ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Флаг Воскресенье, 3 марта 2024
Минск Сплошная облачность +5°C
Все новости
Все новости
Комментарии
07 декабря 2023, 16:45
Георгий Гриц

Экономическая безопасность: от импортозамещения - к технологическому суверенитету

Георгий Гриц
Георгий Гриц
Экономический аналитик, кандидат экономических наук

Создание конкурентной продукции или повышение конкурентоспособности отдельной фирмы - задачи хоть и трудные, но вполне решаемые, а вот повышение конкурентоспособности отдельной отрасли или рейтинга целой страны на мировой арене - действительно сложная, имеющая долгосрочный характер задача. Причем в условиях переходной экономики роль государства в этом возрастает. В ситуации обострения геополитической конкуренции между развитыми странами и странами с переходной экономикой, которая перешла в острую стадию с началом пандемии COVID-19 и российско-украинского конфликта, это стало особенно заметно. Именно поэтому вопрос повышения эффективности участия государства в ключевых социально-экономических процессах экономики стоит очень остро. При этом сейчас важна даже не степень, а форма и эффективность государственного участия.

Импортозамещение, ставшее трендом в последние годы, - это тактическая задача властей Беларуси. Она, безусловно, важна, однако при этом нельзя допустить ситуации, которая описывается словами "за деревьями можно леса не увидеть". Поэтому необходимо уже сейчас ставить перед собой и стратегические задачи, а также формировать свои национальные приоритеты по аналогии с европейскими DeepTech-платформами.

Справочно. "Новая инновационная повестка Европы" (A New European Innovation Agenda) представляет собой план повышения конкурентоспособности Евросоюза, снижения к 2030 г. его импортозависимости от сырья и ключевых технологий, обеспечение ведущей роли ЕС в DeepTech-инновациях. DeepTech (глубокие технологии) - принципиально новые технологические решения инновационных компаний, в том числе стартапов, разрабатываемые с целью поиска ответов на глобальные вызовы и требующие долгосрочных научных исследований и существенных объемов инвестиций. К областям DeepTech чаще всего относят новые материалы, передовые производственные технологии, биотехнологии, блокчейн, робототехнику, фотонику, микроэлектронику, квантовые вычисления и др.

На повестку дня выходит такое состояние экономики, как технологический суверенитет. Хотя в экономической науке пока не существует однозначного определения данного понятия, большинство профильных экспертов подразумевают под технологическим суверенитетом возможность эффективного противодействия со стороны государства внутренним и внешним угрозам, а также иным деструктивным действиям, направленным на критически важные отрасли и/или предприятия.

В проекте Концепции национальной безопасности Республики Беларусь - 2022 есть близкое по смыслу понятие "научно-технологическая безопасность" - состояние защищенности научно-технологического и образовательного потенциалов от угроз, препятствующих развитию научной деятельности, созданию и внедрению инноваций и передовых технологий в реальный сектор экономики и другие сферы.

В то же время технологический суверенитет надо понимать, что речь не идет о том, что в стране нужно производить все промышленные изделия от гвоздей до космических кораблей. Очевидно, что есть страны, где производство некоторых групп товаров дешевле в силу исторической специализации, близости к дешевому источнику сырья или по причине низкой оплаты труда. С точки зрения высоких технологий, ситуация более сложная. За каждым современным производством стоит инженерная школа, сформированная десятилетиями, культура производства, ноу-хау, патенты, кадры, знания. К тому же, для создания глобальных инноваций нужны значительные инвестиции, часто превышающие даже не десятки, а сотни миллиардов долларов. Их могут позволить только немногие крупные страны или глобальные транснациональные корпорации (ТНК).

