ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Флаг Пятница, 24 сентября 2021
Минск Облачно с прояснениями +11°C
Все новости
Все новости
Комментарии
28 июня 2021, 20:20

Семейная династия длиной в полтора столетия: о музе Якуба Коласа и судьбе его правнучек с фамилией Мицкевич

Семейные традиции - фундамент государства. Этот рассказ о том, как на протяжении практически полутора столетий одна семейная династия продолжается крепкими традициями, созидательным трудом и совместным хранением памяти о творческом наследии всемирно известного классика белорусской поэзии и литературы. Якуб Колас прославлял величие белорусского народа, его патриотизм и героизм, семейные ценности, непреходящую красоту белорусской природы, очарование обыденных жизненных вещей, посвятив этому всю жизнь. Практически через 140 лет после его рождения правнучка поэта, хранительница фондов Государственного литературно-мемориального музея Якуба Коласа Василина Мицкевич вместе с государством и семьей бережно сохраняет его творческое наследие, чтобы оно передавалось из поколения в поколение. Своих детей она учит на примерах коласовских героев, прототипами многих из которых были их прапрадеды.

Творческий цикл авторских материалов под общим названием "Судьбы женщин - судьба единой Беларуси" члена правления Белорусского союза женщин, журналиста Алины Гришкевич, который публикуется в Год народного единства, 80-летия начала Великой Отечественной войны и 30-летия БСЖ, продолжается рассказом Василины Мицкевич о незыблемых семейных ценностях и историях, которые передаются уже в шестом поколении, о малоизвестных страницах семейного родовода, а также об уникальных экспонатах и неизвестных ранее архивных находках. А еще о том, как она сама в 10-м классе решила сменить отцовскую фамилию на прадедовскую - Мицкевич.

Начало женской линии - с мамы поэта

О творчестве Якуба Коласа мы больше знаем из школьной и университетской программ. Но насколько его творчество - образец национальных духовных традиций, настолько личная жизнь - вдохновляющий пример твердых семейных ценностей и устоев, о которых известно далеко не всем.

Страницы из жизни песняра белорусского народа в ракурсе преемственности для потомков в шести поколениях - целая прекрасная история.

Устои женской линии в богатой династии прямых потомков гения белорусской поэзии, несомненно, заложила его мама - Анна Лесик. Якуб Колас (настоящее имя Константин Мицкевич) родился 3 ноября 1882 года в Aкинчицах, что под Столбцами, в семье лесника Михаила Казимировича Мицкевича, который служил князю Радзивиллу, и домохозяйки Анны Лесик.

Она родила тринадцать детей, четверо из которых, к сожалению, умерли в младенчестве. По воспоминаниям, это была простая женщина, не имевшая образования, но удивительно добрая, мудрая и сердечная. На единственном сохранившемся с той поры фото - взгляд уверенной в себе, гордой белоруски, хранительницы семейного очага. Именно она заложила основы добра, твердости духа и стойкости в преодолении жизненных трудностей у своего сына Константина Мицкевича, которых на пути будущего поэта оказалось немало.

Мать Якуба Коласа
Мать Якуба Коласа
Акинчицы
Акинчицы

Дело всей жизни

Примечательно, что супруга поэта в этой удивительной родословной также открывается нам необычайно сильной и мудрой женщиной. Муза и любовь всей жизни поэта Мария Каменская сыграла колоссальную роль в творчестве классика и полностью взяла на себя все бытовые заботы, подчинив ритм жизни семейства творческим интересам гения.

Теперь на нее равняются семь правнуков и семь праправнуков, среди которых восемь девочек. Уникальная преемственность поколений, где истории жизни и любви предков передаются на протяжении почти полутора веков.

Правнучка Василина Мицкевич в свои неполные 38 лет знает о Якубе Коласе, пожалуй, больше многих родных. И это неудивительно, учитывая, что молодая женщина - главный хранитель фондов Государственного литературно-мемориального музея Якуба Коласа, к тому же кандидат социологических наук.

Ее дочери также носят фамилию прапрадеда - это праправнучки четырехлетняя Наталья и восьмилетняя Юлия. По традиции в семье все девочки, потомки Якуба Коласа, наследуют фамилию всемирно известного предка. Восьмилетняя Юлия уверенно декламирует по-белорусски стихи знаменитого прапрадеда. Дети сызмальства владеют белорусским языком, на котором создавал свои бессмертные произведения Якуб Колас.

Василина Мицкевич
Василина Мицкевич

Кстати, между собой в семье говорят в основном по-белорусски. Живет семья по соседству с домом, где когда-то жил песняр и в котором сейчас расположен музей Якуба Коласа.

Делом всей жизни Василины Мицкевич стало сохранение творческого наследия своих именитых прадедов - Якуба Коласа и Янки Мавра. Ведь оба поэта были связаны семейными узами благодаря детям, которые втайне от родителей поженились, немало их озадачив.

