ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Флаг Среда, 16 июня 2021
Минск Переменная облачность +15°C
Все новости
Все новости
Комментарии
07 апреля 2021, 12:37
Юрий Ярмолинский

"Большая игра" 2.0 в Азии: ставки повышаются

Юрий Ярмолинский
Юрий Ярмолинский
Аналитик Белорусского института стратегических исследований

Даже беглый взгляд на происходящие в мире события не оставляет сомнений в том, что Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР) продолжает оставаться в топе международной повестки.

Китай-Иран: новая "сделка века" - балансир влияния США

Вслед за ВРЭП, саммитом на высшем уровне "четверки" и рядом мелких поводов состоялось еще одно историческое событие - 27 марта в Тегеране между Китаем и Ираном подписан договор о всестороннем всеобъемлющем стратегическом сотрудничестве, что стало финализацией переговоров на высшем уровне 2015 года во время визита Си Цзиньпина в иранскую столицу.

Документ представляет собой 25-летний план с изложением перспективы долгосрочного сотрудничества в политико-стратегической, экономической, научно-технологической, культурной и гуманитарной сферах с акцентом на эффективное участие Ирана в инициативе "Пояс и путь".

Эксперты полагают, что заключение соглашения для Китая, скорее, политический проект. Оно дает гарантию на случай серьезного обострения с США в Персидском заливе. Для Ирана - это прежде всего попытка обеспечить стабильность торговых отношений в условиях внешнего давления, ослабить воздействие антииранских санкций и свести на нет изоляцию на международной арене.

Накануне мартовского визита в Тегеран главы китайского МИД гендиректор Национальной южной нефтяной компании Ирана заявил, что Иран готов вернуться на мировые нефтяные рынки с учетом увеличения добычи нефти на 30% в первой половине предыдущего иранского календарного года и планов нарастить дополнительно на 10%. По оценкам Refinitiv Oil Research, в марте из Ирана в Китай поступило около 3,75 млн т нефти, что эквивалентно 27 млн баррелей. Это превышает рекорд января прошлого года в 3,37 млн т, несмотря на санкции США.

Договор заметно подрывает стремление Вашингтона использовать стратегию экономической войны в отношении Тегерана. Вместо ограничения региональных амбиций санкции позволяют Китаю планомерно наращивать свое присутствие в Иране. Очевидна и в целом возрастающая роль Китая на процессы на Ближнем Востоке на фоне снижения там американского присутствия.

Все это пока преждевременно считать финальным провалом США в сдерживании растущего влияния Китая. Однако очевидно, что иранский кейс заметно портит Вашингтону его планы.

Характерно, что на следующий день Байден выразил обеспокоенность крепнущими связями Тегерана и Пекина. А Евросоюз и вовсе наложил санкции на 11 иранских силовиков (среди которых члены "Басидж", структуры "народного ополчения", принадлежащей КСИР) из-за репрессий против протестующих в ноябре 2019 года.

При этом запреты на поездки и замораживание активов станут первым случаем, когда ЕС ввел санкции против Ирана за нарушения прав человека с 2013 года при отсутствии внятной позиции по ядерной сделке. Очевидно, что Байден и его администрация через европейских партнеров посредством правозащитной тематики усиливают давление на Хаменеи, который отказывается от переговоров по ядерной сделке.

Далеко не все в Иране с восторгом встретили подписание договора с Китаем. В ряде провинций прошли немногочисленные локальные акции протеста. Тем временем в иранских СМИ реакция была сдержанная, но и там некоторые обозреватели напоминали, что в отношениях с китайцами следует проявлять осторожность. Вместе с тем не следует переоценивать антикитайские настроения в Иране (если не брать в расчет внешний подогрев), где уже три года люди живут в ситуации падения реальных доходов. В такой обстановке недовольство возникает по любому поводу, а протесты стали обыденностью, нарушаемой лишь коронавирусными локдаунами.

Китай-США: конец гегемонии доллара?

