ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Флаг Пятница, 24 мая 2024
Минск Ясно +24°C
Все новости
Все новости
Регионы
15 февраля 2024, 10:14

Война и жизнь. Гомельчанин во время службы в Афганистане сделал сотни уникальных снимков

Свой афганский фоторепортаж гомельчанин Алексей Козлов начал вести осенью 1984 года. За полтора года службы в Афганистане он создал уникальную фотохронику. Сотни кадров происходящего на горных серпантинах, в каменистых ландшафтах, пыльных кишлаках - это правдивый, искренний рассказ, которым очевидец тех событий охотно делится с новыми поколениями. В том числе на встречах со школьниками, через фотовыставки в музеях. Например, одна из них проходит в эти дни в Музее истории печати и фотографии Гомельщины. Снимки автора разъехались и по самым разным точкам бывшего Советского Союза, бережно хранятся в дембельских альбомах многих воинов-интернационалистов. Об афганских путях-дорогах и о том, как фотография жить и службу нести помогала, Алексей Козлов рассказал корреспондентам БЕЛТА.
"За речкой" - без самодеятельности

В 1984 году 19-летнего Алексея призвали в ряды Советской армии. "По распределению попал в Фергану (Узбекистан). Там находилась специализированная учебка воздушно-десантных войск, где готовили уже чисто на Афганистан. То есть мы сразу знали, куда затем отправимся. Нам сказали: "Ребята, на два года забудьте об увольнительных, об отпусках. Вы готовитесь "за речку" - в Афганистан", - вспоминает начало боевого пути воин-интернационалист.
Спустя полгода серьезной подготовки в Фергане Алексей ушел служить пулеметчиком в 103-ю гвардейскую воздушно-десантную дивизию и легендарный 350-й гвардейский парашютно-десантный полк. "Легендарным он считался не только среди десантников, но и других родов войск - как самый боевой полк", - подчеркнул собеседник.

В роте за каждым молодым солдатом был закреплен старослужащий. "Он как наставник для нас. Например, мы собираемся на "войну" (на боевой выход, боевое задание), и дембель рассказывает, что берем с собой, как действуем. Необходимо слушаться его во всем. Любая самодеятельность могла стоить жизни", - разъясняет Алексей Козлов.

"На первой "войне" основной задачей для каждого молодого бойца было именно пройти эту "войну". Выдержать и физически (преодолеть горы, палящее солнце), и психологически. Ты уже осознаешь, что это не учения. И мы старались делать все, как нам говорили. Прежде всего - чтобы не подвести всю группу", - добавляет он.

Первая "война" Алексея Козлова длилась пять суток: "Мы выдвинулись в заданный район и ждали караван, чтобы взять его. Но так случилось, что в эти дни каравана не было. И моя первая "война" прошла без единого выстрела".
Но были и такие операции, после которых группа возвращалась в расположение в неполном составе. "Кунарская операция 1985 года на юге Афганистана. В ней из нашей группы четыре человека не вернулись", - приводит один из трагических примеров Алексей Козлов.

Пустой конверт для мамы

Запомнилось воину-интернационалисту и то, как после его первой "войны" командир батальона майор Чебоненко отправил всех молодых в офицерскую столовую и распорядился, чтобы им выдали двойную офицерскую порцию. "Полазав по горам, мы вернулись исхудавшими. А через неделю предстояло идти на новую "войну", - благодарен Алексей Козлов командиру за отеческую заботу.

Сам же он, даже находясь за тысячи километров от родного дома, как мог старался сделать так, чтобы за него не переживала, не тревожилась мама. Она все время просила сына писать почаще: "Даже если нет времени на письмо, просто каждый день отправляй пустой подписанный конверт".

Алексей, уходя на задание, заранее подписывал несколько конвертов и просил тех, кто оставался в роте, бросать каждый день по одному посланию в почтовый ящик. Потом уже мама солдата призналась: чувствовала, знала, что сын шел на хитрости. Но такие письма из горячей точки помогали справиться с переживаниями и волнениями.

Неубиваемый ФЭД и нежный "Зенит"
Моменты службы в Афганистане, суровые реалии войны и жизни мирных афганцев гомельчанину во время службы удалось собрать в уникальную фотохронику.

Фотографией Алексей Козлов начал заниматься еще в пятом классе. "Я учился в средней школе №4 Гомеля. У нас был гениальный учитель Яков Борисович Хавин, который вел фото-туристический кружок. Летом ребята ходили с наставником в походы. Чтобы попасть в такой поход, надо было быть или отличником, или членом кружка. К первой категории я и еще один мой приятель не относились, поэтому решили записаться в кружок", - аргументирует свой выбор хобби собеседник.

"Уходя в армию, я уже не щелкал и не делал фотки, как сейчас модно говорить, а снимал, делал снимки", - принципиален в терминологии автор.

В армии в каждом подразделении был фотоаппарат: "Смена", "ФЭД", "Зенит". Уже на учебке в Фергане Алексею вверили "Смену". "На ней втихаря делал снимки, даже когда мы прыгали парашютами с АН-12", - признается он.

Уйдя "за речку", десантник получил повидавший виды ФЭД. "Замполит увидел мои фотокадры и восхитился. К тому же он и сам занимался фотосъемкой", - рассказывает воин-интернационалист. В каптерке, которая стала для молодого бойца мини-фотостудией, был в том числе увеличитель "Ленинград-4", фотобачок.

Спустя время на смену ФЭДу пришел "Зенит-Е". "ФЭД - неубиваемый, с ним и падать не страшно. Диапазон выдержек большой. "Зенит" - нежный аппарат", - дает характеристики опытный мастер.