Она очень интересно рассказывает легенды о прадеде, услышанные от дедушки и бабушки. Конечно же, многое из них описано в книгах, которые издавали и продолжают издавать потомки Якуба Колоса, в числе которых и Василина Мицкевич и которые хранятся в государственных архивах. Но есть много деталей и нюансов, которые передаются устно.

Муза и любовь поэта Мария Каменская

Судьбоносная встреча двух учителей состоялась в Пинске. Шел 1912 год. Константин Мицкевич после окончания Несвижской учительской семинарии преподавал на курсах повышения квалификации для учителей, а в Пинской железнодорожной школе в начальных классах учительствовала Мария Каменская.

Занятия для молодых учителей по совершенствованию педагогической работы проводил в тот раз Константин. Как вспоминали потом родственники, будущий поэт сразу заприметил голубоглазую девушку, которая засмущалась, поймав его прямой взгляд. И словно искра пробежала между ними. Так, переглядываясь, смущаясь, они словно мысленно соединились. А уже после урока молодой преподаватель не сдержался, подошел познакомиться и вызвался провожать свою симпатию до дома.

Мария
Мария

Они сразу же нашли общий язык - оба выросли в простых семьях, познали с малолетства тяжелый труд, оба образованные, что на ту пору было нечастым явлением. Казалось, они созданы друг для друга - настолько были схожи их взгляды на жизнь. Встречи, свидания, поэтические признания - все это было так романтично, по-юношески чисто и прекрасно. Жизнь, как чистая река, текла плавно и красиво. Тогда Константин еще и предположить не мог, какую колоссальную роль в его творчестве сыграет эта хрупкая девушка, каким незыблемым монолитом и защитником станет в его непростой писательской жизни и биографии. А пока все было легким и вдохновенно прекрасным, каким бывает лишь в юности.

Предложение Марии, от которого поэт не смог отказаться

Однако, как только дело доходило до серьезных разговоров о будущем, поэту словно что-то мешало до конца высказаться и сделать то самое заветное предложение, которого с таким трепетом ждут юные девушки.

Наверное, еще долго скромный и чуть стеснительный поэт лишь читал бы свои трогательные стихотворные признания и гулял с возлюбленной под цветущими яблонями, так и не решаясь сказать самое сокровенное. Они встречались уже около года...

Мария, видя явное смущение и искренние чувства юноши, которые разделяла всем сердцем, однажды по-простому предложила: "Кастусь, может хватит нам ходить, давай поженимся".

От такого предложения Кастусь, конечно же, не мог отказаться. С него словно гора свалилась: девушка, сделав предложение, облегчила для него труднейшую задачу.

Что любопытно, затем, на протяжении жизни, Мария с такой же легкостью брала на себя многие житейские заботы, по-женски мудро освобождая мужа от ненужных ему бытовых забот во имя создания нетленных, как она свято верила, произведений.

Любящее сердце Марии не ошиблось - даже сейчас, спустя почти 140 лет со дня рождения поэта (эта дата будет отмечаться в 2022 году) на стихах и поэмах Якуба Коласа учится не одно поколение белорусских школьников и студентов. Своим творчеством он как никто другой воспел Беларусь и белорусов.

А сердце Константина навсегда было отдано одной единственной Марии, чувства к которой нежно и бережно хранит его любовная лирика. Девушке был посвящен целый цикл ранних страстных юношеских стихов, записная книжка с которыми, к сожалению, затерялась при многочисленных переездах, и стихи эти так и не были опубликованы. Кто знает, может быть, они когда-то всплывут на мировых аукционах...

А вот 13 дошедших до наших дней стихотворений песняра однозначно были посвящены Марии, так же, как и отрывок поэмы "Рыбакова хата". В рассказе "Туды, на Нёман!" прототипами главных героев стали сам Якуб Колас с супругой и их сыновья.

Хотя было и такое, что Мария то ли в шутку, то ли всерьез приревновала своего Кастуся к неизвестной, как ей показалось, вдохновительнице любовных поэтических строк и строго спросила, кому они посвящены (в душе, конечно, ни в чем не сомневаясь). Поэт заверил, что это все в честь ее, любимой Марусечки, Марусеньки.

Уже через десятилетия Якуб Колас говорил, что ни разу не изменил своей прекрасной Марии, хотя представительниц прекрасной половины человечества, желавших приударить за статным и известным уже в молодости поэтом, было хоть отбавляй, а поэтому разного рода предположений и фантазий на этот счет хватало.

Дом Якуба Коласа в Минске 1927-1941 гг. Графика. Минск, 1986 г.
Дом Якуба Коласа в Минске 1927-1941 гг. Графика. Минск, 1986 г.

За каждым великим мужчиной стоит великая женщина

Василина Мицкевич говорит, что воспоминания родственников и друзей семьи Якуба Коласа, как ничто другое, свидетельствуют о красоте этих семейных отношений.

