ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Флаг Воскресенье, 3 июля 2022
Минск Сплошная облачность +26°C
Все новости
Все новости
Интервью
25 мая 2022, 16:48
Михаил Мясникович

О смелых предложениях, потенциальной замене доллару и общих рынках. Большое интервью с главой Коллегии ЕЭК Мясниковичем

Михаил Мясникович
Михаил Мясникович
Председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии

По мере преодоления последствий пандемии на евразийском пространстве деловая жизнь постепенно возвращается к очному формату. Столица Кыргызстана Бишкек 26 мая принимает первый Евразийский экономический форум, на который заявлена и представительная делегация из Беларуси. Участники обсудят стратегическое развитие евразийской интеграции в эпоху глобальных изменений, финансовое развитие и макроэкономическую стабильность, активизацию деятельности в энергетической и транспортной сферах, цифровизацию. Речь пойдет и о ситуации в промышленности стран Евразийского экономического союза.

На следующий день, 27 мая, лидеры стран рассмотрят ключевые темы в повестке интеграционного объединения на саммите, который пройдет в формате видеоконференции.

О подробностях этих мероприятий и перспективах сотрудничества в целом в интервью для проекта "В теме" на YouTube-канале БЕЛТА рассказал председатель Коллегии Евразийской экономической комиссии Михаил Мясникович.

- Безусловно, мы очень активно готовимся к предстоящему первому Евразийскому экономическому форуму. У нас на сегодня зарегистрировались 2,5 тыс. участников из 15 государств. Это говорит о большом интересе у профессионалов и журналистов к этому знаковому, я считаю, мероприятию.

Повестка очень разная. Она содержит вопросы не только экономического развития, но и связанные с некоторыми гуманитарными проблемами, рынком труда и многими другими интересными вещами. Но у меня уверенность, что общий тренд будет направлен на то, каким видится Евразийский экономический союз в перспективе. Стратегия-2025 (Стратегические направления развития евразийской экономической интеграции до 2025 года. - Прим. БЕЛТА) очерчивает основные горизонты до 2025 года. И, естественно, возникает вопрос: а что дальше? И ученые, и практики, я думаю, внесут очень интересные идеи и предложения, каким видится наш союз после 2025 года. Этот мозговой штурм, полагаю, будет очень полезен Евразийской экономической комиссии для практической работы.

- Какие из вопросов повестки дня будут наиболее дискуссионными, что самое главное? В первую очередь речь о саммите, ну и, конечно, на форуме, возможно, какие-то интересные моменты тоже будут обсуждаться.

- Мы не ставили такую цель, чтобы ангажировать или задавать общий характер дискуссии. Я думаю, вызовет большой интерес первая панель, где я буду выступать модератором. Там присутствуют у нас не только члены совета (вице-премьеры), но и представители академической, вузовской науки, наши иностранные гости. В частности, генеральный секретарь ШОС обещает принять участие - таким образом мы расширяем горизонты сотрудничества.

Могут быть и интересные предложения со стороны представителей государств, не являющихся членами ЕАЭС: или наблюдателей, или тех, с которыми мы выстраиваем партнерские отношения. Например, могу сказать, что у нас в повестке Высшего совета 27 мая рассмотрение двух таких тем. Это подходы по формированию зоны свободной торговли с Индонезией и вопросы, связанные с дальнейшим продвижением в формировании торговых отношений с Ираном.

- Вы упоминали, что на саммите главам государств предстоит рассмотреть вопрос о выработке актуальной схемы расчетов при распределении импортных пошлин. Беларусь и Россия здесь уже работают через российский рубль, а остальные наши партнеры пока по старой схеме - через доллар США. Как вы считаете, будет ли эта тема интересна для всех участников союза, насколько она перспективна?

- Безусловно, это не только будет один из самых актуальных вопросов на заседании Высшего совета (он в повестке в узком составе), но и, мне представляется, вокруг этого будут дискуссии на Евразийском экономическом форуме.