Противостояние с американцами подталкивает Китай к созданию альтернативы западному фондовому рынку и международной платежной системе. Китайские власти изучают возможность открытия биржи с возможностью листинга там как китайских компаний, торгующихся в Гонконге и США, так и местных подразделений Apple и Tesla.

Многолетние усилия КНР по дедолларизации приносят свои плоды. По данным Financial Times, доля США в двусторонней торговле упала с 90% в 2015 году до 46% в I квартале 2020 года, впервые опустившись ниже 50-процентной отметки. Также ведутся переговоры между странами БРИКС (Бразилия, РФ, Индия, КНР и Южная Африка) об использовании их собственных валют во внутриблоковых транзакциях.

Шесть крупных коммерческих банков Китая активизируют усилия по созданию цифровых кошельков через свои учетные записи в WeChat, чтобы придать импульс испытаниям цифрового юаня.

Народный банк Китая провел первое тестовое испытание его трансграничного применения совместно с финансовыми властями Гонконга. Дальнейшее расширение зоны использования в международных транзакциях позволит Китаю существенно отказаться от транзакций, фиксирующихся SWIFT с третьими странами, что станет важным шагом в интернационализации китайской валюты, а также инструментом для работы со странами, попавшими под санкции Запада.

Экспансия китайской цифровой валюты в конечном итоге ослабит контроль США над глобальными платежами и, следовательно, поставит под угрозу политику санкций и значительную меру американской власти в мире. Возможно, она может и не стать доминирующим стандартом платежей, но будет в состоянии создать параллельную систему обхода американского регулятора.

Дедолларизация мировой экономики является очевидным трендом, пусть и не слишком быстрым. И хотя доллар США по-прежнему является крупнейшей резервной валютой центробанков мира, в прошлом году его доля упала до самого низкого уровня за 25 лет. По данным МВФ, в IV квартале 2020 года его вес в мировых валютных резервах сократилась до 59,02% (в III квартале было 60,46%).

Но природа не терпит пустоты. По тем же данным, в IV квартале объем совокупных мировых валютных резервов в юанях вырос до $267,52 млрд (в III квартале - $245,55 млрд). Таким образом, доля юаня выросла до 2,25%, что является пиковым показателем с момента обретения китайской валютой статуса резервной наравне с долларом, евро, фунтом и иеной.

Вместе с тем Народный банк Китая не исключает риска дефолтов, спровоцированных внешними факторами, а именно пандемией и высокой волатильностью международного капитала. Эти риски включают колебания на рынках акций и ценных бумаг с фиксированным доходом, а также потенциальные дефолты по облигациям компаний из сферы недвижимости.

Китай-США: камень преткновения - технологии

По информации Министерства науки и техники КНР, расходы на фундаментальные исследования в период 14-й пятилетки (2021-2025), как ожидается, достигнут рекордного уровня - 8% от общих расходов на НИОКР. В 2019 году расходы Китая на такие исследования достигли 133,6 млрд юаней (около $20,4 млрд), что составило более 6% от всех затрат на НИОКР.

Китай сосредоточится на передовых научных исследованиях и одновременно будет привлекать больше ученых для проведения прикладных разработок в целях решения проблем в области национального развития и безопасности. Министерство разработает 10-летний план фундаментальных исследований, оптимизируя структуру дисциплин и научных исследований, способствуя развитию междисциплинарных изысканий.

В ответ Вашингтон, уже вложив в экономику $1,9 трлн, обсуждает принятие Закона о бесконечных границах, согласно которому в течение пяти лет будет выделено $100 млрд на финансирование исследований в 10 передовых областях, включая искусственный интеллект и машинное обучение, квантовые вычисления и информационные системы, а также передовые энергетические технологии. В Национальном научном фонде - федеральном агентстве, отвечающем за поддержку фундаментальных исследований, будет создано управление технологий для финансирования исследований в этих областях. Планируется увеличить расходы на исследования в университетах, создать специализированные исследовательские центры и увеличить финансирование сотрудничества с союзниками. Основная задача заключается в предоставлении федеральной поддержки фундаментальным исследованиям, которые заложат основу для ключевых технологий будущего, поскольку Вашингтон намерен играть в долгую игру в своем технологическом соперничестве с Пекином.