"Они никогда не повышали друг на друга голоса, и, по рассказам, во взгляде прадеда на прабабушку всегда сквозила любовь. Мой дед, сын Якуба Коласа, всегда приводил в пример Марию Мицкевич, которая во всем была незаменимой опорой для мужа, хранительницей семейного очага, рассказывал, как она умела вести по жизни ладью семейных отношений, какой прекрасной была хозяйкой. Этот пример очень показательный для всех нас. И так же, как мы несем по жизни творчество нашего великого предка, так и традиции семейных отношений стремимся хранить и передавать своим детям. Меня этому учили с детства, за что я очень благодарна родным, теперь я учу дочерей этим простым житейским премудростям", - говорит правнучка поэта.

"За каждым великим мужчиной стоит великая женщина - это высказывание говорит само за себя, - продолжает Василина Мицкевич. - Они понимали друг друга с одного взгляда, такая сильная незримая связь была между влюбленными до конца их жизни".

Кстати, на серебряный юбилей свадьбы Якуба Коласа с супругой средний сын Юрка (погиб в первые дни Великой Отечественной войны и могила до сих пор не найдена) в качестве поздравительного тоста поблагодарил родителей, что они ни разу в жизни не поругались. Да, действительно, у всех троих сыновей Якуба Коласа было спокойное, счастливое детство, которое им подарили родители.

Семейный женский диктат

Хотя сказать, что Мария была мягкой, нельзя. Скорее наоборот, супруга Якуба Коласа придерживалась строгости и фактически диктаторской дисциплины для детей, особенно когда отец писал или же отдыхал. В этом плане очень показательны воспоминания одного из сыновей. Однажды его случайно задержала милиция - якобы он мог украсть чей-то кошелек. Ребенок на протяжении трех часов находился в милиции, не смея позвонить домой, чтобы утрясти это недоразумение, поскольку отец в это время отдыхал!

Вот такой был женский домострой, установленный, казалось бы, тихой и спокойной мамой. Дети знали свое место в семье, их задача была хорошо учиться, расти честными и добропорядочными. Именно такие семейные законы перенимали дети, внуки, правнуки, а теперь и праправнуки Якуба Коласа. Его не только творческие, но и семейные идеалы - пожалуй, хороший образец для подражания.

Якуб Колас с женой и детьми
Якуб Колас с женой и детьми

Такая супруга была ниспослана свыше

Правнучка рассказывает дальше о семье своего знаменитого предка: "Сестра Коласа в своих воспоминаниях говорила, что если бы такая жена не была ниспослана ему свыше, то Якуб Колас и не стал бы таким великим. Мария была первым слушателем и читателем, советчиком и критиком поэта. Вот такой интересный пример. Когда издавали вторую редакцию "Сымона-музыкі", она помогала ему восстанавливать поэтические строки (рукопись украли вместе с чемоданом в поезде), так как многое помнила наизусть. Ему действительно повезло с женой. К ней очень по-доброму относился и Янка Купала. Когда он приходил, то к его визиту хозяйка готовила заливную голову рыбы, заливной бочок поросенка, радовала его любимыми яствами".

Мария Мицкевич всю жизнь словно защищала любимого. В дневниках поэт описывал свои сны, в которых она представала его защитницей от всего плохого. А когда ее в 1945 году не стало, он написал: "Чувствую себя, как будто мне отсекли правую руку и отняли половину души. Для меня она была такой женщиной, которая попадается одна на десять тысяч. Она была единственной".

Якуб Колас с женой Марией и сыновьями Данилой и Юрием. Минск, 1924 г.
Якуб Колас с женой Марией и сыновьями Данилой и Юрием. Минск, 1924 г.

Если Якуб Колас был творческим гением поэзии и создателем множества ярких произведений, актуальных и поныне, то его незабвенная супруга - гением семейного очага, который горел ярко и ровно именно благодаря ее мудрости, необыкновенной, просто идеальной хозяйственности, покладистому характеру, доброте и сердечности, а еще терпению и рассудительности. Свою роль она видела в том, чтобы полностью освободить любимого и любящего ее человека от бытовых проблем, которые сама с легкостью решала и не считала их тягостью.

Дом Якуба Коласа всегда был хлебосольным и уютным, и сюда как магнитом тянуло его друзей, которые частенько засиживались за простыми, но уж очень щедрыми и вкусными яствами, которые с душой готовила Мария. О ее фирменных похлебках и мясных рулетах знали все друзья поэта.

Юрий Мицкевич. Минск, 1940 г.
Юрий Мицкевич. Минск, 1940 г.
Якуб Колас с сыном Михаилом и невесткой Натальей
Якуб Колас с сыном Михаилом и невесткой Натальей

Министр грибного хозяйства

В ряду этих угощений отдельное место занимали грибы, которые собирал сам Якуб Колас. Грибные места он знал не только в родных Акинчицах, но и в Тальке, где отдыхал и где даже подумывал построить дачу. На Нарочь он ездил в гости к друзьям Максиму Танку, Михасю Лынькову, где также любил ходить за грибами.

