ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Флаг Пятница, 30 июля 2021
Минск Переменная облачность +24°C
Все новости
Все новости
Комментарии
27 января 2021, 13:19
Андрей Савиных

Культура имеет значение! Для экономического развития

Андрей Савиных
Андрей Савиных
Председатель Постоянной комиссии по международным делам Палаты представителей

В жизни человеческих сообществ существуют явления, которые достаточно сложно объяснить другими факторами, кроме культурных. О культуре как наборе ценностей и убеждений, сформировавшихся исторически и передаваемых из поколения в поколение, рассуждает председатель Постоянной комиссии по международным делам Палаты представителей Андрей Савиных.

Экономическая культура - часть общей культуры, которую можно обозначить как совокупность доминирующих в обществе представлений и социальных ценностей, влияющих на экономическое поведение людей и их трудовую деятельность, их ожидания от роли государства.

Обсуждение роли культуры в экономическом развитии общества хочется начать с одного очень интересного вопроса.

Как можно объяснить тот факт, что советский строй в 50-70-х годах XX века оказался способен спроектировать и построить первую атомную станцию, первый атомный ледокол, первый спутник, баллистическую ракету, космический корабль, вывести человека в космос, но так и не смог обеспечить массовое производство бытовой техники и, в частности, легковых автомобилей для личного пользования?

Не претендуя на истину в последней инстанции, я выскажу предположение, что объяснение кроется в особенном культурном коде, который доминировал в тот период в обществе.

Вполне возможно, что ответ на поставленный вопрос может звучать следующим образом. Многие советские ученые и инженеры работали с ориентацией на великие цели, на выход за пределы возможного и мыслимого. Они верили, что, победив фашистскую чуму в страшной и разрушительной войне, им наконец выпал шанс принять участие в создании мира будущего, мира мечты о свободе и триумфе человеческого духа. На этом пути они были сконцентрированы на решении нестандартных, уникальных задач. Они могли самоотверженно работать в условиях крайней мобилизации. Естественным поведением была готовность пожертвовать личным во имя великих общих целей.

Но при этом значительно меньше внимания уделялось текущей рутинной работе, тактическому сокращению затрат на технологические процессы, оптимизации качественных параметров для снижения себестоимости. Я полагаю, они никогда серьезно не задумывались над таким понятием, как коммерциализация, а вопросы, связанные с личным потреблением, не рассматривались как первостепенные. Конечно, всего лишь немногим более десятилетия спустя картина общественных настроений начала меняться, и культурная тенденция, породившая уникальный прорыв в математике, физике и космических технологиях, сошла на нет.

Эта метаморфоза говорит, что процесс зарождения и развития культурных факторов, ускоряющих прогресс, может не носить устойчиво поступательного или необратимого характера.

Я привел этот пример для иллюстрации, как культурные и исторические традиции могут оказывать весьма существенное влияние на траекторию экономического развития, даже если мы не в полной мере осознаем это влияние.

Полагаю, что сегодня для нас значительно важнее подумать над вопросом - какие ценности и установки белорусского общества и каким образом влияют на нашу экономическую деятельность, повышая или нивелируя шансы на достижение успеха и благосостояния?

На тему взаимосвязи культуры и экономического развития написано много книг, преимущественно западными авторами. Читая их, понимаешь, что, акцентируя внимание на различных элементах культуры и последующих результатах экономического развития, эти авторы, к сожалению, игнорируют значимые политические, правовые или финансовые факторы, которые оказали очень сильное влияние на итоговые результаты этого процесса. Иногда даже возникает впечатление, что эти культурно-экономические исследования изначально финансировались для обоснования превосходства вполне конкретного мировоззрения и идеологического подхода. Здесь нужно быть осторожным, критично воспринимая исходный материал, отделяя рациональные элементы от пропагандистских вложений или, наоборот, умолчаний.

Но вернемся к рациональным подходам. Исследования Г.Хофстеде, Р.Инглхарта, Ш.Шварца, а также целого ряда уважаемых российских ученых - Е.Ясина, А.Аузана - показывают интересные закономерности, которые мы должны учитывать, если хотим обеспечить развитие и рост благосостояния граждан.

