ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Флаг Пятница, 19 июля 2024
Минск Ясно +20°C
Все новости
Все новости
Общество
27 июня 2023, 18:25

"Я не пугаю". Инфекционист Игорь Карпов о пандемиях, работе врачей и будущем медицины

Наш герой - известный ученый, главный внештатный инфекционист Министерства здравоохранения Игорь Карпов - личность уникальная. Помощи от него ждут и пациенты, и коллеги. Ковидная пандемия особенно ярко высветила его профессионализм и удивительное трудолюбие, преданность родной стране. Познакомившись с Игорем Александровичем поближе, узнали о нем много интересного и захватывающего.

Барабаны судьбы

На фоне деревьев, увенчанных огромными зелеными шапками, заметили издалека высокого с сединой мужчину в белом халате. Член-корреспондент НАН Беларуси доктор медицинских наук Игорь Карпов встретил нас возле одного из корпусов городской клинической инфекционной больницы. Здесь находится кафедра инфекционных болезней Белорусского государственного медицинского университета. Игорь Александрович более 20 лет бессменно ее возглавляет.

По пути не удается обмолвиться даже словом: профессора постоянно отвлекают телефонные звонки. Остается только наблюдать, как он на ходу, задавая уточняющие вопросы, анализирует клиническую картину заболевания, дает рекомендации по лечению. И так без конца.

- Телефон никогда не отключаю, даже на отдыхе. Считаю это особенностью профессии, - поясняет уже в своем небольшом, но уютном рабочем кабинете, где безраздельно царит кофейный аромат, а на почетном месте на столе статуэтка Гиппократа. Кажется, будто древнегреческий врач и философ внимательно наблюдает за происходящим.

- Не скрываю, кофе - любимый напиток. Правда, приходится себя ограничивать двумя чашками в день. Пью обычно для удовольствия как чеховская госпожа Мерчуткина, - улыбается Игорь Александрович, протягивая мне чашку свежесваренного кофе. - Но бывает, что и в стрессовых ситуациях.

- Помогает расслабиться? - интересуюсь.

- Как выразился герой одного из популярных сериалов, правда, про другой напиток, бодрит ум, вострит воображение, - Игорь Александрович явно настраивает нашу беседу на непринужденный лад. И уже всерьез говорит, что лучше всего стресс снимает физическая нагрузка. В молодости у него такой отдушиной был баскетбол. Во время учебы в школе, а затем в мединституте в составе команды часто ездил на соревнования, республиканские и даже союзного уровня. К любимому виду спорта он возвращался потом не раз - и в сорок, и в пятьдесят лет. И вообще исключать физическую активность из своей жизни не намерен.

- Очень порадовали новые спортивные площадки в моем родном столичном районе Юго-Запад, - рассказывает Игорь Александрович. - Великолепные тренажеры и беговые дорожки. Молодежь там не курит и пиво не пьет, а занимается спортом.

Второе любимое антистрессовое занятие профессора Карпова - чтение.

- Хорошая книга, она у каждого своя в определенные периоды жизни, тем и ценна, - рассуждает доктор. - Кому-то, может, "Конан-варвар" Роберта Говарда нравится. Мне больше близки исторические хроники и хорошие романы. Примерно раз в десятилетие перечитываю "Войну и мир" Льва Толстого, и все время открываю для себя новые смыслы. Думаю, почему не замечал их раньше?

27 января 2023 года. Председатель Президиума НАН Беларуси академик Владимир Гусаков вручает члену-корреспонденту НАН Игорю Карпову диплом о присуждении почетного звания "Ученый года НАН Беларуси - 2022"
27 января 2023 года. Председатель Президиума НАН Беларуси академик Владимир Гусаков вручает члену-корреспонденту НАН Игорю Карпову диплом о присуждении почетного звания "Ученый года НАН Беларуси - 2022"

Когда-то очень давно он зачитывался "Путешествиями Гулливера" Свифта. Случайно ли? Ведь главный герой там - корабельный врач. Или "Барабаны судьбы" - любимый фильм из далекого детства: научно-популярный, полудокументальный, рассказывающий о жизни и природе африканского континента. Один эпизод, в котором доктор побеждает леопарда голыми руками, врезался в память навсегда.