Китай-США: ничего личного - только бизнес

Очевидно, что американский бизнес не в восторге от геополитических "разборок" между Китаем и США.

Принимая во внимание, что финансовая либерализация Китая создаст огромную добавленную стоимость и прибыль для иностранных финансовых институтов, некоторые из крупнейших банков Уолл-стрит готовятся к расширению доступа к финансовому сектору Китая, стоимость которого уже сегодня оценивается в $47 трлн.

Так, Goldman Sachs увеличит количество сотрудников на материковой части Китая. JP Morgan Chase расширит свой бизнес по управлению активами и капиталом, а также инвестиционно-банковские операции. В 2019 году Morgan Stanley купил 2% акций у China Fortune Securities. PayPal стала первой иностранной компанией, предоставляющей услуги онлайн-платежей в Китае, после приобретения 70-процентной доли в китайской компании GoPay.

American Express стала зарубежным первопроходцем на китайском рынке пластиковых карт. Visa и MasterСard подали заявку на формирование сетевой клиринговой лицензии. S&P Global первой из иностранных фирм получила лицензию на предоставление услуг кредитного рейтинга на внутреннем рынке облигаций Китая.

Недавно руководство американской корпорации Boeing выразило опасение по поводу рисков закрытия китайского рынка на пользу конкурентам и призвало отделить торговлю от споров по правам человека, интеллектуальной собственности и т.д. В 2020 году акции Boeing Co. подешевели на 37% за год.

В исследовании Международного совета аэропортов (Airports Council International, ACI) сообщается, что в 2031 году Китай станет крупнейшим пассажирским рынком, обогнав США, а к 2040 году займет 18,3% доли мирового рынка пассажирских перевозок.

Китай-Великобритания: США мобилизует союзников

В создании широкой антикитайской коалиции в Европе США опираются на Великобританию.

Презентованная недавно внешнеполитическая и оборонная стратегия на ближайшие 30 лет "Глобальная Британия в эпоху конкуренции" назвала главной угрозой Китай и предполагает активное противостояние "полному спектру" угроз со стороны России (в 111-страничном документе Россия упомянута 14 раз, Китай - 29). Документ, по сути, стал крупнейшим концептуальным переосмыслением Лондоном основных областей своей внешней политики и безопасности со времен конца холодной войны.

Лондон обещает и дальше поддерживать либеральный миропорядок, назвал своим ближайшим союзником на долгое будущее США и анонсировал сдвиг внешнеполитических приоритетов в сторону Индо-Тихоокеанского региона.

Стратегия предусматривает прямой рост оборонных расходов на дополнительные 16,5 млрд фунтов, увеличение числа ядерных боеголовок и расширенное присутствие британских военных в разных частях мира.

К 2030 году страна намерена обзавестись необходимым для мониторинга всего космического пространства и отстаивания своих интересов в космосе, достроить космодром в Шотландии и с 2022 года начать запускать с него спутники.

В рамках укрепления внешнего влияния после Brexit создается новое спецподразделение для зарубежных операций, которое вскоре может принять участие в конфликтах на Ближнем Востоке и в Восточной Африке. Группа формируется по образцу американских "зеленых беретов", будет состоять из четырех батальонов численностью около 250 специально отобранных бойцов, в обязанности которых будет входить ведение кибервойны и сбор развединформации.

Обзор также подчеркивает приверженность Великобритании сотрудничеству с такими региональными государствами, как Япония, Южная Корея, Индонезия, Вьетнам, Малайзия и Сингапур. Однако, как ни странно, в документе вообще не упоминается "четверка", хотя это может быть дипломатическим нюансом.

