ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Флаг Понедельник, 27 июня 2022
Минск Малооблачно +28°C
Все новости
Все новости
Культура
12 марта 2022, 14:48

РЕПОРТАЖ: Житель Орши коллекционирует и реставрирует старинные швейные машинки

Наукоемкое производство, "карта сокровищ", в трудные времена еще и кормилица с механическим "сердцем", работающим даже спустя века, - для знатока такое описание швейной машинки будет неудивительным. О тайнах и секретах некогда обязательного атрибута рачительной хозяйки знает мастер производственного обучения Оршанского государственного политехнического профессионально-технического колледжа Виктор Горовцов. Он собирает старинные швейные машинки и возвращает их к жизни, максимально сохраняя аутентичный вид. Таких экспонатов у оршанца уже более двух десятков. Коллекционер рассказал корреспондентам БЕЛТА, что он мечтает создать музей, в котором эти удивительные машинки заняли бы центральное место, а в качестве дополнения служили бы вещи крестьянского обихода - прародители промышленных механизмов.

Виктор Горовцов 25 лет отработал в конструкторском бюро на предприятии по выпуску швейных машин - знаменитом оршанском "Легмаше". Он знал производство от и до, ездил в составе делегаций на многочисленные выставки за границу с демонстрацией отечественной продукции. В арабских странах на оршанские швейные машинки был небывалый ажиотаж. На одну из экспозиций прибыл даже арабский шейх, посмотрел в работе полезные технические устройства и приобрел партию, а заодно и пятиниточный оверлок. Производители кожаных изделий, мебельщики и представители других профессий испытывали "агрегат" на мощь и способность брать максимальную толщину ткани - и поражались работоспособности белорусских швейных машин.

Даже детские экземпляры, которые советские девочки включали в игру "Дочки-матери", так изумили иностранцев, что они по договору приобрели их у завода, чтобы реализовать в своей стране. Ни одной машинки с выставок не вернулось на родину - все расхватали. Словом, был фурор.

Когда же "Легмаш" закрыли, Виктору Горовцову удалось договориться с руководством предприятия и забрать на сохранение несколько моделей, вплоть до последней разработки - она до сих пор на ходу и выглядит еще очень юной и ухоженной. Все они находятся в колледже и выполняют свою основную функцию.

Собирать старинные швейные машинки мастер начал, уже работая в колледже. Когда группу ребят отправляли в колхоз, Виктор Горовцов интересовался у местных жительниц, не осталось ли у них ручных или ножных машинок. Так постепенно набрались ценные экспонаты.

Самый старинный экземпляр из его коллекции, а его едва не постигла участь оказаться на свалке, был выпущен в 1896 году. Такие машинки, по всей видимости, продавались представительством одной из зарубежных фирм. "Абачинъ и Орловъ. Biesolt & Locke" - такая табличка с гербом, на котором изображен коронованный царь зверей, прикреплена к потертому, но до сих пор работающему инструменту. Кстати, компания Biesolt & Locke была основана в немецком городе Мейсен и просуществовала до 1914 года. Специализировалась, как вы понимаете, на производстве швейных машин.

В свое время некоторые европейский ведущие производители таких устройств открывали представительства в Российской империи, а знаменитый завод в Подольске, чье клеймо ПМЗ знала любая советская швея, появился благодаря компании "Зингер".

В извечный спор, как правильно - "Сингер" или "Зингер", специалисты попросту не вмешиваются, потому что существуют машинки с обоими названиями, и все они принадлежат одной фирме. Однако в перестроечные годы в среде русских эмигрантов появилась легенда, что именно машинки "Сингер" содержат в себе своеобразную карту сокровищ. Они скупали на постсоветском пространстве все находившиеся модели именно с таким названием, пытаясь отыскать в серийных номерах зашифрованный номер счета в швейцарском банке с баснословной суммой. А еще ходили слухи, что в какой-то из машин содержится много драгметаллов. Так это было или нет, сейчас узнать невозможно, потому как счастливый обладатель "лотерейного билета" с клеймом известной фирмы не явил себя миру.