Колоритные кадры Алексея Козлова увидели офицеры из других рот и стали просить гомельчанина, чтобы он делал и для их подразделений фото. "Так из Союза офицеры стали привозить мне слайдовую пленку, химикаты, фотобумагу", - продолжает рассказ он.

В дивизии, где стоял полк, при клубе была и настоящая фотолаборатория. В ней делали снимки, например на комсомольские, партийные билеты, когда кто-то из военнослужащих вступал в ряды. "После полугода моей службы мне как общественную нагрузку сказали делать и фото на документы", - добавляет фотограф.
Это расширило возможности занятия любимым делом. Некоторые снимки парень начал печатать уже не в формате 9х12, а 18х24. К тому же стали звать Алексея пойти на "войну" и командиры других рот - чтобы зафиксировать моменты боевых операций.

От объектива к пулемету

На вопрос, какой снимок самый ценный, Алексей Козлов приводит образную параллель: "Если порезать два пальца, как определить, какой больнее? Так и здесь".

Но все же один из кадров особенно дорог автору. На черно-белой карточке - двое молодых ребят в солдатской форме едут в БТР. "Это реальные боевые события. Я тоже был в этом БТР. Мы сопровождали колонну "наливников", перевозивших солярку, бензин. Двигались так: пять "наливников" - БТР - промежуток времени. Участок очень сложный. "Духи" устроили подрыв головной машины и начали на нас спускаться с гор. Я автоматически успел сделать один снимок в БТР и выскочил. Ведь в первую очередь я - пулеметчик. Начал отсекать спускающихся "духов", а ребята в БТР - держать бой. Другие помогали выбираться солдатам из горевшей техники", - погружает в детали запечатленного мгновения Алексей Козлов.
За участие в этой операции он был представлен к медали "За отвагу". А снимок находится и в российском музее Вооруженных сил.

По кадрам фотомастера можно увидеть и моменты десантирования групп во время заданий, и работу установки "Град", и солдатский быт - например, приготовление на разведенном среди суровых скал огне пышных оладий. "После выполненной задачи у нас была своеобразная кулинарная традиция - жареная картошка, оладьи, крепкий чай. Почти по-домашнему, такая вкуснота", - перечисляет маленькие солдатские радости гомельчанин.

Еще с одного кадра мило поглядывает трехмастный пес, улегшийся на технике, с которой еще не успели смести пыль и песок после боя. "Наш Дембель. Почему такая кличка? Потому что каждый солдат мечтает о дембеле. И нашему четвероногому другу было позволено все и немного больше. Даже когда полк стоял на плацу, а пес выбегал и заливался лаем, никто не смел на него повысить голос", - улыбается фотограф.

В первом составе "Голубых беретов"

"А это я и руководитель ансамбля "Голубые береты" Сергей Яровой, - продолжает знакомить с героями фотохроники автор. - Мы с ним вместе служили. Ему поставили задачу создать вокально-инструментальный ансамбль не из профессионалов, а именно из ребят, которые ходят на боевые задания. Так был создан ансамбль "Голубые береты". По сути, я входил в первый состав, помогал делать слайд-фильмы под исполнение песен. Мы и по сей день встречаемся с Сергеем и другими сослуживцами каждый год".

Алексею Козлову довелось поработать и с отрядом пропаганды и агитации, который ездил по кишлакам вместе с представителями афганских властей и проводил разъяснительную работу, раздавал гуманитарную помощь.

"Мы сопровождали, прикрывали, охраняли этот отряд. И некоторые моменты удалось запечатлеть в снимках", - отмечает автор.
Так, на одном из кадров советский врач осматривает седовласого жителя кишлака. "Люди принимали советских медиков отлично. Выстраивались очереди, чтобы попасть на прием, получить лекарства, рекомендации специалистов", - уточняет фотограф.
Представляет он и другого старика: "У него было семеро сыновей. И всех семерых убили "духи". Тогда отец создал отряд самообороны, навел порядок. В этот район духи больше не заходили".

"Некоторые наши операции шли в два этапа. И другой раз, чтобы не возвращаться за боеприпасами, продовольствием, мы оставляли пополнение в кишлаке этого старика", - дополняет историю фото собеседник.
Кадры Алексея Козлова позволяют увидеть разные стороны жизни кишлаков того времени. "Когда мы возвращались с боевых, проезжали через Кабул, по разным кишлакам. Местные дети всегда выходили на дорогу, радостно встречая криками "Шурави, шурави", то есть "советские". У нас от сухпайков оставались каши, консервы, сгущенка, сахар - все это отдавали детворе", - описывает детали еще одной работы Алексей Козлов.
И обращает взгляд к фото, на котором десятки людей в форме стоят у самолета "Аэрофлота". "На этом самолете я улетаю домой", - делает паузу в повествовании собеседник, вновь мысленно возвращаясь в тот момент. "Особые чувства нахлынули, когда к нам в полете вышел командир самолета и объявил: "Мы пересекли границу Союза Советских Социалистических Республик. С возвращением, ребята". Все начали радоваться, обниматься", - от происходящего тогда на борту эмоции живы и сегодня.

Часть снимков Алексея Козлова, сделанных в Афганистане, к сожалению, не дошла в Советский Союз. Например, тот, на котором был запечатлен момент подрыва техники: "Мы шли в колонне, я снимал природу. И очередное нажатие на спусковой крючок фотоаппарата совпало с мгновением подрыва советского БТР на фугасе".

"Фотография стала для меня отдушиной в Афганистане, небольшой глоток гражданской жизни. И по сей день я камеру из рук не выпускаю", - заключает Алексей Козлов.

Фото Сергея ХОЛОДИЛИНА,
Алесея Козлова,
БЕЛТА.-0-
Новости рубрики Регионы
Топ-новости
Свежие новости Беларуси