Я не ставлю перед собой цель провести всеобъемлющий анализ влияния культурных факторов на развитие нашей страны. Доклады, посвященные таким темам, содержат от 300 и более страниц и готовятся исследовательскими коллективами. Я лишь хочу подчеркнуть необходимость проведения системных исследований в этом направлении, а также изложить несколько подходов, которые мне лично представляются важными.

Начать лучше всего с концепции модернизации. У многих людей этот термин ассоциируется с ростом экономики, выпуском конкурентной продукции, развитием экспортного потенциала. И в общественном сознании, да и в восприятии государственных служащих, модернизация связана с обновлением основных фондов, техническим перевооружением, автоматизацией производственных процессов, внедрением инноваций, реструктуризацией старых предприятий, использованием новых технологий не только в производстве, но и логистике, маркетинге и торговле.

И это правильно, но с одним важным уточнением: все перечисленное относится к составным элементам модернизации, которые нельзя рассматривать как движущую силу этого процесса. Источником процесса развития были и остаются потребности, устремления и ожидания членов общества, которые основаны на их ценностях и представлениях о жизни. Соответствие модернизационных изменений этим представлениям в конечном итоге определяет успех всех предпринимаемых усилий.

Получается, что модернизация - это прежде всего социокультурный процесс, который должен начинаться не с программ перевооружения предприятий, а с планов, нацеленных на изменение ценностей общества, в рамках которого происходит переход от традиционных ценностей к рациональным, сопровождающийся укреплением ценностей самодостаточности, самовыражения и творчества.

Здесь я хочу сделать одно уточнение. Очень часто ценности самовыражения и самодостаточности у нас путают с вульгарной версией индивидуализма - "что хочу, то и ворочу". Хочу быть правильно понятым: когда мы затрагиваем такую тонкую материю, как индивидуализм, то нам в нашей исторической культуре нужно прежде всего развивать в людях навык договороспособности (продвижение собственной позиции через уважение к альтернативным мнениям). В противном случае у нас индивидуализм превращается в очень уродливую форму пижонства или эмоционального радикализма.

Таким образом, для успеха модернизации мы сначала должны обеспечить сдвиг в ценностях, далее - учесть в новой модели интересы социальных групп, а только потом приступать к изменению технологической среды и материальным трансформациям. У нас, как мне представляется, к сожалению, первый этап в полной мере не учитывается. Может, в этом и кроется причина низкой эффективности модернизационных проектов в деревообрабатывающей, цементной или стекольной отраслях?

Ведь там, где ценности и интересы участников были поставлены изначально во главу угла, мы видим прямо противоположные результаты. Парк высоких технологий - прекрасный пример такого подхода.

Другой интересный пример ценности, определяющей успех усилий, направленных на развитие, - отношение к риску, которое доминирует в обществе.

Ряд экспертов полагает, что нашей культуре свойственно негативное отношение к ситуациям неопределенности из-за страха возможной неудачи или развития ситуации по негативному сценарию. В таких ситуациях можно услышать мнение, что риск нужно сначала просчитать, потом свести к минимуму и только потом действовать. Любые иные подходы рассматриваются как непрофессиональные и авантюристичные. Звучит внешне правильно.

Но ситуаций неопределенности в современном мире становится все больше и больше. И это создает проблему. Эксперты по психологии уже давно утверждают, что человеку свойственно преувеличивать низкие пороговые уровни риска. Институциональные экономисты доказали, что тенденция к избеганию неопределенности становится помехой для экономического развития, поскольку решения, которые принимаются на уровне отраслей и страны в целом, формулируются в парадигме избегания сначала максимальных, а потом и любых видов риска. В результате в своей деятельности люди не пытаются достичь лучшего, они стараются избегать худшего. Как минимум, такая ситуация снижает мотивацию к развитию, а также приводит к тому, что часть решений, которые могут открывать отличные перспективы, просто не рассматривается.

При этом, по мнению психологов, общественные культуры с высоким уровнем избегания неопределенности склонны также к более высокому уровню тревожности, имеют низкую мотивацию к достижениям, демонстрируют тенденцию к "выбросам энергии" в виде неожиданного агрессивного поведения.