Сегодня в договоре о Евразийском экономическом союзе расщепление и перечисление ввозных импортных пошлин осуществляется через доллар США. И в связи с теми недружественными санкциями и действиями, которые мы наблюдаем со стороны западных государств, мы 17 марта на заседании совета очень внимательно этот вопрос обсуждали и было выработано соответствующее предложение, подписан временный порядок перечисления таможенных пошлин. Его суть в том, что между Россией и Беларусью осуществляются расчеты в российских рублях. Россия и Беларусь осуществляют расчеты с тремя другими государствами - членами ЕАЭС (Армения, Казахстан и Кыргызстан) также в российских рублях. Армения, Казахстан и Кыргызстан в настоящее время осуществляют расчеты так, как и предусмотрено договором, в долларах США.

Поэтому будет рассматриваться вопрос о внесении изменений в договор. Предлагается такой вариант для того, чтобы рассмотреть валюту платежа, валюту расчетов. Идут активные консультации с центральными национальными банками. К этому подключается активно бизнес-сообщество. Мы рассматривали этот вопрос в Коллегии Евразийской экономической комиссии. Думаю, это будет один из таких актуальных вопросов для выработки консолидированного решения.

Сейчас несколько изменились суммы. У меня есть данные на 15 мая: рост поступления импортных пошлин в Армении, Казахстане и Кыргызстане, некоторое снижение в Российской Федерации и Беларуси в связи с тем, что изменились товарные потоки. Мы анализировали данные с 1 января по 15 мая. Еще пока рано делать какие-то общие выводы, потому что формируется новая реальность на рынке товаров и услуг.

- На днях было заявление члена Коллегии по интеграции и макроэкономике Евразийской экономической комиссии Сергея Глазьева о возможности создать с Шанхайской организацией сотрудничества единую расчетную валюту на замену доллару и евро. Как вы считаете, это потенциально интересно в союзе?

- Думаю, это одна из важных дискуссионных тем, которая будет предметом обсуждения на заседании Евразийского экономического форума. Мы с академиком Глазьевым на первой панельной дискуссии являемся модераторами. Думаю, это будет очень интересно не только для бизнес-кругов и центробанков, но и для широкой аудитории. Лично я считаю, что за этим будущее. Это правильный подход, когда мы формируем независимую платежную систему и независимую единицу. Но, безусловно, надо посмотреть и на опыт Европейского союза. Ведь тоже формировалось и экю, и евро, и вот мы имеем то, что имеем. Поэтому здесь, я считаю, что Евразийский экономический союз и не только… Думаю, что к этой системе могут подключиться и другие государства. В этом есть хороший смысл и интерес.

Знаете, иногда приходится слышать: "валюта расчетов". Сегодня у нас в ЕАЭС 73% используются национальные валюты (с 2016 года доля национальных валют во взаимных расчетах в ЕАЭС превышает 73%. - Прим. БЕЛТА). Это достаточно высокий уровень. И здесь нет каких-то ограничений или препятствий. Суть заключается в том, что четыре страны - Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан - имеют отрицательное торговое сальдо с Российской Федерацией. И, естественно, уже в этом плане процент сложно увеличить. Поэтому идет разумное доминирование российского рубля в расчетах. Но тема, которая сегодня актуальна и обсуждается, это не только валюта расчетов, но и валюта договора. То есть валюта ценообразования, чтобы и цены тоже формировались в национальных валютах или в той валюте, как договорятся стороны.

- Сначала пандемия, теперь санкции в отношении Беларуси и России. Как на фоне всего происходящего вокруг союза вы оцениваете уровень сотрудничества, торговли, взаимодействия внутри ЕАЭС? А главное, насколько велики единство, взаимоподдержка, солидарность членов союза? Какие приоритетные задачи в этом плане ставит перед собой Евразийская экономическая комиссия?

- Очень актуальный вопрос. Мы включились в решение этих проблем сразу. У нас было достаточно активное и результативное рассмотрение данного вопроса уже 17 марта 2022 года. На сегодня в результате трех принятых решений в отношении 1310 товаров или отменены, или снижены импортные пошлины, что способствует более комфортному поступлению зарубежных товаров из третьих стран на рынок наших государств. Это как потребительские товары, так и продукция производственно-технического назначения для наших предприятий. Поддержка бизнеса оценивается в $2,8 млрд в расчете на год. Это существенная мера поддержки. Из этих 1310 товаров на 1200 обнулены пошлины, по ста с небольшим у нас существенно снижены ввозные таможенные пошлины.