Справочно. Сегодня на недружественные страны приходится около 55% глобального ВВП и почти 2/3 мировых вложений в R&D (Research and Development - совокупность работ, направленных на получение новых знаний и их практическое применение при создании нового изделия или технологии, аналог НИиОКР). На остальных торговых партнеров Беларуси, включая Россию, приходится 26% мирового ВВП и всего лишь 18% глобальных инвестиций в технологии. По затратам на R&D в 2020 году белорусские предприятия инвестировали порядка 1% выручки, а наши конкуренты - в разы больше. Для примера возьмем сектор сельхозмашиностроения: Case, NewHolland, Steyr (Великобритания) - 4,5% (годовая выручка - $28,1 млрд); Kubota (Япония) - 3,8% ($17,3 млрд); Mahindra & Mahindra (Индия) - 4,2% ($8,1 млрд); CLAAS (ФРГ) - 6,0% ($4,4 млрд); JohnDeere (США) - 4,4% ($39,3 млрд); AGCO (США) - 3,8% ($9,1 млрд). Совокупный объем выручки всех белорусских профильных предприятий не превышает $2 млрд.

Для Беларуси в условиях дефицита бюджетных и инвестиционных ресурсов важнейшей проблемой становится определение реальных, подкрепленных наличием необходимой ресурсной базы, а не желаемых инновационных приоритетов. Гораздо эффективнее решать задачу достижения технологического суверенитета совместно со странами-партнерами, используя как имеющиеся (Союзное государство, ЕАЭС), так и перспективные региональные союзы и площадки (ШОС, БРИКС). При такой схеме определяющими факторами достижения технологического суверенитета становятся степень технологической автономности и надежность партнерских отношений, обеспеченные прежде всего политическими установками государств при осуществлении кооперационных технологических связей.

Вероятно, одним из наиболее оптимальных вариантов может стать разработка нескольких собственных суверенных технологических платформ/пакетов с высоким экспортным потенциалом плюс вхождение в технологические блоки с надежными партнерами. Поскольку "надежность партнера", как показывает международная практика, является категорией относительной, особое значение следует уделять разработке принципов такого сотрудничества. Они должны давать соответствующие гарантии каждой из участвующих сторон. Времена, когда можно было без оглядки продавать свои стратегические ресурсы, усиливающие критическую инфраструктуру других стран, и покупать чужую продукцию, ликвидируя собственное производство, входя при этом в "отложенное технологическое рабство", прошли. Сейчас, разрабатывая всю технологическую цепочку, относящуюся к тому или иному блоку критической инфраструктуры, нужно думать обо всех возможных последствиях.

Александр Лукашенко во время своего выступления в мае текущего года на пленарной сессии Второго евразийского экономического форума в Москве откровенно и конкретно высказался по данному вопросу: "Более четверти ввозимых в союз промышленных товаров примерно на $70 млрд в год может быть замещено продукцией национальных производителей. Четвертая промышленная революция дает шанс для эффективной реализации импортозамещающих инициатив в реальном секторе экономики на региональном уровне. Вне зависимости от дальнейшей динамики наших отношений с так называемыми западными партнерами технологический суверенитет и замещение критического импорта останутся основой для дальнейшего развития нашего союза".

Справочно. Эксперты Академии внешней торговли при Министерстве экономического развития РФ определили перечень продукции, целесообразной для импортозамещения в ЕАЭС. Из 462 товарных позиций (на уровне шести знаков ТН ВЭД), стоимостной объем импорта которых в ЕАЭС по итогам 2021 года составлял не менее $100 млн, а их доля на евразийском рынке превышала 50%, на территорию ЕАЭС было импортировано на общую сумму $189 млрд (при общей сумме импорта в страны ЕАЭС $318,5 млрд). Из всего перечня по 59 позициям страны ЕАЭС обладают сравнительным преимуществом, т.е. они уже производят данную продукцию, которая конкурентоспособна на мировом рынке. По таким товарам возможно развитие кооперации для насыщения союзного рынка, а также минимизация импорта извне. Общесоюзный импорт по указанным товарным позициям составил $29,1 млрд. Другими словами, девятую часть продукции, планируемой Евразийской Комиссией к импортозамещению, реально заменить товарами собственного производства в самое ближайшее время. Белорусские производители единолично или наряду с другими государствами союза способны производить 27 из 59 товаров, по которым страны ЕАЭС обладают сравнительным преимуществом. Соответственно белорусский потенциал импортозамещения составляет порядка $4,3 млрд.