Я предполагаю, что большое количество людей будет искренне считать, что избегание риска и есть единственно правильный подход, а все альтернативные модели поведения - авантюризм и легкомыслие. Хорошо понимаю их позицию. Но если мы согласны с такими подходами, то должны также согласиться с тем, что наши темпы развития будут низкими и медленными, а уровень жизни достаточно скромным. Иные, более динамичные показатели в условиях неприятия риска невозможны. Это бывает трудно принять, но практический опыт подтверждает это заключение.

В этом контексте уместно вспомнить один медийный миф - поражающий воображение набор историй успеха различных проектов из Кремниевой долины. Нам показывают красивую картинку, как различные стартапы создавались предпринимателями-визионерами и потом превращались в многомиллиардные корпорации. Надо признать, что все детали представленной картинки правдивы. Но, приковывая внимание широкой публики к многомиллионным прибылям и успеху этих новаторов, за кадром остаются важные элементы реальной картины.

А эти детали таковы - на каждый успех приходятся десятки и более неудач. Средний возраст предпринимателя, добившегося успеха, - более 40 лет. Каждый из них пережил до этого как минимум 3-4 провала, а для многих этот показатель достигает 10-15 неудач, когда они теряли и свои деньги, и деньги семьи, и деньги инвесторов.

Дело в том, что в Силиконовой долине была создана вовсе не культура успеха, а особая "культура неудач", которая "позволяла" одному и тому же человеку после многих провалов новые попытки добиться успеха. Успеха в конечном итоге добивались единицы из сотен или, может быть, тысяч предпринимателей, но итоговый выигрыш для экономики был существенно выше совокупных потерь от неудач.

Эффект существования такой культуры, которая, по сути, является неформальным экономическим институтом, сделал Кремниевую долину знаменитой на весь мир. Кстати, в нашем Парке высоких технологий появляются первые ростки аналогичной культуры. И, с моей точки зрения, эти процессы значительно ценнее, чем даже достигнутые объемы экспорта.

Другой важный и актуальный вопрос, связанный с развитием, - мы должны будем найти новую точку баланса между ценностями традиционной культуры и ценностями модерна. Последние имеют много определений. Здесь я делаю прежде всего акцент на ценностях индивидуализма, защите прав личности, права на самовыражение и плюрализм менений и форм общественных проявлений. Точному содержанию этого понятия посвящено много научных трудов.

Еще раз хочу оговориться: излагая эти подходы, я не выбираю между плохим и хорошим. Я даже не выбираю между хорошим и лучшим. Я рассматриваю варианты и излагаю свой взгляд на причинно-следственные связи разных моделей, а также на неизбежные или вероятные последствия принятых решений. Решение будет в любом случае принимать общество.

Итак, традиционная культура основана на традиционных ценностях и ориентирует людей на сохранение уже существующих порядков. Сегодня никто не знает, какие цивилизационные последствия могут произойти при отказе или серьезной трансформации традиционных подходов к семье, общине или иным историческим институтам общества.

Но тут есть и другая сторона. Доминирование традиционных ценностей может серьезно тормозить нужные изменения и инновации. Традиции усиливают цикличность мышления и существенно сокращают горизонт планирования - зачем думать о будущем, когда нужно сконцентрировать внимание на сохранении традиций в настоящем. Такой порядок снижает мотивацию к нестандартным действиям и распыляет предприимчивость. Таким образом, традиционная культура связана в большей степени с ценностями выживания. Акцент на стабильность, предсказуемость, безопасность заставляет людей не только избегать риска, но и тормозить изменения. На уровне психологического восприятия реальности у людей возникают полярные суждения в оценке их личного счастья - от удовлетворения стабильностью до ощущения безнадежности, связанной с невозможностью изменений.

Нужно отдавать себе отчет, что традиционная культура в ее классической модели вступает в противоречие с требованиями развития современной экономики уже в пятом технологическом укладе. Она не создает нужных стимулов к росту конкурентоспособности национальных экономических комплексов. Точнее, этот рост имеет место, но он медленнее, чем у конкурентов, а значит, превращается в свою противоположность - медленное отставание. Это означает, что с экономической точки зрения выбор традиционной культуры как основы для развития - это опять же выбор "скромного" уровня жизни с активностью в низко маржинальных секторах экономики. И иного, как мне представляется, увы, не дано.