Кроме того, физическим лицам предоставлены возможности беспошлинно ввозить товары в багаже на сумму до 1 тыс. евро и весом до 31 кг. То есть не только в рамках организованной, контрактной торговли, но и для граждан предоставляется возможность беспошлинно ввозить товары в личных целях.

Считаю, что эти решения очень выгодны для бизнеса и для населения, позволяют стабилизировать положение в том числе на рынке потребительских товаров.

Комиссия очень активно сотрудничает по данным вопросам с национальными банками, Центральным банком Российской Федерации, с деловыми кругами. Мы провели заседание Делового совета с представителями нанимателей. Получили от них тоже очень интересные предложения. Я хотел бы поблагодарить и представителей бизнес-сообществ, и особенно созданную группу высокого уровня, которую возглавляет министр экономического развития Российской Федерации господин Решетников.

Мы регулярно рассматриваем вопросы, как помочь и гражданам, и предприятиям, полностью стабилизировать товарные рынки по продукции производственно-технического назначения и потребительским товарам. Но тут надо иметь в виду, что если предоставляются тарифные льготы, то это создает и дополнительные конкурентные вопросы. Усложняется конкуренция для предприятий, которые производят аналогичную продукцию у себя. Поэтому, обнуляя или льготируя соответствующий уровень тарифной защиты, мы учитываем, чтобы таким образом не усложнить работу наших предприятий, которые производят продукцию как для внутреннего рынка, так и для торговли с третьими странами. Мы подходим очень осторожно к этим всем делам. Понимаем, что надо поддержать и потребительский рынок, и предприятия, но не создать больших проблем для отечественных товаропроизводителей. Таким образом, медаль имеет две стороны.

- После встречи с Президентом Беларуси Александром Лукашенко 19 мая в Минске вы говорили, что глава белорусского государства внес интересные и даже смелые предложения по развитию евразийской интеграции. Может, не в деталях, но хотя бы в общем поделитесь, пожалуйста, какими-то подробностями.

- Думаю, мы будем свидетелями непосредственно выступления уважаемого Александра Григорьевича Лукашенко на заседании Высшего Евразийского экономического совета. Поэтому, я думаю, не будем забегать вперед: глава государства изложит сам свое видение.

Единственное, я могу сказать, что Президент верит в развитие Евразийского экономического союза и его идеи и предложения заслуживают внимания и реализации в рамках работы нашей Евразийской экономической комиссии.

Скорее всего, будут предложения, как нам совершенствовать работу в рамках действующего договора и какова перспектива в первую очередь для бизнес-сообщества в нашем союзе.

Единство и солидарность в этом плане… Безусловно, мы показали, что можем решать даже самые сложные задачи во время пандемии, когда шла борьба ковидом. Принимались решения и по медицинским изделиям, и фармакологическим. Сейчас в непростых условиях, в которых работают экономики наших государств, эта сплоченность позволяет достаточно успешно преодолевать трудности.

- Общеизвестно, что Беларусь всегда выступала за как можно более полную и скорейшую реализацию всего потенциала ЕАЭС, за обеспечение не на бумаге, а в реальности четырех свобод - движения товаров, услуг, капитала, рабочей силы, за снятие барьеров и ограничений. Как вы оцениваете прогресс в этом? Какая ведется работа?

- Отвечая на ваш вопрос, я мог бы привести в качестве положительного примера те успехи, которые Республика Беларусь имеет в выстраивании системных и многоплановых отношений с Российской Федерацией. Те 28 программ, которые подписаны главами государств и которые сейчас активно реализуются правительствами и бизнес-кругами, это хороший пример в том числе и для Евразийского экономического союза. Я полагаю, что многие направления могли бы быть заимствованы из того опыта, который имеется в Союзном государстве. Это не только цены на энергоносители, материалы, сырьевые ресурсы - это и сам дух взаимоотношений, и те долгосрочные договоры, которые формируются между нашими предприятиями. Они говорят не только о взаимоотношениях сегодняшнего дня - выстраивается достаточно серьезная перспектива сотрудничества в первую очередь в инвестиционной, инновационной деятельности. И наука активно подключилась: я проводил соответствующие консультации с научным сообществом Беларуси и России. Промышленники наши достаточно активно работают, аграрии. Это говорит о том, что работа выстраивается, как говорится, в долгую с учетом взаимодополняемости наших экономик.

