ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Пятница, 15 ноября 2019
Минск Сплошная облачность +5°C
Все новости
Все новости
Интервью
07 марта 2019, 16:04
Анна Горчакова

Танец, не знающий барьеров

Анна Горчакова
Анна Горчакова
Председатель правления Минской областной организации ОО "Белорусское общество инвалидов", руководитель школы танцев "Дар", волонтер ОО "Республиканская ассоциация инвалидов-колясочников", инструктор по активной реабилитации

Стойкость духа, жертвенность, высоко поднятая голова и улыбка вопреки всем обстоятельствам - это не какой-то букет гипербол в качестве комплимента к празднику 8 Марта. Женщины, обладающие всеми этими качествами, есть. Они ломают стереотипы, переворачивают мир других людей и мир в целом. С одной из таких посчастливилось познакомиться корреспондентам БЕЛТА. Анна Горчакова - очень добрый и светлый человек, но при этом с волевым характером и завидной целеустремленностью. Ее достижения можно перечислять долго: многократный чемпион мира по спортивным танцам на инвалидных колясках (всего в ее копилке за 22 года набралось 58 медалей соревнований международного уровня), лауреат международной премии "Филантроп" и премии "Гордость нации", обладательница звания "Минчанин года - 2018", финалистка минского городского этапа республиканского конкурса "Женщина года - 2018" в номинации "Активная жизненная позиция" и еще много других регалий. Невероятным образом она умудряется совмещать деятельность в качестве председателя правления Минской областной организации общественного объединения "Белорусское общество инвалидов", руководителя школы танцев "Дар", волонтера общественного объединения "Республиканская ассоциация инвалидов-колясочников", инструктора по активной реабилитации.

- Анна Викторовна, ваша активность просто поражает, и она настолько разносторонняя, что проще начать беседу с корней. Расскажите, откуда ваша сила?

- Мой папа белорус, а мама из Казахстана, где родилась и я. Но, вообще, женская линия у нас татарская. В раннем возрасте мы уехали в Германию, где отец служил. Там три с половиной года я провела в берлинской больнице. А к первому классу меня выписали, и год я отучилась в Германии. Потом Беларусь. Печи, Борисов... Можно сказать, что я коренная борисовчанка.

- Значит, вы еще и полиглот?

- К сожалению, нет. Казахский не знаю, а вот немецкий в детстве впитывала наравне с русским, но в школьные годы, увы, забыла. Учитель иностранного языка ко мне домой не ходил. Как и преподаватель химии. И я попросила родителей отвезти меня в дом-интернат для детей с нарушением опорно-двигательного аппарата. Полгода уговаривала. Понимала, что мне потом поступать в институт, на фабрике или заводе я со своей первой группой инвалидности работать не смогу. Мне подойдет умственный труд. Папа у меня военный музыкант, и дед тоже был военным музыкантом. Их специализация - духовые инструменты, хотели, чтобы я играла на флейте. Папа частенько брал на репетиции. Но я сказала: "Ха, мне пианино, пожалуйста!" Я все выбирала сама. Долго насчет фортепиано спорила с родителями, но настояла. За пять лет закончила семь классов, хотела продолжать музыкальную карьеру, пойти в музучилище. Но, поскольку училась на дому, попросилась в обычную музыкальную школу, сыграла им. "Круто, замечательно, - сказали мне. - А ногой на педаль ты ведь не можешь нажимать, поэтому не возьмем". Вот я и уехала в интернат.

- То есть в коляске вы были не всегда?

- После длительного лечения в Германии меня поставили на костыли и надели ортезы. Это такие железные шины, на каркас которых натянут кожаный сапог. Их используют, когда родные мышцы и суставы не держат. И ходишь, по сути на костылях, передвигая поочередно прямые ноги, подтягиваешься на руках. Тяжело. Но, несмотря на это, поступила на дневное отделение университета в Минске. Тогда была замечательная льгота - можно даже с "тройками" было пройти по пятибалльной системе. Так я и проскочила, хотя во мне подтачивали неуверенность в себе, говорили, что не поступлю - не хватит ни ума, ни сил. Я, кстати, потом была в пятерке лучших студентов. Представляете? Инвалид первой группы, переехала в Минск, одна, без родителей, знакомых и друзей, училась на дневном, получила место в общаге, моталась по всему городу из одного учебного корпуса в другой (и так пять лет, а потом еще и магистратура), была стопроцентная посещаемость - а тогда ни о какой безбарьерной среде и речи не шло. Это моя самая большая гордость. Хотя тогда-то я и подорвала свое здоровье. В итоге теперь в коляске.

- Но ведь кто-то же помогал тогда, в студенчестве?

- Конечно! Однокурсники у меня замечательные были. Сначала один проникся, второй, третий. Стали по чуть-чуть помогать. Особенно зимой, когда сугробы, гололед. Приходили, бывало, за мной в общежитие, чтобы проводить на занятия, потом обратно. И так постепенно даже между собой график наладили. А первые года два звучал призыв: "Кто сегодня Аню провожает?" - и тут же 15 человек подрывается. Такой был курс роскошный! Но все равно было тяжело: каждая ступенька - это нужно поставить костыли и отжаться. Я столько наотжималась, что даже сейчас, уже в коляске, у меня весь плечевой пояс, спина, грудь - вся эта часть закачанная. Помню, 2002 год, когда я еще ходила, к антресоли на руках подтягивалась (а на ногах ортезы, каждый по 2 кг), висела на одной руке, а второй вещи доставала или закидывала. Столько силы было, сейчас уже меньше.