В рамках стратегии Великобритания уже заключала торговые сделки с Японией, Австралией и начала переговоры с торговой группой Всеобъемлющего и прогрессивного Транстихоокеанского партнерства, в том числе с акцентом на оборонную составляющую.

Китай-Пакистан: ответный ход

Памятуя о давних связях между демократической партией США и пакистанскими элитами, Пекин действует на упреждение и предпочитает вести дела не с гражданским правительством в Исламабаде, а с военной верхушкой в Равалпинди. Заслуживает внимания недавняя встреча начальника штаба армии генерала Камара Джаведа Баджвы с послом Китая Нонг Ронгом. По данным СМИ, на встрече, где обсуждался прогресс в реализации Китайско-Пакистанского экономического коридора, вопросы региональной безопасности и афганский мирный процесс присутствовал… глава межведомственной разведки генерал-лейтенант Фаиз Хамид.

Китай на марше: кризис как возможность

Быстрое восстановление китайской экономики после пандемии коронавируса в сочетании с увеличением срока поставок морем и ростом цен сделали более привлекательной доставку грузов в Европу железнодорожным транспортом через Азию и Россию. По информации Financial Times, за первые два месяца 2021 года из Китая в Европу отправилось более 2 тыс. грузовых поездов - вдвое больше, чем годом ранее. В целом в 2020 году число отправок грузов по железной дороге выросло на 50% и в семь раз - с 2016 года.

Опираясь на торговые соглашения (например ВРЭП), Китай продолжает расширять свое влияние в мире. В 2019 году на Западную Азию приходилось 44% китайской нефтяной корзины, а Саудовская Аравия была крупнейшим поставщиком нефти с 16%-й долей в китайском импорте нефти. Благодаря таким отношениям геополитический вес Китая в экономической, энергетической и инфраструктурной структуре всего Индийского океана (от Южной Африки до Австралии через Западную, Южную и Юго-Восточную Азию) будет возрастать, смещая стратегический баланс в регионе в свою сторону.

Примерно 80% импортируемой Китаем нефти и 95% торговли с Ближним Востоком, Африкой и Европой проходят через Индийский океан и Малаккский пролив, которые контролируются США и Индией.

Россия как "балластный камень" в АТР

В условиях формирующегося в АТР нового геоэкономического подхода именно поддержка РФ имеет решающее значение для нового регионального порядка.

Российская дипломатия заметно активизировалась в АТР на фоне упомянутых выше событий. Достаточно посмотреть на плотность рабочего графика и географию визитов главы МИД РФ Сергея Лаврова, который после мартовских поездок в Китай и Южную Корею в апреле посетит Индию, Пакистан, Казахстан и Иран.

Визит в Нью-Дели должен подготовить почву для ежегодного двустороннего саммита, который в прошлом году впервые за 20 лет был отложен из-за пандемии. В повестке также стоят вопросы активизации "четверки", предполагаемая покупка систем С-400, от которой американцы отговаривают Индию со времен Трампа, а также итоги Московского формата внутриафганского диалога.

Похоже, "поворот России на Восток" приобретает все более устойчивый и необратимый характер, а кризис в отношениях с коллективным Западом только придает ему новую качественную динамику и подчеркивает географический охват.

Таким образом, новая "Большая игра" в Азии продолжается и идет с нарастающим повышением ставок. Основной вопрос заключается в том, кто же в итоге сорвет заветный джекпот…

P.S. "Азиатские заметки" автора (эти и более ранние) логично укладываются в контекст совещания у главы государства, в ходе которого рассматривался вопрос оптимизации дипломатического присутствия за рубежом. "Естественно, мир стремительно меняется, нам необходимо адекватно адаптироваться и грамотно распоряжаться имеющимися ресурсами по всем направлениям, в том числе и мидовскими", - сказал Александр Лукашенко.

Юрий ЯРМОЛИНСКИЙ,

аналитик Белорусского института стратегических исследований.-0-

Теги
мнения
Топ-новости
Свежие новости Беларуси