О его даре находить множество грибов в самых, казалось бы, негрибных местах ходили легенды. Рекордом считаются 500 боровиков, собранных за один день. Не зря он сам себя в шутку называл министром грибного хозяйства.

Многим друзьям он отправлял в подарок грибы, к примеру, переводчик Сергей Городецкий получал от него сушеные боровики.

"Затем мой дед, то есть сын Коласа, учил нас, детей, как собирать грибы, что никогда нельзя грибницу портить. Ее аккуратно надо срезать, спрятать, чтобы и следующий год был урожайным, как это всегда делал и Якуб Колас. Вот через такие, казалось бы, простые вещи передается любовь и бережное отношение к природе, - говорит правнучка поэта. - У нас в семье эта любовь к грибам передалась всем поколениям. При дедушке на Новый год обязательно были его фирменные соленые грузди. Очень вкусно он готовил грибную мочанку, вообще был хорошим поваром. Блины с жареными колбасками и ребрышками отменно готовил".

В грибах
В грибах

"Кстати, Колас, когда отдыхал на Пуховщине и ходил в грибы, то своим и деревенским детям приносил разные коряги, похожие то на Бабу-ягу, то на других сказочных персонажей. И мой дедушка это перенял. Он в лесу всегда любил заприметить и обратить внимание детей на какие-то особенности. Их это всегда забавляло, приучало к творческой мысли, к тому, что природа подсказывает образы. Кстати, страсть к тихой охоте передалась и нынешним поколениям Мицкевичей, мы любим летнюю и осеннюю грибную охоту", - делится Василина Мицкевич.

Доброта и милосердие

О доброте и милосердии семьи Коласа ходили легенды. Так, из Курска, где они находились после Первой мировой войны, он с супругой привез в Минск воспитанницу Ольгу Прачук. Помогли ей получить образование, устроиться в жизни. Супруга Коласа всегда мечтала о дочке - к трем сыновьям, поэтому к девочке относилась трепетно.

В семье Коласа в годы сталинских репрессий больше года жил еще один воспитанник, Юрка Лесик. Это сын белорусского языковеда Язэпа Лесика, "врага народа", который приходился дядей Якубу Коласу по материнской линии. Колас не побоялся взять его в свой дом, хотя для его семьи это было чревато расправой. По тем временам взять в семью сына "врага народа" было очень рискованно, ведь шли лихие 1930-е годы. Надо было иметь большую смелость и любовь к людям, чтобы совершить такой поступок. Здесь еще отразилось и единство семьи Коласа в том, что надо было помочь встать на ноги молодому человеку, поддержать его, даже рискуя своей семьей.

Язэп Лесик
Язэп Лесик

Благотворительная деятельность семьи Коласа

Семья Коласа была широко известна своей благотворительной деятельностью.

"В личном архиве поэта, который насчитывает около 6 тыс. единиц, много писем с просьбой о помощи. Многим он помогал, был хорошим психологом и понимал, что если к нему обращаются, то помочь надо. Вот, к примеру, пишет крестьянка, что у нее пропала корова, кормительница для деревенской семьи. Время было голодное, и он помог - купил корову. Еще в одном письме мальчик написал, что хочет играть на баяне, а у родителей нет денег, и он помог осуществить эту детскую мечту. У кого-то крыша прохудилась, у кого-то нет денег на лекарства - на такие простые жизненные просьбы Колас откликался и многим помогал. При этом не ожидая, что деньги вернут. Он в таких случаях любил говорить: "Отдадите, когда бедным буду я", - продолжает рассказывать его правнучка. - А сколько воспоминаний студентов, которых он поддерживал. Кому-то не хватало денег на еду, книги да и просто к родителям съездить. Как показывают сохранившиеся квитанции, переводы были совсем незнакомым людям, в различные города и села. Существенной была его помощь детским домам - бресткому, минскому и чаусскому. Помогал и материально, и морально. Он понимал, что этим маленьким детям нужны забота и внимание, переписывался с ними. Они к нему приезжали, он их наставлял, по-отечески учил уму-разуму. Есть целый фотоальбом, который они ему подарили".

Свой первый гонорар от поэмы "Сымон-музыка", которая, кстати, посвящена молодежи, в 1920-е годы он полностью передал детскому дому, хотя семья поэта жила не так уж и богато. Это были тяжелые для всех годы.