- Как же вы в танцы попали?

- Меня как студента-психолога отправили на практику в Белорусский фонд помощи спортсменам-инвалидам, который развивал практику танцев на колясках как реабилитацию людей с инвалидностью. Туда же меня потом по распределению и отправили - по ходатайству фонда. Съезжались спортсмены со всей страны, я их тренировала, кого-то потом вводили в сборную по танцам на колясках. А для меня это стало отдушиной. Первая причина - музыка. Я с ней так и не рассталась. Когда предложили танцы, поняла, что снова смогу быть в музыке. Это огромное счастье и радость для меня. Впрочем как и движение - я очень активная.

- Помните своего первого партнера по танцам?

- Да, Роман Красько, студент Университета культуры, который учился на хореографа. Теперь уже с четвертым танцую. Хотя гораздо реже, чем раньше. Прежде четко исполняла две программы (и была единственной в своем классе, кто две программы выигрывал), а сейчас, учитывая всю мою занятость, танцую только одну.

- Кажется, будто каждый ваш шаг в жизни - это разрыв шаблона, ломка стереотипов. Много их вы уже за это время опровергли?

- Много, действительно. На меня с детства их пытались навешивать. Я обижалась, говорила, что знаю, кто я такая. Даже трудно все перечислить. Считалось, например, что я должна быть всегда дома, заниматься бытом. А я хотела выбрать профессию по сердцу и стать лучшим специалистом в своем городе Борисове.

- А в итоге оказались в столице...

- Да! Но не только. Меня приглашают преподавать в другие страны мира: Нидерланды, США. В Америку я летала три раза, давала мастер-классы. В Москве тоже. Кстати, первая чемпионка мира по танцам на колясках оттуда - моя ученица. Первый чемпион России по бальным танцам на колясках среди детей - тоже один из моих. Совершенно закрытого ребенка, который не хотел, боялся из-за тяжелейшего ДЦП - вытащила на вальс, протанцевала с ним. Он поверил, мама в него поверила, вся семья. В результате он потом и университет окончил. Таких историй много. Прежде всего в нашей стране - я много занимаюсь с детьми и в регионах.

- И много у вас учеников было и есть сейчас?

- На самом деле, я не вправе преподавать танцы как педагог, т.е. за деньги, потому что образование другое. Вот и волонтерю. Но на сегодняшний день сборная Беларуси по танцам на колясках - почти все изначально мои ученики. Аня Сиротюк, которой я ставила базу, многократная чемпионка Европы; Вероника Косач, чемпионка мира, которая тоже у меня начинала танцевать, Даша Кульш, трехкратная чемпионка мира, Ирина Можарова, победительница Кубка мира. И это я не говорю о тех девчатах и ребятах, которых сейчас тренирую. Когда я перешла в Белорусское общество инвалидов, стала заниматься с детьми, у которых тяжелейшие заболевания. Брала всех подряд: детский церебральный паралич, различные сочетанные нарушения. Например, моя девочка, которая стала серебряным призером Кубка мира и завоевала четвертое место на чемпионате Европы, парализована от первого грудного позвонка. Это прорыв - с такими заболеваниями не выдерживают конкуренции. Но я ей об этом не говорила, призналась только после выступлений. И она еще больше поверила в себя и продолжает танцевать. Диагноз Ани Бузо из Минска, победительницы Кубка мира, - детский церебральный паралич, с которым вообще тяжело танцевать. Когда голландцы ее увидели, они не поверили глазам. А еще я очень надеюсь, что из тех девочек, которых сейчас тренирую, вырастут хорошие преподаватели танцев.

- И это вы называете хобби? А что же тогда на основной работе - председателя областной организации Белорусского общества инвалидов?

- В должности я четыре года. Чем только не занимаюсь (хорошо, что есть помощники, например, бухгалтер нашей областной организации). Вопросами трудоустройства инвалидов, юридической поддержки, развития культуры и искусства - находим в регионе таланты и проводим фестивали разных уровней. Еще у нас четыре действующих предприятия, на которых работают люди с инвалидностью. Пятое скоро откроем, набираем работников. Организовываем отдых для нашей молодежи, проводим семинары и тренинги. Поддерживаем председателей в 20 районах - я постоянно в командировках, езжу, помогаю им решать вопросы на местах.

- Это, похоже, еще один сломанный стереотип: вы ведь не просто женщина за рулем, но еще и колясочница.

- На самом деле, таких активных, как я, колясочников много, которые по всей стране ездят. Разве что девочек, вы правы, поменьше. Просто, по статистике, мальчики чаще получают инвалидность. У них больше заболеваний. И во всякие приключения они попадают чаще, чем девочки, поэтому травмы получают быстрее. Возвращаясь к вопросу о моей деятельности, добавлю, что в ассоциации инвалидов-колясочников я во время отпуска работаю инструктором по активной реабилитации - по танцевальной аэробике.

