужно было провести экспертизу травмированного или получившего увечье животного, а также тела питомца, погибшего от жестокого обращения. Без такой экспертизы доказательств по делу, как правило, недостаточно. Даже если у вас есть видеозапись издевательств. Все потому, что по закону животное является имуществом с особым статусом и при этом еще и уликой в таких делах.

"Понятно, что доезжают до витебской ветакадемии немногие. Плюс возможности ее ограничены, все-таки основная деятельность вуза - обучать студентов, а не проводить экспертизы", - отмечает Оксана Давыденко.

На приеме она обратила внимание Юрия Назаренко на то, что зоозащитники не могут привлекать в качестве эксперта стороннего специалиста. Зато это как раз в силах правоохранителей.

"Как я понимаю, этот момент был доведен до сотрудников на местах. Благодаря чему в Бресте мужчина был осужден за то, что выбросил в окно кота, - в рамках разбирательства удалось с помощью милиции провести экспертизу и получить доказательство того, что кот не сам упал с подоконника, а его умышленно выбросили. Четвероногий разбился насмерть. К сожалению, наказание было совсем не таким, как мы рассчитывали. Но как минимум мы получили хорошую практику", - говорит зоозащитница.

Вместе с тем еще остаются в "слепой" зоне те живодеры, которые, не дожидаясь проверки, избавляются от беззащитной улики. В итоге нет тела - нет дела. И никто даже не узнает, что там творилось за четырьмя стенами квартиры. Поэтому коты, которых в отличие от собак не выгуливают, в зоне особого риска.

Есть и еще один пробел в законодательстве, который позволяет некоторым людям безнаказанно убивать животных. Такой лазейкой пользуются отдельные представители служб отлова. В то время, как в основной своей массе работники просто выполняют задачу по отлову, встречаются люди с необъяснимой жестокостью, которые убивают животное на улице, даже не разобравшись, есть ли у того хозяин, представляет ли оно опасность. Среди случаев, которыми занимались зоозащитники, есть и факты убийств домашних собак с ошейниками. Но ввиду того, что к уголовной ответственности представителя службы отлова привлечь нельзя, провести экспертизу, которая могла бы доказать факт передозировки препарата, используемого при отлове, крайне сложно.

Не изобретать велосипед, а крутить педали

С момента создания ассоциации зоозащитники бодро включились в работу над проектом закона "Об ответственном обращении с животными". Они убеждены: для систематизации правовых норм необходим комплексный нормативный акт.

"Весь год мы совместно с группой депутатов активно работали по проекту закона. Но к осени немного "подкисли". Жаль, что пока не удалось его продвинуть. На этот год, очевидно, уже не успеем, будем пытаться в следующем. Проект очень сложный. Дело еще и в том, что мы даже правила в обновленном виде пока принять не можем - второй год на исходе. С моей точки зрения, надо хотя бы продвинуться на первичном уровне - обновить действующие нормы", - отмечает Оксана Давыденко.

Для зоозащитников в правилах есть несколько принципиальных моментов. Один из знаковых - изменение критериев ограничения численности животных в домохозяйстве. Фактически существующие ограничения делают невозможной деятельность волонтеров. Например, нельзя принести домой животное, если у тебя уже есть два. Кроме того, не всех кошек и собак удается пристроить, особенно животных-инвалидов. Они часто остаются у волонтеров на доживание. Если критерии ограничения численности будут изменены, станет легче и так называемым передержкам, и волонтерам.

Возвращаясь же к теме закона "Об ответственном обращении с животными", надо отметить, что само принятие такого акта - не панацея.

"Когда мы стали плотно заниматься правоприменением, то увидели, что есть достаточное количество норм, по которым уже можно работать, но этого никто не делает. С этого и надо начинать", - считает руководитель ассоциации.

Мой адрес - не дом и не улица

"Ни один зоозащитник не хочет, чтобы животное жило на улице. Лично мне было бы страшно, если бы мой питомец там оказался. Потому что не все граждане любят животных, находятся и те, кто намеренно проявляет к ним жестокость - из страха, нелюбви или просто садистской натуры, - говорит Оксана Давыденко. - Мы видим, какое количество конфликтов вызывает даже кошачье семейство во дворе. Что уже говорить о собаках. У многих они вызывают ужас - даже самая невинная маленькая дворняжка в представлениях вырастает до масштабов волкодава".

Поэтому к программе ОСВВ (отлов, стерилизация, вакцинация, выпуск в среду обитания) она хоть и относится положительно, но с оглядкой на наши реалии.

Проекты такой программы негласно уже реализовываются и в регионах, и в столице. Но внедрить такую практику повсеместно при существующих правилах нельзя.

"В Барановичах сейчас вот тоже волонтеры договорились с местными органами исполнительной власти о том, что служба отлова будет привозить бездомных котов в ветклинику, где их будут стерилизовать за счет средств, которые собрали неравнодушные граждане. И потом выпускать в места обитания. Инициатива классная. Но я опасаюсь таких вещей, потому что они не могут быть оформлены документально. По существующим правилам, все животные на улице подлежат отлову. Вот почему мы надеемся, что предложения по их изменению примут как можно скорее", - добавляет Оксана Давыденко.

Тогда как минимум в отношении котов программы по ОСВВ заработают. Потому что уже то и дело пробиваются локальные инициативы, где-то во дворах даже при поддержке ЖЭСов возводятся "теремки" с кормушками для местных уличных котиков.

"Но это должен быть переходный этап. Я надеюсь, что мы доживем до того момента, когда в Беларуси будет создана сеть приютов для бездомных животных", - продолжает развивать тему собеседница.

Сейчас де-юре в Беларуси не наберется и 5 приютов. И появляются новые им альтернативы, которые не могут действовать легально - потому что существуют ветсанправила, такие же древние и непроходимые, как Китайская стена. К примеру, в них прописана номенклатура помещений, которые обязательно должны быть организованы в приюте: операционная, комната для эвтаназии, перевязочная. "Но в приюте не нужна комната для эвтаназии, как не нужно и постоянное наличие врача. Волонтеры при необходимости везут четвероногого бродягу в ветклинику. Мимо ветеринара животное в приют не попадет - это подвергнет опасности и его, и других постояльцев", - аргументирует Оксана Давыденко.

Все эти и другие моменты не раз упоминались ассоциацией при обсуждении с Минсельхозпродом. Ведомство согласилось принять предложения по изменению ветсанправил. Чтобы в них, наконец, появилось и определение термина "приют", и адекватные требования к таким учреждениям. Чтобы те, кто хочет помочь братьям нашим меньшим, могли это сделать по всем правилам.

Екатерина КНЯЗЕВА,

БЕЛТА.-0-

Топ-новости
Свежие новости Беларуси