"У Коласа, как и его супруги, было очень чуткое и отзывчивое сердце. Об этом свидетельствуют многочисленные воспоминания о нем. По пути домой с работы он то угостит детей конфетами, то, увидев у них истрепанный мяч, подарит им затем новый. Он отзывался на чужую беду, чужие проблемы. Его пример показателен. Не загордился, став знаменитым, не очерствел сердцем, всегда помнил о своем бедном детстве. Это учит. Сколько десятилетий прошло, а эта доброта актуальна. Еще больше людей потянулось к нему, когда он стал депутатом Верховного Совета БССР и СССР, вице-президентом Академии наук, - просили помочь, начиная от освещения улиц до обеспечения жильем, то устроить в госпиталь, то помочь с работой. Диву даешься, когда у него было время всем этим заниматься, все это контролировать и решать", - удивляется и восхищается правнучка.

Память о добрых делах живет в поколениях и памяти и на других континентах. Зимой 2021 года пришло письмо из Торонто от Яны Вильтовской, чьи родители до войны жили по соседству с Мицкевичами на Войсковом переулке, 3. Жительница Канады по рассказам матери знает о чудесной семье Якуба Коласа, которая была по-настоящему доброй, гостеприимной и чуткой к чужим проблемам. Когда отец Яны на второй день войны ушел на фронт, а мать осталась дома с детьми двух и семи лет, то сердобольная Мария Мицкевич сразу же предложила вместе уехать в эвакуацию.

Соседка, чтобы не стать обузой, скромно отказалась, Они сердечно простились и уехали. Это был третий день войны, 24 июня 1941 года. Мать Яны с детьми ушла навестить знакомых, а когда вернулась обратно, то ни ее дома, ни дома Якуба Коласа уже не было - на их месте зияла огромная воронка от разорвавшейся бомбы. У женщины ничего не осталось, но она была счастлива, что жива и что соседи вовремя успели уехать… А война еще только начиналась...

Коллекции из более 2 тыс. рукописей поэта

Василина Мицкевич как хранительница фондов Государственного литературно-мемориального музея Якуба Коласа любит свою работу.

Она делится: "Это очень ответственно: в фондах хранится около 37 тыс. музейных экспонатов. Фонды огромные, они распределены по коллекциям. Конечно, самая главная для нас, - рукописи классика. В ней, к примеру, хранятся редкие произведения поэта конца XIX века - начала XX века. Коллекция насчитывает 2122 автографа. Самое ценное, что оставил для нас классик, - произведения, именно в этой коллекции бережно хранятся рукописные варианты стихов, поэм "Новая земля", "Сымон-музыка", "Хата рыбака", черновые варианты трилогии "На росстанях", богатое эпистолярное наследие классика. Кстати, в 20-томном собрании сочинений Якуба Коласа отражена и большая работа исследователей, которые каждую рукопись просматривали, анализировали, давали комментарии, отражали, какие правки были внесены в различных редакциях. Поэт к рукописям относился трепетно, ведь был учителем и понимал, что они должны быть в полном порядке. Уже в 1950-е годы, когда у него появились помощники, а в их числе и белорусский поэт Максим Лужанин, хорошо печатавший на машинке, стало полегче.

Задача главного хранителя фондов - сохранение, четкая систематизация материалов всех коллекций, поиск новых документов, связанных с жизнью и творчеством классика белорусской литературы.

Каллиграфический почерк

"У Якуба Коласа был каллиграфический почерк, что хорошо видно по рукописям, - рассказывает правнучка. - Сейчас дети и студенты так не пишут. Когда беру в руки автографы поэта, то понимаю, что их более ста лет назад писал мой прадед, его рука выводила эти слова и, конечно же, всегда испытываю трепет. Кстати, поэт много внимания уделял сбору фольклора. Сохранилось большое количество писем поэта к друзьям-писателям, родственникам, в которых прослеживается искренность и глубина его души, неподдельный интерес. Читая письма, будто слышишь голос Коласа, чувствуешь его переживания, узнаешь о его мечтах. Это словно разговор через века - о здоровье, погоде, творческих планах, предвидении, о том, что получается или не получается".

Письма к супруге Янки Купалы

Она не перестает удивляться, как вообще хватало времени писать столько писем, столько внимания уделять людям: "Сохранилась переписка (четыре письма) Якуба Коласа с женой Янки Купалы Владиславой Луцевич. Письма показывают, насколько близко к сердцу он принимал чужие проблемы. Колас писал из Ташкента, стараясь поддержать вдову друга в связи со смертью Янки Купалы и выражая собственные переживания от потери друга: "Мне так пусто в жизни без него".

А вот шуточное и очень искреннее письмо-поздравление ей:

"Дарагую Уладзіславу Францаўну шчыра вітаю з капою гадоў!

Капа - шэсцьдзесят гадкоў-снапкоў.

Жадаю яшчэ шмат гадкоў жыць на свеце, ну, яшчэ адну капу.

Моцна цалую. Якуб Колас".

Якуб Колас и Янка Купала
Якуб Колас и Янка Купала

Кстати, как шли по жизни два поэта, так же дружат сейчас и два музея - Якуба Коласа и Янки Купалы.