Это хороший пример развития экономических и сопутствующих им иных направлений сотрудничества. В этом плане мы можем посмотреть и на вопросы, связанные с балансами производства и потребления, с техническим, тарифно-таможенным регулированием. И, безусловно, на вопросы цифровизации. Цифра сегодня уже становится неотъемлемой частью экономического сотрудничества. Она как общий дух и общее настроение нашей работы. Вот в этом плане можно и нужно заимствовать тот наработанный опыт, который имеется в белорусско-российскои сотрудничестве.

Я знаю, что глава белорусского государства передал предложения руководству Российской Федерации по целому ряду инвестиционных проектов, которые предлагается реализовать на основе общих усилий.

- Может, есть какая-то статистика? Если помните, раньше вели подсчет, сколько осталось снять барьеров, устранить ограничений. Если нет конкретных цифр, то оцените хотя бы в целом, происходит прогресс в этой сфере или нет?

- Я бы ответил на ваш вопрос несколько нестандартно. Те 15 барьеров, которые у нас есть во взаимной торговле, не оказывают существенного влияния на нее. Да, это некие досадные нюансы, но в принципе это не является чем-то столь существенным, чтобы вызвать критику от бизнес-кругов и органов государственной власти по поводу некой неурегулированности тех или иных направлений сотрудничества.

Проблемы две, и они связаны не столько с барьерами.

Иногда страны допускают невыполнение тех или иных договоренностей в двусторонних и многосторонних отношениях. И это, естественно, создает очень большие проблемы для хозяйствующих субъектов, которые рассчитывают на то, что торговое, инвестиционное сотрудничество будет вестись в соответствии с принятыми документами. Это проблема правоприменительной практики, когда имеет место отклонение от принятых решений. Этот вопрос беспокоит все государства, особенно активно его поднимал Кыргызстан. В обращении Президента Кыргызской Республики господина Жапарова к коллегам (в настоящее время Кыргызстан председательствует в ЕАЭС) одним из тезисов было то, что нам надо очень серьезно уделять внимание безусловному выполнению буквы и духа тех договоренностей, которые достигнуты. Мы сделали соответствующий доклад, направили его сторонам. Он находится на столах у тех, кто занимается вопросами непосредственно торговых отношений.

Вторая проблема касается препятствий. Имеется в виду, что вводятся ограничения - торговые режимы, которые не урегулированы законодательством нашего союза. Здесь тоже имеет место отклонение, когда осуществляется взаимная торговля в ЕАЭС. Мы работаем над этим направлением. Есть план, который утвердили правительства, мы им руководствуемся в повседневной деятельности. Но настолько быстро меняется ситуация, что иногда возникают иные препятствия, которые приходится решать сегодня на сегодня. Как было с ковидом, как, сейчас я комментировал, вопросы, связанные с санкционными действиями по отношению к России и Беларуси. То есть надо принимать решения оперативно. Эта тема постоянно в повестке дня нашей Комиссии. Мы этим занимаемся и докладываем правительствам наших стран.

- Формирование общих энергетических рынков в ЕАЭС, в том числе газового, остается одной из ключевых задач. Согласно договоренностям глав государств, общие энергетические рынки должны заработать к 2025 году. Как вы считаете, с учетом ситуации в мире, вокруг России и Беларуси, с учетом санкционного давления может ли ускориться союзное движение по этому треку? Или все же у нас есть план и мы движемся исключительно согласно нему?

- Я хочу сказать, что по этим планам, которые есть, мы не допустили ни одного срыва ранее установленных сроков. По электроэнергетике здесь фактически все урегулировано. Сейчас идет отработка документов, и они в высокой степени готовности, по рынку нефти и нефтепродуктов. Фактически осталось три пока спорных вопроса по общему рынку газа. Я думаю, к концу года мы и по этому проекту соглашения также найдем взаимоприемлемое решение.

