ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Среда, 27 мая 2020
Минск Сплошная облачность +19°C
Все новости
Все новости
Комментарии
12 марта 2020, 14:55

Один против всех, или Кто спасет от буллинга?

За малознакомым словом буллинг скрывается далеко не новая проблема: когда один человек или группа намеренно и систематически донимают физически и морально другого, устраивают коллективную травлю. И если о синяках можно забыть достаточно быстро, то следы душевных травм остаются надолго, если не навсегда. Опасное явление буллинга получило распространение по всему миру. Универсальный рецепт, как противостоять ему, до сих пор не найден. Своими наблюдениями и практиками противодействия буллингу и помощи детям в ситуации насилия эксперты и педагоги из разных уголков Беларуси делились в Минске на круглом столе "Проблема буллинга в школах. Пути решения".

Не всегда видимая угроза

Страдания жертва может испытывать как от тумаков и подзатыльников, так и от обидной клички или иного прилюдного унижения. Поэтому различают следующие формы буллинга: физическое насилие, вербальное и социальная изоляция. Но видов травли больше: физическое, эмоциональное, сексуальное, экономическое насилие, кибербуллинг и другие.

Причем кибербуллинг из-за стремительного проникновения интернета во все сферы жизни, пожалуй, получил наибольшее распространение и обрел собственные формы. В их числе - исключение, своеобразный бойкот: жертву намеренно исключают из отношений и коммуникации. Есть еще домогательство - постоянные оскорбительные или угрожающие сообщения, аутинг - преднамеренная публикация личной информации с целью унизить. После случаев в лондонском метро, когда подростки избивали случайных прохожих, а другие люди записывали видео на мобильные телефоны, появилось такая форма, как хеппислепинг - "счастливое хлопанье". Она выражается в жестком поведении подростков, которое снимается на видео для размещения в интернете и сбора лайков. Можно продолжать перечисление, но главное - проблема нарастает, а механизмы борьбы так и не выработаны.

Можно было бы поспорить: есть у нас такой прекрасный инструмент, как медиация: мирное урегулирование спора с помощью посредника. Но медиация хорошо работает, когда нужно разрешить конфликт. В случае буллинга она не сработает, считает педагог-психолог SOS-Детская деревня Боровляны Марина Соснина. Она подчеркивает: важно отличать буллинг от конфликта. В первом случае существует дисбаланс власти: кто-то обладает определенными качествами или статусом, которые дают ему ощущение власти над другим. В конфликте же взаимодействуют два равных ребенка. Происходит столкновение интересов, оба отстаивают свою точку зрения и дают сдачи. Буллинг - это преднамеренное действие в отличие от конфликта. Конфликт не планируют, он случается.

Но сами дети и подростки, к сожалению, разбираются не в теории вопроса - с проблемой они знакомы из жизненной практики. В прошлом году Беларусь при поддержке Всемирного банка развития участвовала в международном сравнительном исследовании PISA по оценке образовательных достижений учащихся, а также жизни в школьной среде. Были в том числе вопросы по поводу буллинга. В итоге 19% школьников признались, что подвергались травле несколько раз в течение месяца.

Старший преподаватель Белорусского государственного педагогического университета им. М.Танка, старший научный сотрудник отдела психических и поведенческих расстройств РНПЦ психического здоровья Наталия Гребень около пяти лет изучает этот вопрос. Согласно ее исследованиям, мальчики чуть больше подвержены буллингу, чем девочки, но разница незначительна. Если сравнить утверждения так называемой шкалы буллинга, то мальчишки чаще делают такие признания: "когда мне надо идти в школу, у меня портится настроение", "в классе никому до меня нет дела", "в классе у меня нет настоящих друзей", "мечтаю быстрее закончить школу и забыть обо всех", "были ситуации, когда одноклассники угрожали мне". Даже по этим формулировкам видно, что опросы по теме буллинга, которые обычно проводятся среди учителей, не могут дать объективной картины. На проблему травли в школе надо смотреть прежде всего глазами детей. Ведь буллинг неразрывно связан с эмоциональными реакциями, а не ограничен только внешними проявлениями.

Дело личное или коллективное?

То, что последствия буллинга далеко не лучшим образом сказываются на ребенке и оставляют долгий след в его взрослой жизни, - факт неоспоримый. Жертва травли испытывает трудности в учебе, потому что не может сосредоточиться из-за стресса и в целом боится идти в школу. Такому ребенку сложно общаться, завязывать и поддерживать отношения. У него устойчиво заниженная самооценка, неверие в свои силы, искаженный образ себя как "ущербного". В дальнейшем это может вылиться в тяжелые расстройства, депрессию, психосоматические (обусловленные стрессом) заболевания и даже попытки суицида.

Куда более спорный вопрос, можно ли разобраться с ситуацией травли только с позиции жертвы либо агрессора, или же надо прибегать к групповой "прошивке сознания". Мария Соснина придерживается точки зрения, что раз буллинг зарождается в группе, лечить его тоже надо в группе, а не работать отдельно с жертвой или агрессором. "Советы "не будь нюней", "дай отпор", "подружись с обидчиком" неэффективны. Пока травлю не прекратить, никакие психологические приемы не работают. Сначала ребенка нужно вывести из ситуации буллинга, и только потом с ним может начать работать психолог", - считает Марина Соснина.

Поэтому на тренингах среди школьников психолог объясняет детям, что жертва не виновата в том, что стала объектом травли. И советует в первую очередь не молчать, а рассказать о проблеме взрослому, которому доверяешь. Не позволять обидчику подавить себя морально. При этом не провоцировать на ответную агрессию, тренировать уверенность в себе, например, репетировать определенные фразы перед зеркалом. "Кроме того, я бы рассматривала буллинг не с точки зрения психологии, а с точки зрения правовой сферы. Каждый ребенок имеет право приходить в школу и чувствовать себя там в безопасности. Полагаю, именно школа должна нести ответственность за то, что в ней происходит буллинг. Это задача взрослых - вмешаться и разрешить ситуацию травли. Сами дети этого сделать не могут", - уверена Марина Соснина.