- Уже тогда слово "врач" ассоциировалось у меня с мужеством и силой воли, - признается Игорь Александрович. - Благородная и уважаемая работа для отважных людей, готовых рисковать - так я думал.

На удивление, первые два курса университета прошли ни шатко ни валко.

Мечту стать врачом в детском сердце посеял дедушка. Тот хотел посвятить себя хирургии, но не сложилось. В 1914 году из университета дед ушел добровольцем в школу прапорщиков, отвоевал на трех войнах. Позже стал фармацевтом.

Помогая дедушке лечить домашних животных, Карпов-младший страстно желал стать доктором и уехать в экзотические страны. Гордо носил на рубашке значок-символ военного врача. Увлеченность сына поддерживала мама Нина Сергеевна. Дома была большая библиотека, стремление сына к знаниям и чтению всячески поощрялось ею.

Словом, барабаны судьбы звучали все громче. Игорь Карпов уже представлял себя доктором на пересекающем океан судне, врачом-инфекционистом, спасающим людей от эпидемии в жаркой Африке. Но манящий с детства континент так и остался для профессора до сих пор неосуществленной мечтой…

Он окончил школу с золотой медалью. С первой попытки стал студентом лечебного факультета Минского государственного медицинского института (теперь это БГМУ). На удивление, первые два курса прошли ни шатко ни валко. Сложно оказалось заучивать большие объемы информации, находить логику в некоторых предметах и темах. В своей тарелке, признается профессор, вспоминая те годы, он почувствовал себя только на третьем курсе, когда началась специализация.

- Осознал существующую логическую связь между теорией и практикой, - улыбается Игорь Александрович. - Увидел, что знания реально могут приносить пользу. Самостоятельная постановка диагноза пациенту, продуманный план лечения и пациенты, идущие на поправку, - впервые ощутил большое удовлетворение от своей профессии. И окончательно понял: это мое!

Карпов хорошо помнит свою первую операцию.

- Хирург Иван Савицкий из Молодечненской районной больницы мне, студенту четвертого курса медвуза, доверил удалить аппендицит, - рассказывает профессор. - Ужасно волновался, но под руководством опытного доктора операция прошла успешно. Был безмерно счастлив и горд собой.

"Он мог вылечить практически безнадежного пациента. Такие примеры очень вдохновляли меня".

Те годы запомнились самоотверженностью старших коллег. То, с каким упорством они стремились вытащить тяжелых больных буквально с того света. Кто знает, возможно, это повлияло на то, что впоследствии Карпов взял на себя нелегкую ношу - бороться со смертельными инфекциями.

- Мне довелось учиться у талантливого практикующего хирурга Андрея Ильича Кота, пользующегося уважением и авторитетом в медицинском сообществе, среди студентов, - рассказывает Игорь Александрович. - Он мог вылечить практически безнадежного пациента. Такие примеры очень вдохновляли меня.

В любом деле, считает Игорь Карпов, важен командный дух и профессионализм
В любом деле, считает Игорь Карпов, важен командный дух и профессионализм

Интерес к инфектологии возник ближе к окончанию учебы. Уже почти выпускник медвуза, Карпов вместе со своим другом, ныне авторитетным врачом-клиницистом доцентом Александром Почтавцевым, целыми днями пропадали в библиотеке, изучая специальную литературу. Олимпийский 1980-й стал для Игоря Карпова стартом в самостоятельную профессиональную деятельность. Теперь он признанный эксперт в области инфекционных болезней; наставник, сплотивший вокруг себя целую плеяду талантливых врачей.

- Посчастливилось собрать в профессиональную команду сильную молодежь, - констатирует Игорь Александрович. - Во многом благодаря этому уже весной 2020 года, в начале ковидного периода, врачи-инфекционисты кафедры и инфекционной больницы вместе с реаниматологами составили основу мобильных бригад, которые оказывали помощь населению.

"Трудные времена мы переживем, а уход из медицины - нет".

Но было время, когда сам учитель стоял, что называется, на распутье - в так называемые перестроечные годы. Тогда немало медиков ушло в коммерческую сферу, уехало за границу.