Согласование шагов по выполнению поручений главы государства со стороны белорусского правительства и профильных ведомств с аналогичными решениями их российских коллег приобретает особое стратегическое значение. Выступая в июне 2023 года на XXVI Петербургском международном экономическом форуме, первый заместитель премьер-министра Николай Снопков заявил, что Беларуси и России необходимо обеспечить технологический суверенитет и защиту рынка Союзного государства.

"В последние годы формируется новое понимание межстрановой интеграции в торговле и инвестициях, а привычные формы простой интеграции товарных рынков уже изживают себя. Интеграционные процессы наполняются новым содержанием, базируясь на новых уровнях технологического развития. В Беларуси реализуются 14 научно-технологических программ, они тесно перекликаются с федеральными программами России. И в этом вопросе, мы уверены, нужно поднимать планку ожиданий и взять на особый контроль реализацию подписанного в марте этого года межправсоглашения о научно-техническом и инновационном сотрудничестве Союзного государства", - говорил Николай Снопков.

Слова не расходятся с делом. Уже заключен ряд соглашений в рамках как ЕАЭС, так и Союзного государства. Из последних следует особо отметить Основные направления реализации положений Договора о создании Союзного государства на период 2021-2023 годов и межправительственную российско-белорусскую кредитную линию на 105 млрд российских рублей для реализации ряда проектов импортозамещения в машиностроении и микроэлектронике.

Однако с учетом поручений, данных Александром Лукашенко 20 октября 2023 года на знаковом совещании по совершенствованию системы планирования и контроля за реализацией стратегических проектов, задача достижения технологического суверенитета приобретает первостепенный характер и требует конкретизации как понятийного аппарата, так и целей и инструментов по ее решению.

Какие инструменты поддержки и стимулирования инновационных трендов в Беларуси существуют сейчас? В рамках распоряжения премьер-министра Республики Беларусь от 22 июля 2022 г. №210р "О реализации проектов" Межведомственной проектной группой и Комиссией по вопросам промышленной политики проводится отбор перспективных импортозамещающих инвестиционных проектов, в том числе в рамках белорусско-российского межправительственного кредитного соглашения по импортозамещению, с последующим их финансированием через ОАО "Банк развития Республики Беларусь".

На законодательном уровне определены два основных механизма такой поддержки - Государственные научно-технические программы и Государственная программа инновационного развития. Государственная программа инновационного развития Республики Беларусь на 2021-2025 годы является главным документом, обеспечивающим реализацию основных направлений государственной инновационной политики. Научно-технические программы выступают связующим звеном между субъектами научной и научно-технической деятельности и отраслями реального сектора экономики.

В период с 2021 года по настоящее время в Государственную программу инновационного развития Республики Беларусь на 2021-2025 годы включено 82 проекта, из которых 36 проектов (44%), базируются на технологиях V и VI технологических укладов. На финансирование проектов и мероприятий госпрограммы на 2021-2025 годы заложено Br3,9 млрд. Из них 40,2% - иностранные инвестиции; 30,8% - средства Белорусского инновационного фонда; 11,3% - собственные средства; 8,4% - республиканский бюджет; 5,3% - кредитные ресурсы; 4% - прочие средства.

Согласно прогнозам Государственного комитета по науке и технологиям (ГКНТ), реализация всех мероприятий программы позволит по итогу 2025 года обеспечить вклад в прирост ВВП не менее 9,5%, а экспорта - не менее 14%. Таким образом, удельный вес инновационной продукции в общем объеме отгруженной продукции организаций обрабатывающей промышленности составит не менее 21%, а удельный вес инновационно активных организаций - до 30,5%. Это увеличит объем экспорта наукоемкой и высокотехнологичной продукции до $18,3 млрд и позволит создать более 100 высокодоходных экспортно ориентированных производств и более 12 тыс. новых и модернизированных высокопроизводительных рабочих мест.

В стране создана и достаточно успешно функционирует сеть из 16 научно-технологических парков. Количество компаний-резидентов в них постоянно растет. Главная задача технопарка - содействие компаниям-резидентам в производстве и реализации инновационной и высокотехнологичной продукции.