"В других славянских литературах нет подобного примера, чтобы два писателя, два классика, два национальных символа так шли по жизни, так дружили и дополняли друг друга, как Якуб Колас и Янка Купала, - рассуждает Василина Мицкевич. - Мы продолжаем эти традиции".

Сохранились также письма поэта к писателям Петрусю Бровке, Михасю Лынькову, Петру Глебке, Янке Мавру, семье Максима и Гавриила Горецких (кстати, с семьей Горецких Мицкевичи дружат уже в четырех поколениях).

В фрондах музея - семь очень трогательных писем к дочери публициста, переводчика Францишека Гришкевича - к начинающей поэтессе, ученице начальной школы Рагнеде Гришкевич. Он дает очень уважительные советы девочке, как ей писать, на что обращать внимание. "Пишите мне, у вас есть все данные, чтобы стать выдающейся поэтессой", - советовал он девочке. Послушалась ли она советов, неизвестно. Но его уважение к личности творческой девочки и ее творческим порывам восхищает.

Как рассказывают колосоведы, он вообще очень внимательно относился к молодым поэтам, не критиковал их, а давал позитивные советы, рекомендовал больше читать, больше вникать в тему. Всегда оставался настоящим учителем.

Коласовская кропотливость

У Василины Мицкевич в характере такая же коласовская кропотливость, трудолюбие.

"Когда работаешь с рукописями и эпистолярным жанром, то понимаешь, каким трудолюбивым был Якуб Колас. Потому что в послевоенные годы литературный труд не был для него основным. Он уже состоял в многочисленных комиссиях, в том числе по государственным премиям по литературе, был вице-президентом Академии наук, депутатом Верховного Совета БССР и СССР. Это столько должностей и столько ответственной работы, - продолжает правнучка. - Недаром он в последнем письме своему другу переводчику Евгению Мозолькову писал: "Я только на пятьдесят процентов писатель, а на остальные ты сам знаешь кто". Много времени и усилий отнимала общественная деятельность, различные заседания. В своих письмах он любил делиться чувствами, впечатлениями, жизненными делами, поскольку это давало выход эмоциям. Читая их, понимаешь те высокие духовные ценности, которые были главными для поэта. Он писал письма друзьям, переводчикам, родным. Писал о здоровье, творческих планах, переводах, не боялся поделиться размышлениями, что не получается. Читая, я понимаю, что это надо передавать внукам и правнукам, ведь это разговор, диалог поколений".

Письма Якуба Коласа собраны в трех томах 20-томного собрания сочинений - 400 страниц писем, которые говорят о его внимательном отношении к людям, к их чувствам.

Родные продолжают кропотливые исследования

Родные поэта проводят колоссальную исследовательскую и издательскую деятельность. Сейчас готовится книга младшего брата Якуба Коласа Михася Мицкевича (творческий псевдоним Антось Галина) и его перевод Евангелия на белорусский язык.

Родственники работают над многими книгами, посвященными Коласу и его семье. Так, книга "Апалены золак. Слова пра Юрку, Коласава сына" - совместная работа сына поэта Михаила Мицкевича и известного белорусского поэта Николая Метлицкого и посвящена среднему сыну Коласа Юрке, погибшему в сентябре 1941 года. Книга вышла в 2013 году в издательском доме "Звязда".

Мария Дмитриевна и Якуб Колас возле своего дома. Минск, 1941 г.
Мария Дмитриевна и Якуб Колас возле своего дома. Минск, 1941 г.

Еще одна книга семейного авторства "Долгая дорога от дома Янки Мавра к дому Якуба Коласа", где много интересных фактов о родстве и жизни двух известных писателей. Ее автор - дочка Янки Мавра, невестка Якуба Коласа Наталья Мицкевич.

Многие издания стали настольными для колосоведов - книги старшего и младшего сыновей Данилы Мицкевича "Любіць і помніць" (первый директор музея) и Михаила Мицкевича "Пад бацькоўскім дахам".

Василина Мицкевич также серьезно занимается исследовательской работой. Кропотливость есть в ее характере, которую заложил прадед, она исследует и сохраняет его наследие. Она не считает, что знает абсолютно все о Якубе Коласе, скорее уверена, что многое еще предстоит исследовать, найти.

Якуб Колас - Михаилу Шолохову
Якуб Колас - Михаилу Шолохову

В 2020 году она нашла неизвестные ранее автографы Якуба Коласа Михаилу Шолохову и Александру Твардовскому. А сколько еще открытий впереди...

"Сейчас мы также работаем над книгами переводов Якуба Коласа на английский язык, - продолжает она. - Была такая прекрасная переводчица и поэтесса Вера Рич, которая переводила Коласа, Купалу, Богдановича. Кстати, она как-то приезжала в Минск, гостила у нас дома. В прошлом году вышла ее книга переводов стихов на английский. Туда вошли избранные произведения Коласа. Она намеревалась перевести всю "Новую землю" на английский и "Сымона-музыку", но не успела это сделать. Это очень тяжелый труд. В переводах Вера Рич сумела передать не просто смысл, но и ритмику "Новой земли", что, кстати, очень и очень сложно".