- Деньги в жизни являются самым главным, но среди второстепенных вещей, - наш собеседник напоминает известный афоризм немецкого писателя Эриха Кестнера. - Но когда зарплата ассистента кафедры в эквиваленте 15-30 долларов (и я не шучу!), а у тебя двое детей и нужно помогать двоим пенсионерам, денежные вопросы так и норовят выйти на первый план. Но мы с женой нашли свой оптимальный выход: взяли участок земли недалеко от Минска и выращивали овощи для семьи, брались за другую работу. Например, читали лекции по медицине.

Остаться в профессии было общим решением. Супруга Игоря Александровича Ирэна Станиславовна, врач-кардиолог, категорически возражала против смены сферы деятельности: "Трудные времена мы переживем, а уход из медицины - нет". Именно она, воспользовавшись на семейном совете супружеским правом вето, "заблокировала" совершенно фантастическое предложение бывшего ученика Игоря Александровича, связанное с работой в другой стране: "Даже не будем рассматривать".

- Так пережили трудные времена и оставили сельскохозяйственную практику, как только смогли закупить картошку на зиму, - юморит профессор. И продолжает серьезным тоном: - Рад, что ныне ситуация кардинально другая, хотя временами тоже бывает непросто, особенно молодежи. В нашей стране на государственном уровне уделяется большое внимание поддержке работников медицинской сферы, особенно молодых специалистов, однако здесь "много" не бывает. Немало еще предстоит сделать нам всем, на всех уровнях, чтобы вырастить своих светил медицинской науки и настоящих профессионалов, в том числе в области инфектологии.

Читайте также:

Что было самым неприятным в пандемии ковида? Рассказ заведующей пульмонологии

Рак яичников: кто в группе риска и какие симптомы ни за что нельзя игнорировать?

Они спасают нас каждый день. Забавные, душевные и просто редкие фото врачей

Сам профессор, несмотря на все звания и регалии, считает: постоянное профессиональное развитие - неотъемлемая часть работы. И ученики Карпова стремятся к новым высотам и знаниям вместе с ним.

На лекции профессора Игоря Карпова на кафедре инфекционных болезней БГМУ приходят и аспиранты, и профессионалы со стажем
На лекции профессора Игоря Карпова на кафедре инфекционных болезней БГМУ приходят и аспиранты, и профессионалы со стажем

Карпов Игорь Александрович

Известный ученый в области вирусных и бактериальных инфекций. Главный внештатный инфекционист Минздрава. С 2020 года он является заместителем руководителя Республиканской межведомственной рабочей группы по преодолению COVID-19.

Член-корреспондент Национальной академии наук Беларуси, заведующий кафедрой инфекционных болезней Белорусского государственного медицинского университета, доктор медицинских наук, профессор.

Научное портфолио Карпова насчитывает более 500 научных работ, в том числе авторские свидетельства на изобретения. Подготовил четырех докторов и девять кандидатов наук.

Заслуженный врач Республики Беларусь (2017 год), народный врач Беларуси (2020). В 2023 году удостоен почетного звания "Ученый года НАН Беларуси - 2022".

Счастье в квадрате

Пандемий человечество боится со времен Юстиниановой чумы, унесшей жизни, по разным оценкам, от 50 до 100 млн человек. По мнению Игоря Карпова, она сравнима с ядерной войной. Вообще чума и холера оставили печальный след в истории рода человеческого. Но не только они. С конца XIX до начала XXI века зафиксировано шесть гриппозных пандемий. В нынешнем столетии свой печальный "урожай" собрал COVID-19. При этом никуда не делись ВИЧ-инфекция и гепатит С.

- Я не пугаю и совсем не имею в виду неотвратимо приближающийся Армагеддон, скорее наоборот, - говорит народный врач Беларуси. - Но хочу напомнить: мы переживаем уже вторую пандемию респираторных инфекций с начала века. И к борьбе с ними нужно быть всегда готовыми.

Сидеть и ждать чего-то, постоянно боясь, - это тупик, считает Карпов. И приводит классический пример из Салтыкова-Щедрина, из его сказки о премудром пескаре. Тот затаился в своей подводной норке, боясь, что попадется на крючок или съест его рыба покрупнее, носа на свет не показывал, семью не заводил, ни с кем не дружил. Так и умирать пришлось - в страхе и одиночестве.

В медицине зачастую приходится иметь дело со множеством неопределенностей и часто только профессиональное знание позволяет принять верное решение, нередко нестандартное, уверен Карпов. В полной мере это относится к вирусологии. Вирусы не просчитаешь алгоритмом, они постоянно мутируют.

