ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Флаг Четверг, 27 января 2022
Минск -3°C
Все новости
Все новости
Интервью
25 августа 2015, 11:12
Ольга Войтова

Белорусские экспортеры смогут снизить складские запасы с помощью форфейтинга

Ольга Войтова
Главный специалист управления регулирования небанковских операций Национального банка

На минувшей неделе состоялось значимое для отечественной экономики событие - первый форфейтер Беларуси официально получил уведомление о внесении в реестр юридических лиц, осуществляющих учет векселей, в Национальном банке Беларуси. Другими словами, частное брокерское предприятие "Даймондинвест" стало пионером на вновь реанимированном вексельном рынке страны. Почему этот сегмент может стать привлекательным для белорусских экспортеров, и с чем связывают свои надежды на новый вид бизнеса представители предприятия? Об этом в интервью корреспонденту БЕЛТА рассказали директор частного брокерского унитарного предприятия "Даймондинвест" Андрей Разгулов и главный специалист управления регулирования небанковских операций Национального банка Ольга Войтова.

- Андрей Викторович, форфейтинг - достаточно специфическое финансовое понятие. Тем не менее вы сделали его своим новым видом бизнеса. Сложно было решиться?

- Нам решиться было не сложно, в отличие от банков. Проанализировав ситуацию, выяснили, что банкам пока хватает собственных финансовых инструментов. Тем не менее в России с интересом восприняли наши инициативы.

- В России есть такой инструмент, как форфейтинг?

- Векселя там ходят до сих пор. Ведь вексельный кредит дешевле, чем банковский. В России тоже наблюдается нехватка денег, и там тоже ищут более доступные инструменты. Поэтому когда мы рассказали нашим деловым партнерам о намерениях нашего государства развязывать ситуацию с неплатежами, то появился интерес. Российский партнер уже готов работать по данному указу. Ну, а потом в Беларуси мы нашли экспортера. Так что теперь у нас есть клиенты с той и другой стороны, которые теперь раздумывают над нашим предложением. Надеюсь, что мы их убедим. К слову, российская сторона более мобильна, они уже готовы рассчитываться по новой схеме. Как это будет в реальности - посмотрим. Надеемся на помощь Нацбанка в сопровождении сделки, поскольку пока отчетность - для нас новый инструмент. Скажу честно, с 2006 года все подзабыли, что такое векселя. Надо будет напоминать.

- А как дела обстояли десять лет назад?

- В 2006 году рынок векселей упорядочился, поскольку вышел указ №278, в котором для расчетов по векселям были поставлены достаточно жесткие условия. Не секрет, раньше на этом рынке было слишком много махинаций. Сейчас все прозрачно, учитывается масса факторов, никаких сложностей быть не должно.

- Ольга Николаевна, почему Нацбанку приходится вновь прибегнуть к такому инструменту, как вексель?

- В Беларуси были большие объемы векселей, банки активно с ними работали до 2006 года. Потом инструмент свою задачу выполнил, поскольку экономическая ситуация изменилась в лучшую сторону. Кроме того, изменения в налоговом законодательстве, а также указ №278, который ввел 15% гербовый сбор при использовании векселей во внешнеэкономических расчетах, также существенно поубавили интерес к векселям. Основная масса участников рынка так или иначе задействовала нерезидента. Когда такие операции стали облагаться гербовым сбором, то сделки стали невыгодными и инструмент прекратил свое существование. Нынешнее возвращение векселей - это постановка их на более современные цивилизованные рельсы. Свою функцию в период кризиса при нехватке платежей вексель выполнил, а потом нашлись более современные инструменты. Однако сейчас ситуация несколько похожая на тот период, поэтому возникает потребность вернуть такой инструмент.

- Вексель будет продаваться между субъектами или на торгах биржи?

А.Р. - Вексель предназначен для внебиржевого рынка. Для наших экспортеров этот инструмент привлекателен тем, что, предоставляя импортеру отсрочку платежа, они тем не менее обеспечивают выполнение требований законодательства по обеспечению своевременного поступления выручки на счет. Они получают живые деньги, которые можно снова использовать с пользой.

- Давайте уточним всю схему покупки-продажи векселей.

О.В. - Схема действия механизма выглядит следующим образом. На нулевом этапе экспортер договаривается с форфейтером, в качестве которого может выступать либо банк, либо уполномоченное юрлицо - как в данном случае брокерское предприятие, о том, что если вексель будет соответствовать критериям, установленным в постановлении Нацбанка №267, то банк или форфейтер будет готов его учесть (купить).