В 2019 году ГКНТ подготовил Комплексный прогноз научно-технического прогресса Беларуси на 2021-2025 годы и период до 2040 года для 14 важнейших отраслей экономики. В данном документе на основе экспертных прогнозных оценок разработаны единые приоритеты научной, научно-технической и инновационной деятельности в Республике Беларусь. Отбор конкретных инновационных проектов в профильные госпрограммы инновационного развития предлагается проводить на конкурсной основе с учетом ряда формализованных критериев, что, с точки зрения разработчиков, позволит обеспечить эффективность вложения и освоения бюджетного финансирования.

Несмотря на достаточно амбициозные задачи, белорусские профильные чиновники оценивают эффективность существующей системы поддержки высокотехнологичных стартапов вполне объективно.

В частности, в таком концептуальном документе, как аналитический доклад "Высокотехнологический и научный сектор национальной экономики: состояние и перспективы, 2022" отмечается ряд проблемных вопросов:

- практически полностью отсутствует система поддержки высокотехнологичных стартапов на ранних стадиях реализации проекта. Из всех этапов технологической готовности от TRL1 до TRL9 отечественная система поддержки стартапов работает только на уровне TRL9;

- невысокий удельный вес в общем объеме товарного экспорта Беларуси высокотехнологичной продукции - всего 2,9%. В среднем для стран Европы этот показатель равен 15,6%;

- в структуре белорусского экспорта товаров высокого технологического уровня преобладают четыре товарные группы IV-V технологических укладов, на которые приходится более 70% от всего объема экспорта. К таким группам относятся удобрения (удельный вес - 29,8%), средства наземного транспорта (22,4%), реакторы ядерные, котлы, оборудование, их механические устройства и части (14,2%), электрические машины и оборудование (11,1%). Удельный вес других групп по отдельности не превышает порог в 5% от общего объема товаров высокого технологического уровня. При этом структура белорусского экспорта характеризуется сопоставимой со странами ЕС долей среднетехнологичных товаров. В Беларуси этот показатель составляет 28,9%, в среднем по 35 странам ЕС - 28,2%.

Справочно. Шкала уровней технологической готовности (TRL) была разработана НАСА (США) в 1970-80-х годах для фиксирования отдельных этапов разработки новых технологий. В настоящее время данная шкала используется не только в США, но и в Европе, Японии, Канаде и ряде других стран. Шкала позволяет разработчикам и заказчикам осуществлять сквозной контроль над процессом разработки технологии: проект не перейдет на новый уровень, пока не будет успешно достигнут предыдущий. Решение о присвоении уровня принимают исследователи, научно-исследовательские институты и организации, занятые в соответствующей области. К оценке также привлекаются независимые эксперты.

Уровни 1-4 - становление, оценка технологии, проведение испытаний:

TRL 1 - сформулирована фундаментальная концепция, обоснована полезность новой технологии;

TRL 2 - сформулирована техническая концепция, установлены возможные области применения разработки;

TRL 3 - для подтверждения концепции разработан макетный образец технологии, подтверждающий ключевые характеристики;

TRL 4 - разработан детальный макет решения для демонстрации работоспособности технологии.

Уровни 5-7 - развитие/предпроизводство:

TRL 5 - работоспособность технологии может быть продемонстрирована на макете в условиях, приближенным к реальным;

TRL 6 - демонстрация работоспособности технологии на полномасштабном полнофункциональном прототипе в условиях, соответствующих реальности, по результатам принимается решение о последующем внедрении технологии в реальные промышленные продукты;

TRL 7 - прототип системы может быть показан в составе других систем в реальных эксплуатационных условиях;

Уровни 8-9 - непосредственное производство:

TRL 8 - сборка реального устройства, которое тестируется в составе системы в ожидаемых эксплуатационных условиях;

TRL 9 - реальная демонстрация технологии в ее завершенном виде, после чего принимается решение о серийном выпуске.

У правительства также есть определенные нарекания к профильным ведомствам по освоению и целевому использованию средств инновационных фондов. В частности, об этом заявил премьер-министр Роман Головченко 18 октября 2023 года на заседании Президиума Совмина.