Возможно, что формирование нового симбиоза традиционной культуры с элементами модерна станет той палочкой-выручалочкой, которая позволит нам разрешить это фундаментальное противоречие. Но, используя крылатую фразу из кино, скажу только: "Современной науке это неизвестно!" Нужны эксперименты, моделирование, а этому опять же может препятствовать наше отношение к риску.

Когда мы говорим о ценностях, нельзя обойти вниманием такие фундаментальные вопросы, как отношение к труду, богатству, восприятие роли государства в современном обществе. Все эти вопросы так или иначе связаны с ценностями людей и оказывают решающее воздействие на состояние общества, выбор стратегий развития страны, а также, самое главное, - насколько успешно нам удается обеспечивать выполнение намеченных планов!

Нам придется неоднократно возвращаться к этим вопросам, если мы хотим достичь согласия в обществе и выработать реальную стратегию движения нашей страны вперед. Со своей стороны постараюсь изложить свои подходы к этим дилеммам.

В заключение очень кратко коснусь только вопроса доверия, который имеет такое же всеобъемлющее значение, как уже затронутые в этой статье темы.

Проводимые исследования позволяют утверждать, что доверие в обществе можно рассматривать как неформальный институт экономического развития. Культура доверия формируется, когда каждый человек знает, что его интересы, собственность находятся под надежной защитой общества и государства, а в случае возникновения любых видов ущерба, по умыслу или ошибке, будут предприняты все возможные попытки для восстановления справедливости.

Все коммуникации между людьми построены на принципе доверия. Доверие строится на основании практического опыта и распространенных в обществе представлений и стереотипов. Хочу с сожалением отметить, что уровень доверия в белорусском обществе невелик. По данным опросов и социологических исследований, более 50% белорусских граждан имеют очень низкий уровень доверия. Около 30-35% - средний уровень и только 10-15 % граждан демонстрируют уровень доверия, который можно рассматривать как стимулирующий экономический фактор.

При этом для большинства белорусов близким кругом доверия является семья, далее идут коллеги и знакомые. Наименьший уровень доверия - людям другой национальности, веры и людям при первой встрече.

Такое положение дел рассматривается экономической теорией как серьезный барьер для развития. Отсутствие доверия резко повышает и для предприятий, и для каждого человека уровень трансакционых издержек (я писал об этом в статье "Сила трения в экономике").

Возникновение доверия в обществе - очень тонкая материя. При низких уровнях доверия возникает ситуация, когда люди начинают объединяться в узкие группы для извлечения выгоды на основе ренты. Рентное поведение заставляет людей тратить усилия не на создание дополнительного богатства, а на борьбу за перераспределение уже имеющихся ресурсов и финансовых потоков. В таких ситуациях часть энергии людей тратится впустую и общество в целом тормозится в своем развитии.

Другой негативной тенденцией становится социальная инерция, ведущая к потере способности бороться и даже жертвовать во имя своих ценностей, когда информация из неформальных источников воспринимается как достоверная, когда ценности нашей цивилизации начинают восприниматься как ущербные, когда возникает ощущение невозможности прогресса и позитивных изменений.

Данные социальных исследований позволяют утверждать, что эта оценка недалека от истины.

При этом значимость доверия как фактора развития наглядно показывает эксперимент по экономическому моделированию, проведенный европейскими экономистами. Согласно ему, если бы в России существовали такие же уровни доверия, как в Норвегии, то темп роста ВВП был бы не меньше 30% в год. Поразительный результат!

Я уверен, что эти заключения актуальны и для Беларуси.

В заключение хочу обратить внимание еще на один аспект. В этой статье я затронул ценности, которые имеют принципиальное значение для развития нашей страны. Но я все больше и больше прихожу к выводу, что разногласия в отношении этих же ценностей являются причиной обострения политических и социальных противоречий в нашем обществе, ярко проявившихся в последние месяцы.

Если это так, то формирование общего взгляда на эти вопросы можно рассматривать не только как важное условие успешной реализации планов по социально-экономическому развитию Беларуси, но и как необходимое условие выхода из конфронтационной спирали и достижения согласия. Я считаю, что предстоящее Всебелорусское народное собрание среди прочих решений должно наметить пути решения и этих ценностных вопросов в ближайшем будущем.-0-

Топ-новости
Свежие новости Беларуси