ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Суббота, 21 сентября 2019
Минск Сплошная облачность +3°C
Новости
Все новости
Все новости
Регионы
28 августа 2015, 17:44

РЕПОРТАЖ: Легко ли быть шахтером, или как добывалась соль

Темная клеть, меньше минуты стремительного спуска - и вот до поверхности земли уже 625 м. Именно здесь, в самом сердце шахты Краснослободского рудника, добывается один из стратегических для Беларуси видов сырья - калийная соль. В преддверии Дня шахтера корреспонденты БЕЛТА решили своими глазами увидеть, каков он, этот нелегкий труд под землей, и спустились в одну из шахт производственного объединения "Беларуськалий". Подробности читайте в нашем репортаже.

На 2-е рудоуправление "Беларуськалия" мы приезжаем утром, и после короткого разговора с директором рудоуправления Игорем Кожичем нас отправляют на Краснослободской рудник. Именно там мы будем спускаться под землю. На раскачку времени нет, ведь у шахтеров все расписано буквально по минутам.

- Есть время проведения наряда и инструктажа, спуска людей в шахту, доставки на горный участок. И оно не нарушается вплоть до минуты. Это шахта, и здесь минута иногда может спасти человеку жизнь, - объясняет начальник рудника Сергей Патиюк.

Переодевшись в спецодежду, отправляемся на краткий инструктаж, после которого нам выдают индивидуальные светильники и самоспасатели. От последних, кстати, напрямую зависит жизнь шахтера. Если вдруг произойдет авария, пожар, завал или прорыв воды и у человека не будет возможности дышать, тогда и вскрывается самоспасатель. Кислорода в нем хватит на час ходьбы или 5 часов "отсидки". Выглядит он как старый металлический термос, весит около 3 кг, при ходьбе - мешает. Но от понимания ценности этого, как шутят шахтеры, "девайса", покрепче прижимаешь его к себе.

- И лампы, и самоспасатели всегда индивидуальные, - объясняет нам исполняющий обязанности заместителя главного инженера рудника по производству Сергей Ярошеня. - У каждого шахтера есть свой табельный номер, он выбит на специальном жетоне, по которому человек получает лампу и самоспасатель. Поэтому после смены отсутствие шахтера заметят очень быстро и сразу начнут поиски.

Дальше нам выдают еще респираторы, которые шахтеры называют "лепестками", и беруши от шума.

Следующий этап - спуск в шахту. Мы подходим к стволу №2, который еще называют грузо-людским. Именно по нему доставляют к месту работы шахтеров, а также различные грузы, оборудование и материалы.

Клеть (в нашем бытовом понимании - лифт, только специального промышленного исполнения) двухэтажная, и движется неожиданно быстро, можно даже сказать - стремительно. Примерно 8 м/с, почти как прыжок с парашютом, улыбаются шахтеры. На глубину 625 метров мы спускаемся меньше чем за минуту, но за это время успевает пару раз заложить уши. Наши спутники успокаивают - мол, это нормально, просто чаще сглатывайте слюну, помогает. Действительно, помогает.

- На руднике есть еще ствол №1, по нему из шахты наверх поднимается руда. Так он движется еще быстрее - примерно 13 мс. А нагружен всегда неслабо: поднимает 25 тонн за один раз, - объясняет Сергей Ярошеня. - Вот смотрите, это аншлаги. К цирку или театру они отношения не имеют, это указатели направлений.

Мы действительно видим таблички, где указано расстояние до стволов №1 и №2, а также до выработок. Во время всех этих объяснений вдруг осознаем, что мы уже в шахте. Прикрепляем лампы на свои каски, включаем их и движемся к стоящей неподалеку машине. "А это наша маршрутка", - шутят шахтеры.

По пути старательно осматриваемся. Увиденное - впечатляет. Ровные стены радуют глаз красивым узором, чередованием красных и светлых полос. Красные полосы - это сильвинит, именно он и идет на производство калийных удобрений, белые - галит, или каменная соль. Своды и арки шахты вызывают в памяти картины церквей и соборов. Но все же вся эта красота, надо признаться, немного жутковата.

Подходим к машине, садимся и выезжаем к участку, где работает подготовительный комбайн. Расстояние до него приблизительно 5 км, и эти километры забудутся еще не скоро. Узкие тоннели, по которым несется наша "маршрутка" со скоростью 20-30 км/ч, кажутся совершенно одинаковыми, большое количество развилок даже немного пугает - как водителю удается в них ориентироваться и не заблудиться не очень понятно. Дорога то и дело ныряет вниз, потом поднимается вверх - этакие американские горки.

В машине нас сразу просят выключить лампы. "Кричать или говорить водителю что-то бесполезно, - объясняет главный инженер рудника Игорь Носуля. - Поэтому если нужно остановиться, надо просто помигать несколько раз лампой, и водитель остановится. Если лампу не выключить, то он будет это делать каждые 100 метров". По дороге Игорь Носуля рассказывает немного о себе: он - потомственный горняк. Отец работал в шахте, а дед - строил когда-то Солигорск. И это далеко не единственная подобная история. Почти все шахтеры пришли в профессию по стопам отцов и дедов.

Всего на Краснослободском руднике работают 950 человек, большая часть из них - под землей. Добыча руды здесь не прекращается ни на минуту: рудник функционирует 24 часа в сутки 7 дней в неделю. В шахтах работает 20 бригад, 15 из них подготовительные и 5 - очистные. Именно к подготовительной бригаде мы и направляемся.