- Где же время на семью? Вижу кольцо, значит, есть супруг...

- Который все это 17 лет терпит. Да, ему достается меньше всего внимания. Мы с ним познакомились все в том же фонде помощи спортсменам-инвалидам, куда он приехал за реабилитацией. Ему, конечно, чтобы привлечь мое внимание, пришлось сделать вид, что безумно интересны танцы. Мы даже какое-то время потанцевали вместе. Поженились, а потом он быстро с этим завязал - ведь дело сделано. Вообще, он по образованию тракторист, человек от земли. Это я такая возвышенная. Кто-то ведь должен поить, кормить, за хозяйством следить, одевать. Это делает муж. Был бы такой, как я, - беда. Я понимаю, что это неправильно, но остановиться не могу. А он прощает. По-настоящему. Я за всю свою семейную жизнь никогда не знала, сколько стоит стиральный порошок или овощи, не умею до сих пор платить за квартиру. Вы бы видели, какой у нас дома огромный цветник. И я понятия не имею, как за ними ухаживать.

- Получается, вы с мужем только вдвоем?

- Так вышло, что мое здоровье было сильно подорвано, а лекарства, которые пришлось принимать, несовместимы с беременностью. Приемного взять нельзя - по законодательству инвалиды первой группы (муж мой ведь тоже колясочник) не могут усыновлять детей. Если бы могла, троих бы родила точно. Я очень люблю детей, и они мне отвечают взаимностью. Может, Господь так решил, что я больше нужна обществу. И это лучше, чем если бы я всю себя отдала семье.

- Где же та секретная розетка, от которой вы подпитываетесь энергией? Где берете силы на все?

- А вот это, кстати, воочию можно увидеть не на моих тренировках, где танцоры о своих болячках не говорят, потому что хотят, чтобы их воспринимали красивыми и успешными, а на занятиях по активной реабилитации с ребятами, которые собираются на летний слет от ассоциации инвалидов-колясочников. Представьте, на 10 дней приезжают курсанты - люди, которые впервые выбрались в общество с момента приобретения инвалидности. Грустные, со своей трагедией и болью. А их встречают счастливые инструкторы-колясочники, как я, которые уже все это прошли, они бесконечно шутят, смеются. Волонтеры, которые это видят, не понимают, что происходит. Им понятно, почему человек в коляске грустит, но какие есть поводы для хохота? Но постепенно курсанты втягиваются в рабочую, но при этом веселую и легкую атмосферу - и на десятый день смеются все. Знаете, многие из них такую путевку в жизнь получают, что редко кто остается потом сидеть дома. Устраиваются на работу, поступают в институт, женятся, выходят замуж. Был один случай, который никогда не забуду. Я даже расплакалась. Когда мы проводили курсантов и собрались, чтобы проанализировать прошедший слет, одна из курсанток, добравшись домой, нам позвонила. После курса реабилитации она впервые за 10 лет забралась самостоятельно в ванную. Позвонила и сказала нам: "Спасибо, ребята. Я за 10 лет впервые попала в ванную. Я счастливый человек. Абсолютно". И тут все инструкторы как закричат: "Ура!". Ведь это маленькая, но такая безумная, самая настоящая победа. Нет чувства лучше, чем когда ты приносишь людям радость и счастье. Это так заряжает! Никакие деньги, карьера, никакие награды и медали этого не заменят.

- Вот хотела спросить про ваше жизненное кредо, да вы сами уже и ответили.

- Я без этого не могу. Был этап в жизни, когда уволилась из фонда помощи спортсменам-инвалидам (по причинам, связанным со здоровьем). Денег не было совсем. И я устроилась на работу в офис оператора мобильной связи, занималась подключением, но продержалась только девять месяцев. Поняла, что деньги для меня не важны. Случилось так, что я попала в больницу на три дня. Там встретился парнишка-колясочник, который много лет сидит дома, никуда не выбирается. Я ему рассказываю, как благоустроить квартиру под себя, как сдать на права, попасть на слет по активной реабилитации, как трудоустроиться. И он вдохновился. Через несколько недель или месяц ко мне на работу приходит женщина, не видит, что я в инвалидной коляске, и начинает рассказывать, что ей нужно подключить сына, который сам в офис подняться не смог - он колясочник. Начинает делиться радостью: "Такое счастье. Мой сын недавно чемпионку встретил, а она ему рассказала такое, что мы уже тут и на работу устраиваемся, из дома выбрались, на мероприятия ездим, телефон вот хотим мобильный подключить, чтобы с людьми общаться, в жизни быть..." А я слушаю и понимаю, что она о том самом парне. И думаю: "Что я здесь делаю?" Я ведь не могу обойтись без этого - не дарить этой радости, не возвращать счастье в семьи. И уволилась…

- За что вам большое человеческое спасибо!

Екатерина КНЯЗЕВА,

Фото Оксаны МАНЧУК,

БЕЛТА.-0-

Топ-новости
Свежие новости Беларуси