Если брать соглашение по газу, это вопросы, связанные с тарифами на прокачку. Второй вопрос: как быть с теми долгосрочными договорами, которые заключены между нашими странами? Оставлять их в силе или пересматривать с учетом положений нового договора? И вопросы, связанные с импортом природного газа из третьих стран. Это если о крупном.

А вообще мы рассматриваем эти все вопросы с точки зрения действия естественных монополий.

- То есть какого-то желания форсированно создать эти общие рынки до 2025 года, в 2023-м или 2024-м, не ощущается, правильно я понимаю?

- Самоцели такой нет.

У нас обеспечивается полная самодостаточность - не только по рынку энергоносителей, но и по рынку продовольствия, и другим сырьевым ресурсам, например по металлу. У нас даже предложение превышает спрос. По производственно-технической комплектации очень высокий уровень самодостаточности. Есть все: интеллектуальные ресурсы, богатые природные ресурсы. У нас есть все возможности для того, чтобы действительно очень успешно развиваться. И вот задача нашего Евразийского экономического союза, и Комиссии в частности, заключается в том, чтобы рационально распорядиться этими ресурсами, наращивать взаимную кооперацию.

Хочу сказать, что 2021 год уже свидетельствует о существенных успехах в этом направлении. Выросла не только взаимная торговля - взаимные кооперационные поставки выросли на треть по сравнению с 2020 годом и где-то на 20% превышают уровень доковидного 2019-го. Это говорит о том, что у предприятий наших стран есть чем торговать взаимно и у нас достаточно высокая самодостаточность, самообеспеченность.

- В завершение интервью хотел бы задать личный вопрос. Вы много лет отдали государственной службе в Беларуси, занимали высокие посты, в том числе премьер-министра. Так или иначе это было связано с отстаиванием национальных интересов, продвижением белорусской повестки. Сейчас вы уже больше двух лет возглавляете Коллегию Евразийской экономической комиссии. Насколько было сложно переключиться с национальных на коллективные интересы? Тут уже в хорошем смысле слова надо и вашим, и нашим.

- Вопрос, конечно, сложный. Я могу честно ответить, что темы интеграции, сотрудничества в СНГ, Союзном государстве, Евразийском экономическом союзе были всегда у меня в повестке дня. Вся моя деятельность, и научная, и практическая, была настроена на то, чтобы мы укрепляли интеграционные процессы. Поэтому здесь нет какого-то внутреннего раздвоения по сравнению между тем, что было, и тем, что сейчас. То есть это мои жизненные убеждения как руководителя, гражданина, ученого. Здесь нет внутренних разногласий.

На всех должностях я стремился отстаивать интересы Республики Беларусь, быть очень внимательным и слышать те предложения, которые исходят от партнеров. И вот сегодня, когда работаю председателем Коллегии Евразийской экономической комиссии, я по-прежнему внимателен ко всем пяти государствам (членам ЕАЭС. - Прим. БЕЛТА), к тем инициативам и предложениям, которые поступают. Да, это непросто, когда надо найти консенсус пяти участников в той или иной дискуссии. Приходится применять и знания, и опыт для того, чтобы показать преимущества того или иного направления сотрудничества.

Договор 2014 года о Евразийском экономическом союзе - это в основном торговый договор. Полагаю, что мы не должны ограничиваться только вопросами взаимной торговли. Для того чтобы будущие поколения были заинтересованы в развитии интеграции в ЕАЭС, мы должны укреплять научно-инновационное сотрудничество, смотреть на разработку и внедрение новых технологий, подготовку кадров соответствующего уровня и квалификации, в том числе и рабочих кадров. В плане общего рынка труда мы уделяем очень много внимания тому, чтобы он формировался не в ущерб тем гражданам, которые приезжают работать в другую страну Евразийского экономического союза. Мы создали цифровые платформы, приняли много решений, чтобы отказаться от тех ограничений, которые были. В первую очередь это касается пенсионного обеспечения и равных условий для граждан наших государств.

Работы много, работа интересная. Безусловно, надо делать все для того, чтобы решения, которые принимаются, были выгодны всем пяти государствам.

Владимир МАТВЕЕВ,

БЕЛТА.-0-

Топ-новости
Свежие новости Беларуси