ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Понедельник, 1 июня 2020
Минск Сплошная облачность +11°C
Все новости
Все новости
Комментарии
03 апреля 2020, 09:58

Месячный карантин, или Чего на самом деле больше всего испугались россияне

Как только президент России Владимир Путин накануне заявил о продлении нерабочего режима в стране по 30 апреля включительно, на моем московском телефоне раздалось несколько звонков от друзей и коллег из Беларуси. Мол, везет россиянам, целый месяц будут отдыхать дома. Пришлось их разочаровать: завидовать нечему. Страх перед коронавирусом у россиян уступил место гораздо большей тревоге - остаться без работы и без денег.

Если после первого телеобращения Владимира Путина, когда он объявил нерабочей неделю по 5 апреля, большинство моих знакомых москвичей восприняли внезапный отдых, скорее, как приятную новость, то после нового президентского выступления их настроение резко изменилось. Потому что обещанное сохранение заработной платы на деле гарантировано, пожалуй, лишь чиновникам и бюджетникам. Остальным рассчитывать не на что: практически весь малый и средний бизнес остановился, из предприятий работают только те, которые относятся к сферам жизнеобеспечения, закрыты все кафе, рестораны, магазины, салоны красоты, фитнес-центры и многое другое. Всем этим заведениям брать средства на зарплату своим сотрудникам неоткуда. У одного моего приятеля зарплату в их компании урезали всем ровно наполовину еще в первую нерабочую неделю (и это при том, что сотрудники переведены на удаленку). Другие ожидают плохих вестей со дня на день. Причем потерять 50% зарплаты теперь многие считают не худшим вариантом: страшнее в это время отправиться на биржу труда.

Опасения круга моих знакомых подтверждаются и данными Всероссийского центра изучения общественного мнения. Согласно данным социологов, большая часть российских граждан с тревогой отмечают, что тяжелые времена либо наступили, либо наступят в ближайшем будущем. Так, на вопрос "Как думаете, мы переживаем самые тяжелые времена, или они позади, или впереди?" до 18% респондентов сказали, что самые тяжелые времена наступили уже сейчас. Однако около 57% россиян убеждены, что самые трудные экономические испытания еще впереди. Как констатировал директор ВЦИОМ Валерий Федоров, доля тех, кто встревожен, кто полагает, что российская экономика в кризисе или он будет только нарастать, - 71-73%. И это при том, что опрос проводился еще до того, как нерабочим был объявлен весь апрель. Думается, что сейчас цифры приблизились бы к 100%.

В этом же опросе среди социальных опасений россиян на первом месте оказалась традиционная тема, на которую не повлияла ни пандемия, ни различные кризисы, - рост социальной несправедливости, неравенства между людьми. И, как считают многие, борьба с коронавирусом - хороший повод для распределения по карманам средств, накопленных в бюджете за годы высоких цен на нефть. Люди не сомневаются, что, как и в прежние разы, помощь получат крупные корпорации, олигархи и банки, а простому народу в лучшем случае достанутся копейки. Признаки этого есть уже сейчас: с экранов телевизоров заявляется, что банки отсрочат выплаты по ипотекам и кредитам в случае трудной ситуации. Однако на деле выходит по-другому: моему приятелю один из крупнейших российских банков уже отказал в отсрочке на кредит: мол, он был выдан еще до наступления коронавирусного кризиса.

Несправедливость в нынешнее турбулентное время в Москве может возникать в самой необычной форме. К примеру, под моими окнами, несмотря на нерабочий режим, продолжается круглосуточное строительство. Конечно, хорошо, что хоть кто-то может сейчас трудиться. Но работают там в основном гастарбайтеры, а москвичи, как известно, не отличаются большой терпимостью к выходцам из стран Центральной Азии. И моя соседка, хоть и грубо, но резонно спрашивает: "Почему им работать можно, а нас, москвичей, заставили сидеть дома?" И таких действующих строек по Москве и Подмосковью сотни.

В самоизоляции жители столицы и некоторых других регионов находятся меньше недели, но раздражение уже нарастает. Многим непонятно, почему в многочисленные ток-шоу на телевидении приходят десятки гостей, которые призывают граждан сидеть дома. А им самим не нужно соблюдать самоизоляцию? Почему нельзя с этими же гостями связываться по скайпу? Усиленно работает и Госдума, которая в первую очередь в быстром темпе приняла законы о драконовских штрафах для граждан за необоснованный выход из дома. А на закон об упрощении интернет-торговли лекарствами у депутатов времени не хватило: его рассмотрение перенесли на следующий день. Пока штрафами еще никого не наказали, но и действуют они еще чуть больше суток. А учитывая не слишком положительную среди россиян репутацию полиции, не приходится сомневаться, что, выражусь мягко, ошибок не избежать.

Конечно, прав Владимир Путин: ситуация в России, а особенно в Москве, сложная, и пик заболеваемости еще не пройден, поэтому необходимы срочные меры для борьбы с распространением инфекции. По официальным данным на 2 апреля, число заразившихся коронавирусом нового типа за сутки в России выросло на 771 и составило 3548 человек, выздоровели 235 человек, 30 умерли. При этом в Москве за сутки выявлено 595 случаев коронавируса, общее число заболевших в столице достигло 2475. В других регионах ситуация иная, поэтому и полномочия на принятие антивирусных мер президент передал региональным руководителям. Только, как показали несколько последних дней, власти на местах способны устроить неразбериху, извиняюсь за каламбур, на пустом месте.

Вот лишь несколько примеров: в Москве решение о целесообразности работы магазинов стройматериалов за двое суток менялось три раза. В Санкт-Петербурге почти анекдот случился с работой метро. Цитирую заголовки "Интерфакса": 31 марта в 18.10 - "Метро в Петербурге будет закрываться в 22.00", потом в 19.35 - "Власти по ошибке сообщили о сокращении времени работы метро Петербурга до 22.00" и, наконец, в 20.30 - "Метро Петербурга с 1 апреля будет закрываться на вход в 22.00". Но больше всех отличились власти Саратова: для борьбы с распространением коронавируса они решили ввести пропуска для продолжающих работать жителей и отвели на их выдачу один день. В результате у мест выдачи образовались почти километровые очереди, в ситуацию был вынужден вмешаться спикер Госдумы Вячеслав Володин. О введении спецпропусков упорно ходят слухи и в Москве, но многие боятся, что такая мера серьезно осложнит и так непростую нынче жизнь. На этот счет уже даже родилась шутка, которую в Совете Федерации повторила и спикер Валентина Матвиенко: "Пропуск в Москве будет иметь вид купюры в пять тысяч российских рублей".

Следует также сказать, что уже раздаются робкие голоса немногочисленных политиков и юристов, которые говорят о незаконности введения мер по самоизоляции и других ограничений свобод граждан в условиях, когда не объявлен режим чрезвычайной ситуации или чрезвычайного положения. Но власти почему-то не хотят называть вещи своими именами. Как, впрочем, и не произносят слово "карантин", хотя все его признаки налицо.

P.S. Когда я закончил писать этот текст, подумал, что он, не исключено, некоторыми моими соотечественниками может быть воспринят так, как воспринимались репортажи советского телевидения о "невеселых лицах простых парижан". Но сейчас есть возможность полистать соцсети и почитать, что на самом деле пишут россияне. Только не смотрите странички звезд шоу-бизнеса и других представителей гламура: они далеки от реальной жизни.

Эдуард ПИВОВАР,

Москва,

БЕЛТА.-0-

Топ-новости
Свежие новости Беларуси