ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Флаг Понедельник, 15 июля 2024
Минск +25°C
Все новости
Все новости
Интервью
18 февраля 2022, 16:45
Юрий Троян

Юрий Троян: трудолюбие не спасет, если оно не освещено талантом

Юрий Троян
Юрий Троян
Балетмейстер Большого театра

Народный артист Беларуси Юрий Троян ушел на заслуженный отдых. В свой последний рабочий день в должности главного балетмейстера Большого театра он нашел время, чтобы пообщаться с корреспондентом БЕЛТА. В откровенной беседе мэтр говорил о самом сокровенном - театральном искусстве, любви к белорусскому балету, личных переживаниях и размышлял о жизни.

"В моей жизни в первый раз случилась ситуация - я ушел на пенсию"

- Сегодня ваш последний рабочий день в театре. Переворачиваете последнюю страницу в Большом или начинаете новую главу?

- Вы знаете, я ничего не закрываю и не открываю, все-таки 53 года служил этому театру... Можете добавить еще десять лет, которые провел в этом месте, бегая по коридорам и мешая людям работать. Здесь была целая группа детей артистов. Заодно мы выходили на сцену в детском мимансе. Так что творческая карьера началась давно. Думаю, что сейчас просто какая-то новая грань. Все, что мог, - сделал. Далеко не все в жизни получается, как хотелось бы, но старался сделать лучше. У меня было это качество, и, может, благодаря ему я чего-то добился.

В прошлое воскресенье состоялся прощальный вечер - спектакль "Сотворение мира". Публика принимала хорошо, было много цветов, и я благодарен им за это. Честно говоря, просто хотел уйти, да и все. Меня можно простить, потому что в моей жизни первый раз была ситуация, что я ушел на пенсию. Многое было, и есть что вспомнить: что-то мне понравилось в этой карьере, что-то нет, но это уже мои оценки.

- Наверное, сегодня можно подвести промежуточный итог. Чем гордитесь и о чем сожалеете?

- Единственное сожаление, что слишком мало сделал. Мы все живые люди, нам присуща определенная степень лени. Когда анализируешь прошлое, находишь моменты, когда мог сделать лучше. Но кое-что я все же сделал - оттанцевал 20 лет. Говорят, делал это более менее прилично. Несколько спектаклей поставил, что, кстати, было крайне интересно. Мне нравился процесс постановки и задумывания. Старался брать неизбитые темы, хотя это сложнее и ответственнее - сделать абсолютно оригинальный спектакль. Но мне нравится по жизни заниматься тем, что я никогда не делал.

"Кто из нас знает, что будет завтра? Мы все живем в тайнах"

- В одном из интервью вы говорили, что балет - это тайна. За эти годы вам все же удалось ее разгадать?

- Наш каждый день - тайна. Кто из нас знает, что будет завтра? Мы все живем в тайнах, мечтах, опасениях, тревогах за родных и близких. Все держится на тайне, а в театре тем более. Любой спектакль строится на этом: что произойдет дальше, как повернется сюжет? Знаете, поставить балет - это фактически написать повесть или роман. Когда все получается, тогда в сердце все цветет и произрастает.

- В карьере вы были во многих ипостасях: танцовщиком, педагогом, постановщиком, главным балетмейстером. Какая из этих ролей вам ближе и какая давалась труднее всего?

- Каждая по-своему. Это определенное время жизни и совершенно разные профессии. Руководить коллективом и самому хорошо танцевать - почти несовместимые понятия. Даже ставить балет и руководить коллективом - тоже мало совместимые понятия, потому что одно мешает другому. Ставить балет - это как писать стихи. Должно быть определенное состояние души. Мозги должны быть свободными от рутинных, ежедневных дел. Когда танцевал по молодости - было более интересно. Все открывал для себя и думал, как много всего умею. А дальше... чем больше жил, тем больше приходило осознание того, что все наоборот.

"У меня было гипертрофированное чувство ответственности, связанное с тем, что я теперь заслуженный"

- Вы стали заслуженным в 21 год. В трудные времена после развала Советского Союза, когда стране было не до культуры, не возникало мысли уехать? Наверняка поступали предложения из-за рубежа?

- Я стал заслуженным в 1971 году. Все было безоблачно. Помню, как прочел указ о присвоении звания: у нас на следующий день был ответственный концерт и так плохо я никогда не танцевал. Так нервничал, что все тело колотилось. У меня было гипертрофированное чувство ответственности, связанное с тем, что я теперь заслуженный. А в 1990-е годы, когда Советский Союз распался, были интересные предложения - приглашали в Южную Африку, Канаду. Тогда передал свое предложение известной балерине, которая до сих пор там живет.

- Но вы всегда к себе достаточно требовательно относитесь. Наверное, это здорово помогало в профессии?

- Простого человека поставить на сцене и включить ему свет - он же может инфаркт получить. Вот просто постоять, когда в зале сидит полторы тысячи человек, - к этому нужно привыкнуть, и это непросто, но профессия такая. Знаю массу артистов, которые прекрасно репетируют в балетном зале, а потом выходят на сцену и ничего не могут сделать. Нервная система не выдерживает стресса.

"Все, что я делал, - делал в Беларуси"

- Почему остались?

- Все, что я делал, делал в Беларуси: родился, получил образование и много наград. Как говорится, грех жаловаться. Разъезжая по всему миру, я старался представлять свое государство и страну, а раз я руководил балетом, мы все представляли страну на международной арене, и, должен сказать, на достаточно серьезном уровне.

- С гастролями вы посетили около 80 стран. Как зарубежный зритель реагирует на белорусский балет? Есть ли чему у нас поучиться?