"В условиях санкционного давления республиканский централизованный и местные инновационные фонды являются одним из важнейших финансовых источников для создания новых производств и внедрения передовых технологий. Поэтому особое внимание требуется уделить целевому и эффективному использованию средств этих фондов, а средства эти немалые. Результаты работы уже рассматривались на заседании Президиума Совмина в апреле текущего года, по итогам которого были даны необходимые поручения и приняты решения, направленные на недопущение оседания средств фондов в остатках по итогам года и их неконтролируемого расходования на цели, не связанные с инновациями. Если сравнивать уровень использования средств республиканского централизованного и местных инновационных фондов с планом за три квартала, то они освоены на уровне около 70%. А с учетом остатков прошлого года - 77%. Однако в сравнении с годовым планом хвастаться особо нечем - пока использование фондов не превышает 40%", - обратил внимание Роман Головченко.

Современные реалии и требования, в том числе со стороны Президента, по повышению эффективности существующей системы отбора и поддержки как стратегических инвестиционных мегапроектов, так и высокотехнологичных стартапов, ставят на повестку дня вопрос дальнейшего совершенствования нынешней инновационной парадигмы государства.

Соответствующие решения, в том числе методологического и нормотворческого характера, сегодня ожидаются не только от временной рабочей группы для выработки предложений по совершенствованию научной сферы под руководством заместителя премьер-министра Петра Пархомчика, но и от Совета по стратегическим проектам, созданного указом Президента Республики Беларусь №357 от 20 ноября 2023 года. Причем на последний орган возлагаются особые функции и задачи: выработка предложений о совершенствовании деятельности по реализации перспективных стратегических проектов в Республике Беларусь; анализ их актуальности, конкурентности, политической и экономической целесообразности; координация процесса работ по всему жизненному циклу каждого проекта.

По оценке ГКНТ, за последние шесть лет наблюдается устойчивый тренд роста показателей, характеризующих инновационное развитие Республики Беларусь, а именно:

- доля экспорта наукоемкой и высокотехнологичной продукции в общем объеме белорусского экспорта увеличилась с 30,9% в 2015 году до 40,6% по итогам января - июня 2023 года (план на 2023 год - 34,5%). По сравнению с 2022 годом значение показателя увеличилось на 3,0 процентного пункта (в 2022 году - 37,6%);

- удельный вес инновационно активных организаций в общем числе организаций обрабатывающей промышленности, увеличился с 21,5% в 2015 году до 30,9% в 2022 г. По итогам 2023 года значение показателя прогнозируется не ниже 30%, что соответствует целевому значению показателя на 2023 год;

- доля организаций, осуществляющих процессные инновации, в общем количестве инновационно активных организаций обрабатывающей промышленности увеличилась с 28,5% в 2015 году до 29,6% в 2022 г. По итогам 2023 года значение показателя прогнозируется не ниже 29,5%, что соответствует целевому значению показателя на 2023 год;

- доля отгруженной инновационной продукции новой или значительно улучшенной для внутреннего рынка в общем объеме отгруженной продукции организации обрабатывающей промышленности увеличилась с 35,6% в 2015 году до 49,7% в 2022 г. По итогам 2023 года значение показателя прогнозируется не ниже 51%, что соответствует целевому значению показателя на 2023 год;

- удельный вес отгруженной инновационной продукции в общем объеме отгруженной продукции организаций обрабатывающей промышленности увеличился с 15,4% в 2015 г. до 22,1% в январе - сентябре 2023 г. (план на 2023 год - 20,4%).

Обращает на себя внимание то, что как в указанной справке ГКНТ, так и в Государственной программе инновационного развития Республики Беларусь на 2021-2025 годы (Приложение 1. Целевые показатели), ряд ключевых индикаторов указывается применительно или ко всей номенклатуре "наукоемкой и высокотехнологичной продукции" в целом, или только к "инновационной продукции новой или значительно улучшенной для внутреннего рынка". В то же время белорусская статистика осуществляет параллельный учет данных показателей: с одной стороны, для внутреннего рынка, а с другой - для мирового. Таким образом, в первом случае базой для сравнения конкурентных свойств новой продукции выступает отечественный аналог, который в данный момент производится в стране, а во втором оценка производится по сравнению с современными аналогами, которые присутствуют на зарубежных рынках. Поэтому неудивительно, что оба значения существенно отличаются не только по показателям, но, что более тревожно, и по динамике.