Нулевой этап очень важен, потому что нужно определить ключевые параметры сделки, номинал векселя, валюту учета, размер дисконта, срок платежа по векселю и другое, а также крайний срок проведения операции учета. Ведь у банка свои планы по управлению ресурсами. Спустя месяц ситуация может измениться, соответственно, договоренности, достигнутые на предварительном этапе, могут поменяться. Поэтому все эти принципиальные моменты должны быть обсуждены до того, как экспортер будет искать нерезидента для продажи своей продукции за вексель.

После того как достигнута договоренность с форфейтером или банком, следующий этап для экспортера - поиск нерезидента, готового купить продукцию. У нерезидента может недоставать денег на текущем этапе, но он готов купить товар с отсрочкой. К примеру, с оплатой через год. Форфейтинг - инструмент для средне- и долгосрочного торгового финансирования. В иных случаях хорошо работает и более знакомый факторинг.

- Каков же самый максимальный срок для сделки по векселям?

- Ограничений в законодательстве нет. Но экспортер вряд ли найдет банк или форфейтера, который захочет учесть вексель сроком платежа, скажем, через три года. Такой вексель ему будет сложно продать. Однако если это будут взаимоотношения между дочерним и материнским банками, тогда такая ситуация вполне допустима.

Нерезидент заключает контракт с экспортером, где должно быть четко прописано, что в качестве оплаты за товар передается вексель. Чем более подробно экспортер опишет в договоре параметры векселя, тем больше себя застрахует.

После заключения договора теперь уже нерезидент должен искать вексель, который должен передать экспортеру за товар. Он обращается в российский банк и просит получить такой вексель в качестве вексельного кредита. Другими словами, просит вексель, обязуясь вернуть деньги за него через год, например. В Беларуси это называлось продажа векселей с отсрочкой оплаты, в России - вексельный кредит. Фактически российский банк не отвлекает ресурсы, а просто выдает ценную бумагу. Как правило, срок платежа по векселю наступает чуть позже, чем срок возврата вексельного кредита. То есть сначала клиент возвращает деньги, а из них банк погашает свой вексель.

Это вполне отработанная схема. Сейчас она не так популярна, как десять лет назад, тем не менее такой инструментарий сохранился у российских банков. Некоторые из них до сих пор активно его используют, финансируя посевную и уборочную страду.

Дальше следуют простые и понятные вещи. Экспортер получает у нерезидента вексель и в соответствии с договоренностями, которые были достигнуты на нулевом этапе, продает его форфейтеру или банку. В чем выгода для экспортера - товар поставил, практически сразу получил деньги. Не нужно брать кредит, предоставлять залог... Экспортер получает деньги на счет от форфейтера или банка и может их использовать в своей дальнейшей деятельности.

Очевидны преимущества и для банка. Допустим, он финансировал экспортера, но тот сильно закредитован. Во-первых, банку отвлекать большие резервы на формирование ресурсов не очень выгодно. Деньги-то не работают. Во-вторых, качество активов хуже, потому что одно дело выдать кредит белорусскому экспортеру, а другое - получить ценную бумагу банка, которая соответствует высоким рейтингам. Поэтому для банка такая сделка - более качественное управление активами. К тому же он может продать вексель на внешнем или внутреннем рынке, либо предъявить его к досрочному платежу. Как правило, все российские банки декларируют, что свои векселя они готовы выкупать досрочно. Естественно с дисконтом.

- Что может сделать с векселем экспортер?

- Часто интересуются, можно ли не продавать этот вексель банку или форфейтеру, а дальше передать по цепочке какому-то иному резиденту. Теоретически это возможно. Но если вексель в валюте, то сделка попадает под ограничение валютного законодательства, ведь между двумя резидентами использование ценных бумаг в валюте или иностранной валюты запрещено, кроме конкретных случаев или с разрешения Нацбанка. Но теоретически может быть такая ситуация, что экспортер продал свою продукцию за белорусские рубли и получил вексель в них же. Такой вексель может использоваться, не попадая под ограничения. Однако в указе №69 стояла задача привести в страну валютную выручку, а не белорусские рубли. Ведь и для россиян вексель в белорусских рублях - вексель в иностранной валюте. Поэтому там тоже есть нюансы.

К слову, продажа таких векселей между банками за иностранную валюту допускается. Банки, экспортеры, форфейтеры, все участники указа №69 вправе использовать валюту по сделкам с такими векселями. Банкам и новым форфейтерам пока еще предстоит оценить все преимущества нового вида сделок. Однако уже точно можно сказать: белорусские экспортеры смогут снизить складские запасы с помощью форфейтинга.

Вячеслав БЕЛУГА

Топ-новости
Свежие новости Беларуси