- Конечно! У нас высокий уровень. Как правило, в поездку собираются самые лучшие, и там это выглядит крайне серьезно. Причем в Беларуси это также достойно смотрится, но там уже все отточено до предела. Чувство ответственности не покидает. Иностранному зрителю, как правило, очень нравится. Далеко не все знают, где находится Беларусь, но спектакль всегда заканчивается огромными аплодисментами и люди начинают интересоваться нашей страной. В этом наша великая миссия - показать, что существует такая страна, культура, высокий профессиональный уровень. Мы абсолютно соответствуем международным стандартам. Решающий вопрос - профессиональная убедительность. Можно взяться танцевать сложный балет, пыжиться, загримироваться, красиво одеться, но танцевать нужно. А здорово танцевать могут далеко не все. Белорусский балет может это делать.

- Белорусский балет, какое время он сегодня переживает?

- К сожалению, в связи с ковидом практически не было гастролей, но мы старались сохранить уровень. И сейчас балет ждет хорошее будущее.

- Столько поездок, спектаклей, нет ли желания написать об этом мемуары?

- Пока нет. Если почувствую, что хочется, напишу. Надеюсь, у меня есть еще какой-то запас, чтобы что-то сделать. Сейчас нужно отдохнуть и привести здоровье в порядок. Будем надеяться, что все исправим.

- То есть решение об уходе было не спонтанным?

- Для себя решил, что уйду в 70 лет, ведь это более чем достаточно. Но перед самым уходом мне предложили еще сделать детский балет "Конек-Горбунок". Потратил на это еще немного времени. Настал мой 71-й год. Пора уже идти.

- Во сколько лет вы дали себе такое обещание?

- После 65-летнего юбилея. Человек же прекрасно понимает, как он себя чувствует. Уже нужно больше времени на восстановление, есть вопросы к самому себе. Я привык взвешивать свои шаги, а потом их четко исполнять.

- Люди творческие нередко находят свою любовь на репетиционных площадках, где-то в кулуарах театра. Насколько это помогает или, может, наоборот - мешает в профессии?

- Это очень тяжелая профессия. И многие вещи, которые свойственны другим людям, не даны артистам. С детства регулярный тяжелейший труд. Ежедневные стрессовые и физические нагрузки. Конечно, это воспитывает организованность, трудолюбие и трудоспособность. Выйти на сцену - это открыть свою душу. Если человек вышел на сцену и не попытался найти эмоциональный контакт со зрителем, рассказать ему все, что у него внутри, то успеха не будет. Самые благополучные артисты - те, кто очень эмоционален на сцене. Им есть что сказать зрителю. Мы с Людмилой Бржозовской поженились после того, как станцевали "Ромео и Джульетту". Люди входят в образ, и естественным продолжением может оказаться брак, семья. Профессия, конечно, влияет на отношения. Много совместных репетиций, поездок. Довольно много супружеских пар в балете, а как там дальше складывается - другие вопросы.

"Трудолюбие не спасет, если оно не освещено талантом"

- Везение, талант, трудолюбие, покровительство - без чего невозможно состояться артисту балета?

- Без таланта. Если его нет, ничто не поможет. Говорить можно многое, симулировать тоже, но нужно выйти на сцену и остаться один на один со зрителем. Даже трудолюбие не спасет, если оно не освещено талантом. Грани таланта разные: кто-то обладает координационно великолепной техникой, кто-то талантлив эмоционально, может создать великолепные роли, у кого-то это комплекс, а у кого-то этого нет. Вот и вся разница. На сцене нужны открытые и интересные своей душой люди. То, что они показывают на сцене, должно быть достаточно неожиданно для зрителя, небанально.

- Вопрос отчасти банальный, но все же: где находите жизненные силы, черпаете вдохновение? Говорят, люди творческие видят мир иначе.

- Музыка, живопись, литература. Люблю книги, у меня их много, и я до сих пор их покупаю. Да, информацию могу взять в интернете, но книга... Когда берешь ее в руки, они же теплеют. Сколько людей вложило в нее свой труд, талант. Я стараюсь каждые 5-7 лет перечитывать всю свою коллекцию, потому что со временем меняюсь я и мое восприятие. Иногда даже по несколько книг читаю сразу. Это держит мозг в тонусе. Кстати, я никогда не пользуюсь закладками. Всегда точно знаю, где остановился. Все потому, что когда мне было 10 лет, то с фонариком под одеялом читал книги, которые так тяжело было достать. Мама меня гоняла: нужно было спать, а я полночи мог читать. И этот интерес остался.

"Состояние счастья не перманентное"

- Вы говорили, что чувство счастья - это когда вы что-то сделали достойно. Так вот, вы счастливый человек?

- Есть хорошее выражение "Никогда не говори никогда". Не нужно так по максимуму себя оценивать. Были моменты в моей жизни, когда я считал себя счастливым. Потом приходит новый день, проблемы, и ты понимаешь, что все еще впереди. Состояние счастья не перманентное. Как правило, это результат большого труда и напряжения. Когда хорошее случается, то чувствуешь себя счастливым.

- Вы неоднократно давали интервью, отвечали на вопросы журналистов. Есть ли философские вопросы, которые ставили перед собой, но все еще находитесь в поисках ответов?

- Это великая тема. Философские... Есть много вопросов, на которые я не знаю ответа. Может, то, что мы не знаем на них ответов, заставляет жить дальше. Мы все время пытаемся найти ответы: кто я, зачем жил, живу и буду. Как правило, это риторические вопросы. Наступает новый день, и мы продолжаем делать себя, обустраивать пространство вокруг, учимся у тех, кого мы сами учим. Процесс бесконечный. А потом приходят другие, и все продолжается.

Анастасия СОБОЛЕВА,

БЕЛТА.-0-

Топ-новости
Свежие новости Беларуси