Причины такого разночтения лежат в отсутствии четких понятий и критериев, позволяющих однозначно идентифицировать инновационно активные организации и инновационную продукцию в сравнении с зарубежными аналогами. В то же время, такая трактовка крайне необходима, так как сделает более точной целевую государственную поддержку в виде различных форм стимулирования инновационной активности предприятий, изложенных в белорусском законодательстве.

Требуют своеобразной переоценки (а возможно, и трансформации) и существующие подходы по поддержке стартапов. Зарубежная практика свидетельствует, что наибольший коммерческий успех инициатив такого рода достигается тогда, когда наряду с резидентом-инноватором в проекте изначально присутствует соинвестор и/или потенциальный заказчик (потребитель), а государство софинансирует стартап путем покрытия потенциальных издержек других участников. Причем господдержка, как правило, осуществляется не более пяти лет - до выхода проекта на самоокупаемость.

Заслуживает внимание и другое мнения на стимулирование стартапов в национальной экономике. В частности, Дмитрий Николаевич Песков, спецпредставитель российского президента В. Путина по вопросам технологического развития (не путать с пресс-секретарем Путина Дмитрием Сергеевичем Песковым), предлагает - "Не разрушая существующий уклад, сделать акцент на создании так называемой второй промышленности, т.е. промышленности с опорой не на нынешние министерства и госкорпорации, а непосредственно на команды разработчиков, на средние технологические компании и на университеты. Их можно назвать "инженерными корпорациями" - это своеобразные институты развития, которые будут нацелены на производство конечного продукта и создание рынка, а не на немедленное извлечение акционерной стоимости. Будущее - за инженерными командами, за теми, кто способен создавать устойчивые сложные инженерные системы, работающие вдолгую, основанные на глубоких фундаментальных знаниях, с высоким уровнем ставок и риска и целящиеся в яркое будущее".

Допускаю, что данное предложение несколько радикально для белорусских реалий, но однозначно достойно обсуждения. Более того, белорусский Парк высокий технологий, поддержанный Александром Лукашенко еще в далеком 2005 году (Декрет Президента Республики Беларусь от 22 сентября 2005 г. №12 "О парке высоких технологий"), изначально создавался и заработал заслуженный авторитет в мире именно на таких принципах.

Беларусь входит в десятку лучших стран мира по таким показателям глобального инновационного индекса, как "Подготовка специалистов в области науки и техники", "Высшее образование", "Изобретения и полезные модели". По показателям: "Наука и Технологии" - 34-я, "Человеческий капитал и исследования" - среди 40 лучших стран мира, "Индекс человеческого развития" - 53-я позиция. Этот потенциал позволяет быть уверенным, что Беларусь способна сформировать собственные конкурентные инновационные "инженерные корпорации", которые в партнерстве (а может и в конкуренции) с традиционными институтами будут способны существенно ускорить процесс создания собственных инновационных DeepTech-платформ.

В 1960-х годах российско-американский историк экономики, гарвардский профессор Александр Гершенкрон опубликовал работу под названием "Экономическая отсталость в исторической перспективе". В противовес теории Маркса о том, что индустриально развитая страна является для менее развитой страны картиной ее будущего, Гершенкрон отверг обязательность прохождения одних и тех же стадий развития во всех уголках мира. Более того, он впервые сформулировал и обосновал "теорию преимущества отставания". Согласно этой теории, менее развитые страны могут учиться на ошибках стран-лидеров и использовать их явные достижения, в том числе в области инноваций. Кроме того, отстающие страны, как правило, обладают более мощной идеологической мотивацией к поиску нетривиальных решений, приводящих к большому рывку в экономических и социальных преобразованиях и следующему за этим высочайшему темпу интенсификации высокотехнологичного производства. Собственно, именно это и продемонстрировал Китай, потенциал которого так недооценили в странах Запада. А теперь настала и очередь Беларуси расстаться с технологической зависимостью от Запада и сделать рывок вперед.-0-

Теги
Беларусь
Топ-новости
Свежие новости Беларуси