Семья занимается новыми исследованиями, находит новые уникальные страницы биографии и творчества, которые словно неиссякаемый источник духовности и беспредельной любви к белорусской земле.

"Ясная зорка Якуба Коласа"

В нынешний, 2021-й, - год 130-летия со дня рождения Марии Мицкевич - ее потомки подготовили и посвятили ей книгу. Это совместный труд Веры и Василины Мицкевич - внучки и правнучки поэта. Василина работала в фондах музея, ее тетя Вера Мицкевич - в семейном архиве. "Ясная зорка Якуба Коласа" - под таким рабочим названием книга должна выйти в издательстве "Художественная литература". К сожалению, опубликовать ее пока не удалось. "Думаю, получилось интересно, ведь впервые собрано воедино все, что касается образа супруги Якуба Коласа - родовод, воспоминания старшего и младшего сыновей, неопубликованные ранее письма. Письма Марии Мицкевич к подруге - супруге Янки Купалы, сестрам Якуба Коласа", - рассказывает Василина Мицкевич.

По воспоминаниям Петруся Бровки, которые включены в книгу, "исключительной души была подруга жизни Якуба Коласа". "В их доме всегда сохранялся уклад трудолюбивой, добросердечной семьи, которая по-настоящему вобрала в себя все лучшее, что получила от своего народа", - писал он.

Из воспоминаний Заира Азгура: "Вот и дом, окруженный огромным яблоневым садом: здесь живет Якуб Колас… Мы увидели изумительной красы женщину. Глубиной глаз, каким-то особенным выражением доброты и сердечности она напомнила мне мадонну. Это была Мария Дмитриевна, жена Якуба Коласа. Очень приветливая, с замечательным по своей интонации грудным голосом. Она пригласила нас сесть за стол и подкрепиться. Нам принесли закуску и чай…Я сразу почувствовал какую-то особую атмосферу, какой-то особый семейный климат этого дома…У этой женщины было красивое лицо непринужденного в своих словах и поступках человека. Привлекательно непринужденного…Однажды я смотрел на нее, следил за тем, как грациозно и с чувством какого-то особого хозяйского достоинства управлялась Мария Дмитриевна у столового стола, и вдруг мне подумалось вот о чем. Понимая значение и роль своего мужа в белорусской культуре, она и мысли не допускает, что порог его дома может переступить человек, который не заслуживает уважения… Мария Дмитриевна была одарена талантом, возможно, совершенно редким. Неназойливо и органично такие натуры принимают на себя роль спутника гения. Громко говоря, Музы поэта. В повседневной жизни Мария Дмитриевна была жизнерадостной даже в не очень веселую пору, экономной и щедрой, скромной и непреклонной в своих убеждениях, чуткой к настроению гостя и неназойливой в беседе. На кухне она творила чудеса: жарила, варила, перемешивала, наливала, солила - и запах сытных яств обещал всем добрый обед или ужин. В комнатах - тишина…Не однажды я, наблюдая за Константином Михайловичем, как художник, как скульптор, которому суждено отобразить в портрете облик этого человека, замечал… Нет, точнее будет сказать - ловил его взгляд в сторону жены. Не скажу, будто у него в такие минуты были глаза влюбленного, по-юношески очарованного. Однако что-то необычайно ласковое тогда вспыхивало в них. Временами мне казалось, что так смотрит на Мадонну человек, верящий, что она - Матерь Божья…Мария Дмитриевна, как я уверен, удивительно рано почувствовала ту великую миссию, которую возложил на Кастуся Мицкевича белорусский народ. Ведь они и подружились и полюбили друг друга тогда, когда его поэтическое имя уже стало вровень с именем Янки Купалы…Нет, она никогда не показывала, что знает и ценит положение своего мужа, его социальное признание и его авторитет. Ничего броского в ней не было. Только этот взгляд разумных и чутких глаз. Только этот приглушенный, но и уверенный голос. Эта приятная и открытая улыбка… Интеллигентная женщина с высоким духовным миром. Без суеверий и высокомерия. Светлая…Мария Дмитриевна Каменская-Мицкевич… Хранительница коласовского очага".

А вот что вспоминал младший сын Якуба Коласа о маме, которая, по его словам, была самым строгим человеком в семье: "Она прошла очень суровую школу у жесткой, но справедливой игуменьи и на всю жизнь усвоила христианские ценности: честность, справедливость, гуманность. Мать следила за нашей учебой, поведением и устанавливала, можно, сказать, домостроевский режим. В часы работы и особенно отдыха отца в доме должны была быть полная тишина".