В этой бригаде работают два человека: машинист, который отбивает породу, и машинист самоходного вагона. Задача последнего - отвозить руду к конвейеру, по которому она поступает на ствол №1. За один рейс машинист самоходного вагона перевозит 15 тонн руды, а за смену может сделать 30-40 рейсов.

Машинист горно-выемочных работ Юрий Ерошик под землей работает уже 32 года. Сейчас он уверенно ведет свой проходческий комплекс, добывая за смену 300-400 тонн руды. У него уже немалый опыт за плечами, а также две "Шахтерских славы". И все равно, отмечает Юрий Николаевич, самое страшное в шахте - потерять бдительность, расслабиться. "Это природа, от нее можно ожидать чего угодно, - подчеркивает он. – А меня дома всегда жена ждет, волнуется. Тут расслабляться нельзя". На вопрос, какой должна быть жена шахтера, только улыбается и повторяет – она должна уметь ждать.

Пока беседуем с Юрием Николаевичем, обращаем внимание на красный лазерный луч. "Он указывает направление, по которому машинист должен вести свой комбайн, - объясняет главный инженер рудника. – Направление прокладывают наши маркшейдеры. Это значительно упрощает работу машиниста".

Следующий пункт нашего маршрута – лава, или очистной комплекс. Именно он добывает самые "сливки" - сильвинитовые слои. Это действительно сердце шахты, как говорит машинист горно-выемочных машин Михаил Есман. Работать в лаве сможет далеко не каждый, ведь высота рабочего места, которое ограничено мощностью продуктивного пласта, составляет чуть больше метра. А это значит, что шахтер должен всю смену ползти за лавой на коленях, потому что разогнуться нет никакой возможности. Длина ее 250 метров, за 6 часов смены машинист проползает более километра. "А если человек работает в лаве всю жизнь, представляете, сколько он уже "наползал"? До Москвы и обратно точно!" - улыбаются шахтеры.

Мы решаем проверить, каково это - работать в лаве. Надеваем наколенники и проползаем метров 30. Каска то и дело ударяется о крепь, самоспасатель больно колотит по боку, а вокруг стоит столб соляной пыли. Михаил Есман нас огорошивает: "Ползти на коленях за лавой - далеко не самое сложное в работе. Наоборот, когда машина работает, на сердце легко. Вот поломки, простои - это утомляет". Машинист уже привык работать в забое, привык и к поломкам, и к неожиданностям, и к обрушению породы у себя за спиной. А именно так и происходит: сразу после проходки лавы идет обрушение. Для неподготовленного человека - процесс пугающий: грохот, шум, пыль - и все это за 625 метров от поверхности земли. Крепкие нервы тут не помешают, это точно.

Лава - последняя точка нашего подземного маршрута. После нее мы снова направляемся к стволу №2. Вверх клеть несется так же быстро, и вот мы уже на поверхности. Проходим несколько отсеков, открываем несколько дверей - и долго щуримся на солнце. После двух часов в шахте голубое небо и яркое солнце кажутся неправдоподобными. Переодевшись и сдав свои лампы и самоспасатели, отправляемся осматривать наземную часть Краснослободского рудника. Глаз сразу выхватывает знакомые сооружения - стволы №1 и №2. Про остальные части комплекса рассказывает начальник рудника Сергей Патиюк.

Схема работы рудника такая: руда по стволу №1 поступает "на гора" (то есть на поверхность), после чего в цехе дробления ее доводят до нужных для переработки размеров. Дальше руду либо оставляют ненадолго на складе, либо сразу отправляют на конвейерный тракт, который идет от рудника до обогатительной фабрики №2 2 рудоуправления и составляет 6,5 км. Территория рудника, который начал свою работу в 2009 году, составляет 25 га. Хоть рудник и молодой, но руда с него, которую перерабатывает обогатительная фабрика, сегодня состав 55% от общего объема переработки. Остальную руду для фабрики добывает рудник №2, который тоже назодится в составе рудоуправления. "С начала работы на нашем руднике "на гора" выдано уже более 17 млн т руды. В этом году мы планируем выдать более 6 млн т", - подчеркивает Сергей Патиюк.

Во время осмотра избавляемся от стереотипа, что женщины на рудниках не работают. Работают - и еще как! Даже под землей их можно уже встретить. Правда, руду они не добывают, но делают замеры газа, прокладывают направления движения подготовительных комплексов. Кроме того, работают на складах и диспетчерских пунктах, в административно-бытовом комплексе.

Успехи Краснослободского рудника отмечает и генеральный директор ОАО "Беларуськалий" Иван Головатый, поздравляя коллектив 2 рудоуправления с Днем шахтера и вручая заслуженные награды. "На Краснослободском руднике мы уже планируем выход на западный участок этого месторождения. Потом будем вскрывать 2 калийный горизонт. Стабильная работа шахтерам "Беларуськалия" обеспечена как минимум до 2056 года, а вообще запасов калийных солей хватит более чем на 110 лет", - подчеркивает он.

Уезжая с 2-го рудоуправления, смотрим на высокие соляные отвалы - горы пустой породы, которая остается после переработки. Они да еще высокие стволы рудников напоминают, что где-то глубоко под землей спрятаны целые подземные города, там работают шахтеры, ни на минуту не выключаются комбайны, руда постоянно движется по конвейерам. И при свете дня еще отчетливее понимаешь, что эта работа далеко не каждому по плечу.


Светлана МИХОВИЧ

Фото Рамиля НАСИБУЛИНА


Топ-новости