Живучесть швейных машин кроется, по мнению оршанского мастера, в их кинематике, которая остается такой же, как и почти два столетия назад. Сердце инструмента - челнок - лишь слегка видоизменился. Если сейчас принцип захвата нижней нитки круговой, то раньше челнок работал поступательными движениями назад и вперед. И строчка на такой машинке по сравнению с современной была идеально ровной. Один из образцов машинки с подобным челноком есть в коллекции Виктора Горовцова.

"Производство швейных машин является высоконаучным. Детали для них производят настолько точными, что их измеряют вплоть до микронов, а не миллиметров. Принцип работы устройства не меняется столетиями, модернизируется лишь дизайн, скорость и количество операций. Раньше корпуса делали из чугуна. И если посмотреть на сохранившиеся экземпляры, то эти машинки можно отнести практически к вечному двигателю", - подчеркнул коллекционер.

Мастер переживает, что много уникальных вещей наши люди выбрасывают на свалку, не задумываясь об их значимости. "Они ценны и с исторической точки зрения, и как семейные реликвии, которые передаются из поколения в поколение. Одна женщина рассказывала когда-то, что во время войны перед тем, как уйти из деревни в партизанский отряд, закопала швейную машинку, чтобы та не досталась фашистам. После войны мастеру с золотыми руками поступало много заказов на пошив одежды, и так она и ее семья прокормились, выжили в трудное время", - рассказал Виктор Горовцов.

Восстанавливать экспонаты ему помогают учащиеся колледжа. После занятий они приходят в мастерскую и пробуют реставрировать и изготавливать точные копии утраченных деталей. "Мы готовим наладчиков швейного оборудования. Раньше на "Легмаше" таких специалистов было немало, а теперь - по пальцам пересчитать. Старшее поколение наладчиков постепенно уходит, а заменить их некому. Для меня работа с учащимися - это не только их профподготовка, но и приобщение ребят к сохранению промышленного наследия Орши и в целом швейного производства. Когда мальчишки своими руками вытачивают детали, потом ставят их в машинку и она начинает работать, то их радости нет предела. Глаза горят азартом, они хотят делать такие вещи снова и снова", - поделился своим педагогическим подходом мастер.

Кроме машинок он коллекционирует и утюги. "Что за швейная машинка без утюга? Он был обязательным для каждой швеи. В моей коллекции есть несколько экземпляров, самому старинному - 130 лет. Несмотря на небольшой размер, он очень тяжелый", - отметил мастер.

Такие утюги в отличие от тех, куда добавлялись угли, разогревался на огне. До сих пор его подошва практически гладкая, имеется лишь несколько щербинок, а при небольшом - с ладошку - размере масса у него действительно немаленькая: мне было сложно прикинуть на вес, но я бы сказала, что килограмма три или четыре.

Также в деревнях Виктору Горовцову передают в дар атрибуты крестьянского быта: прялки, ткацкие станки, маслобойки. Увлеченный коллекционер мечтает открыть музей, где можно будет увидеть эволюцию швейных машин и узнать, от каких крестьянских занятий произошла легкая промышленность. "Чем в старину женщины занимались в деревнях зимами? Ткали, пряли, шили, вязали, выбеливали полотна и складывали в сундук - для приданого девицам на выданье. У меня есть и прялки, и ткацкий станок, и приспособления для глажки, а даже сундук для приданого. Мне бы хотелось собрать это все вместе и сделать экспозицию, чтобы любой житель Орши и гости города смогли увидеть, как шла эволюция - от прялок до современных швейных машин. Пока проблема лишь в помещении. Музей желательно создать в городе, чтобы не только ученики нашего колледжа смогли его посещать, а все желающие", - раскрыл свою мечту коллекционер.

В городе, который славился производством великолепного швейного оборудования, покорившего даже арабского шейха, такой музей был бы востребован. А экскурсоводы могли бы рассказывать посетителям и о "карте сокровищ", и о секретах молодости внутренних механизмов, которые с момента изобретения стали работать всего лишь с большей производительностью. Заодно экскурсанты увидели бы, какой труд и сколько души вкладывала каждая хозяйка в изготовление одного полотна ткани. Возможно, тогда дети и взрослые стали бы более бережно относиться и к традициям своей страны, и к швейным изделиям.

Алеся ПУШНЯКОВА,

фото Александра ХИТРОВА,

БЕЛТА.-0-


Новости рубрики Культура
Топ-новости
Свежие новости Беларуси