Особую роль психолог отводит учителю. Во-первых, уже с младших классов формируются модели социального поведения, а это то время, когда мнение учителя авторитетно. Во-вторых, некоторые учителя, к сожалению, сами порождают буллинг. Например, когда в классе появляется ученик неудобный, шумный, который тормозит весь коллектив. Дети принимают критику, замечания в адрес или в отношении этого ученика со стороны учителя как команду к действию. "Чего нам не хватает, так это обучения учителей механизмам взаимодействия в группе. Тренеров этому учат, а педагогов нет. А вопросы буллинга как раз в групповой динамике", - поясняет свою мысль специалист.

В учительской среде есть и другой взгляд на вещи, основанный на практике. Даже опытные педагоги вынуждены признать, что нынче авторитет учителя среди школьников практически нулевой. У подрастающего поколения свои герои и кумиры. И хорошо еще, если это люди достойные. Поэтому вмешательство учителя в случае травли не исправит ситуацию как по щелчку. Кроме того, не стоит умалять действия индивидуальной работы психолога с ребенком. "Если жертва насилия перестанет реагировать на нападки, то есть не будет больше интересной для агрессоров, они отстанут", - сходятся во мнении учителя из разных школ.

Не молчи!

Консультант по вопросам защиты прав ребенка представительства ЮНИСЕФ в Беларуси Марина Ананенко обращает внимание, что проблема буллинга общемировая. И Беларусь, следуя рекомендациям Комитета ООН по правам ребенка, намерена со своей стороны работать по нескольким направлениям, чтобы противодействовать насилию и буллингу. Представитель ЮНИСЕФ выделила некоторые из них. Например, по ее мнению, создание комплексной стратегии вместо разрозненных действий поможет объединить усилия и государства, и общественных структур. Ничто так не мешает работе, как неясность общей цели и подходов. Особенно нужно усилить борьбу с кибербуллингом и сексуальным насилием в сети - это одно из приоритетных направлений в том числе в работе ЮНИСЕФ. Главное внимание здесь должно быть уделено самым уязвимым категориям - детям с инвалидностью, мальчикам. Продолжается разработка дружественных программ профилактики, реабилитации и интеграции детей, пострадавших от насилия, включая создание бесплатных круглосуточных линий помощи.

"Не всегда дети готовы общаться со школьным психологом, но хотят поделиться проблемой. Нужен канал помощи, о котором ребенок должен знать. И в своей деятельности мы как раз продвигаем национальную детскую телефонную линию: 8-801-100-1611", - подчеркивает Марина Ананенко. Линия работает круглосуточно. Сообщить о фактах буллинга или насилия можно анонимно. Запись звонков не ведется, но делается пометка в журнал учета обращений, в котором фиксируется суть проблемы. А консультанты максимально стараются убедить звонящего в том, что к ситуации лучше всего привлечь специалистов (если обращение связано с фактом насилия), взрослых (если речь идет о буллинге в школе), и подсказывают нужные контакты и адреса.

Марина Ананенко считает, что даже совсем юные жертвы могут позвонить на эту линию. Главное, чтобы они знали об этой возможности, знали адрес помощи. Поэтому номер должен быть максимально коротким и запоминающимся. Пока этот вопрос прорабатывается совместно с партнерами.

Важно формировать в детской и подростковой среде навыки поведения в интернете, культуру общения и устойчивость к кибербуллингу. В этом направлении ЮНИСЕФ сотрудничает с одним из мобильных операторов, с которым в 2020 году планируется реализовать отдельный проект. Он позволит информировать детей и подростков о доступных ресурсах помощи.

Один из них - плод сотрудничества с МВД Беларуси и другими партнерами. Речь о второй ветке сайта Pomogut.by - Kids.pomogut.by по безопасному поведению детей в интернете. Ресурс предназначен для детей разного возраста, их родителей и педагогов. Он содержит полезные советы, как сделать общение в сети безопасным, защитить себя от кибербуллинга, сексуальной эксплуатации и других форм насилия, от уловок наркодилеров. Вторая важная функция - помощь через чат детям, пострадавшим от насилия в интернете, а также их родителям. Ежедневно с 8.00 до 20.00 в онлайн-режиме можно задать вопросы на условиях анонимности, ответы дают профессиональные психолог и юристы. "Сайт работает не так давно: более 100 сообщений получено по этому каналу, в том числе два случая были связаны с сексуальным насилием в отношении детей", - рассказывает Марина Ананенко.

Вовлеченность в борьбу с буллингом демонстрируют и сами подростки. Это показали результаты совместной инициативы агентств системы ООН по противодействию насилию в отношении детей и молодых женщин, реализуемой ЮНИСЕФ, ПРООН и ЮНФПА. Благодаря ей несколько ребят из Могилева и Барановичей стали участниками интерактивных тренингов по социальному проектированию. Под руководством менторов они разрабатывали программы для решения каких-то актуальных для их сообществ проблем. "Многие дети отмечали важность информирования своих сверстников и взрослых о том, что такое буллинг, как он проявляется и где можно получить помощь. Мы рады, что некоторые из проектов уже реализуются, а эти ребята привлекают других детей, чтобы в их учреждениях образования, городах была более комфортная и безопасная во всех смыслах среда", - заключает консультант Детского фонда ООН в Беларуси.

Екатерина КНЯЗЕВА,

БЕЛТА.-0-

Топ-новости
Свежие новости Беларуси