В школу - через площадь имени своего прадеда

"С детских лет я знала, что Якуб Колас - известный белорусский писатель и мой прадед. Достаточно осознанно я это стала воспринимать где-то в начальной школе. Кстати, в начальные классы я ходила через площадь Якуба Коласа, каждый раз мысленно приветствуя его по утрам, чем очень гордилась. Для меня большая честь быть родственницей такого важного для страны человека. И по мере моего взросления росло ощущение, что в память о нем я должна хорошо учиться, много знать, чего-то достичь, продолжать его традиции, - говорит Василина Мицкевич. - Одноклассники даже предположить не могли мою родственную связь с поэтом. Тем более что в семье мне бабушка с дедушкой с малолетства неустанно внушали, что не надо хвастаться, надо быть скромной, с уважением относиться к достоинствам и недостаткам других. Сколько себя помню, дедушка учил никогда не выставляться на первый план, скромно гордиться корнями. И первой я никогда не говорила, что я, мол, правнучка Якуба Коласа. Эти простые коласовские заповеди мне перешли от сына Коласа, то есть от моего деда. А я в свою очередь учу эти качествам своих дочурок. Колас сам по себе был очень скромным человеком, не горделивым, и этому учил детей. И это передалось нам через поколения. Вообще-то в школе у меня была другая фамилия, по отцу - Федченко, как и мой брат-близнец Василий. Я участвовала в разных школьных и республиканских конференциях, писала сочинения о творчестве прадеда. Постепенно росло желание передать ровесникам, другим людям, каким был в жизни великий поэт, какими были его идеалы".

В семье фамилия Мицкевич передается по женской линии

Фамилию Мицкевич из родственников Якуба Коласа сейчас носят примерно 17 человек.

Василина делится: "Когда окончила десятый класс школы, то поменяла свою фамилию на Мицкевич. Отец был не против, поскольку двое сыновей были на его фамилии. Кстати, с первого раза фамилию мне не поменяли. Пришлось затем идти вместе с дедом, который написал заявление, с которым мы потом направились в загс. Я это хорошо помню, как он написал: "Моя внучка - наследница Якуба Коласа, и хочу, чтобы ее фамилия была Мицкевич". После этого его просьба была выполнена.

Когда Василина выходила замуж, то своего избранника сразу предупредила, что останется с фамилией прадеда. И когда родятся девочки, то будут также Мицкевич, а если мальчики - то с фамилией мужа.

Будущий муж сделал ей предложение через месяц после знакомства. Она не была готова к такому неожиданному повороту событий и мягко ответила, что совсем его не знает, и предложила присмотреться, подходят ли они друг другу, помня передаваемые из поколение в поколение прадедовские заповеди о крепкой и дружной семье. Эта семья словно образец семейной жизни для всех поколений Мицкевичей.

"В общем, присматривались два года, встречались. Хорошо узнали друг друга. Ведь семья должна быть как одна команда. Должны понимать друг друга. Времени нет на выяснение, кто главный. Это тоже черта, которая передается у нас из поколения в поколение, - не выяснять, кто важнее в семье, а помогать и поддерживать друг друга", - делится Василина Мицкевич.

Василина Мицкевич с дочками
Василина Мицкевич с дочками

В каждом поколении – учителя

Якуб Колас и его супруга были учителями. Он - учителем белорусского языка в начальной школе и техникуме, в 1923-1926 годах преподавал в БГУ. Так сложилось, что практически в каждом следующем поколении династии Мицкевичей непременно были учителя или преподаватели, хотя они и не были филологами по образованию, кроме внука Якуба Коласа, его полного тезки - Константина Михайловича Мицкевича, преподавателя белорусского языка в БНТУ.

"Я окончила факультет философии и социальных наук БГУ и некоторое время преподавала. Так что, можно сказать, также пошла по стопам прадеда", - рассказывает Василина Мицкевич.

От Якуба Коласа ей передался спокойный и рассудительный характер. А вот кучерявые волосы - от второго прадеда, Янки Мавра.

О мечте стать знаменитой поэтессой

На почти полуторастолетней истории одной белорусской семьи, семьи национального белорусского героя, ярко прослеживается созидательный труд, преемственность семейных традиций и духовных ценностей нашего народа.

...Наталья, четырехлетняя праправнучка Якуба Коласа, мечтает стать космонавтом, балериной и поэтессой одновременно. Ее детская мечта, конечно же, наивна. Однако малышка твердо уверена, что обязательно должна стать знаменитой, как ее прапрадедушка, под сказки которого она так сладко засыпает в мечтах о своем мирном и великом будущем в родной Беларуси.

Правнучки
Правнучки

Алина ГРИШКЕВИЧ,

Фото предоставлено семьей МИЦКЕВИЧ,

Фото Егора ПАВЛЮЩИКА,

БЕЛТА.-0-

Топ-новости
Свежие новости Беларуси