- Из того, что выпало на мою долю, сложнее всего было в 2009 году, когда разразилась пандемия гриппа, - рассказывает Игорь Александрович. - И осенью 2021 года, когда накрыла очередная волна ковида-дельта с характерным стремительным и тяжелым течением болезни и возросшим количеством летальных исходов. И в том и другом случае мы получили много сложных пациентов, иногда молодых - трудно даже психологически это принять.

"А ведь шел разговор о том, чтобы упразднить службы эпидемиологов и инфекционистов".

И все же, по мнению доктора Карпова, в Беларуси ситуация сложилась несколько проще благодаря тому, что в инфекционных больницах сохранили штат нужных специалистов и персонала.

- А ведь шел разговор о том, чтобы упразднить обе службы, эпидемиологов и инфекционистов, - говорит профессор. - Совершенно неправильный, на мой взгляд, посыл. Инфекции были и всегда будут. Слава Богу, что сейчас это осознали, никого убеждать не приходится.

Прошедшие три года были сложными для всех, утверждает Игорь Карпов. Для него же как инфекциониста самое важное то, что пока вирус COVID-19 эволюционировал и появлялись новые варианты (дельта, омикрон, кракен), удалось детально изучить его и дифференцировать, что позволило бороться с ним более эффективно.

Продолжают успешно работать врачебные консультативные онлайн-площадки, появившиеся во время пандемии. Практически в любое время специалист может получить необходимую помощь у коллег, обменяться опытом. Это тоже очень важно, полагает Карпов.

Рассуждать о природе COVID-19 он не любит, предпочитая оставить эту тему специалистам-биотехнологам.

- Здесь важнее другое - тот факт, что подобные "изобретения" становятся вообще технически возможными. Вот о чем следует задуматься, - подчеркивает профессор.

Ковидная пандемия привлекла огромное общественное внимание к работе врачей-инфекционистов и эпидемиологов, и мы как-то немного упустили, что в своей повседневной практике они занимаются лечением таких опасных состояний, как ВИЧ, нейроинфекции, сепсис, инфекционные осложнения в хирургии, онкологии и гематологии, а также вирусные гепатиты и респираторные болезни, лихорадки. К счастью, как отмечает Игорь Карпов, количество "традиционных" инфекционных заболеваний сейчас значительно снизилось. К примеру, заболеваемость острым вирусным гепатитом B снизилась с 1,5-2 тыс. случаев в год до 70-80. Дизентерия встречается крайне редко, а ведь еще двадцать лет назад речь шла о тысячах заболевших.

"Самое страшное - самообман. Разочарование бывает очень и очень горьким".

- У меня абсолютно четкое понимание, что специальности инфекциониста, эпидемиолога, бактериолога, вирусолога являются актуальнейшими, сейчас это особенно очевидно, - размышляет Игорь Александрович. - Коварные вирусы уже блеснули, заявив о себе, и я думаю, что следующим поколениям специалистов будет работать с ними интересно, и хотелось бы, чтобы более эффективно.

Сам Карпов надеется успеть "заложить фундамент новой генерации инфекционистов". В планах не только нарастить научный потенциал возглавляемой им кафедры, но и на основе своего многолетнего врачебного опыта и научной деятельности подготовить классический учебник по инфекционным болезням, а также практическое руководство.

Представление об обучении, или, как он образно выразился, заточке специалиста, даже зафиксировал в рабочем органайзере. У профессора это давняя привычка - записывать все, что считает важным и ценным для себя.

Будущий врач для Игоря Карпова - это карандаш с ластиком. Длинный стержень - школа, университет, может быть, аспирантура. Словом, то, что дает знания. Сначала у специалиста не все гладко, ошибки приходится подправлять ластиком. Грифель карандаша нужно постоянно затачивать, удаляя лишнее, чтобы писать свою историю в медицине. Подобная "заточка" со временем становится все лучше и лучше, свидетельствуя о возрастающем мастерстве и профессионализме.

- Такая планомерная, кропотливая работа очень важна, - говорит Игорь Александрович. - Она привносит вовлеченность в профессию, которая становится делом всей жизни. Не люблю раздавать советы, но самое страшное - самообман. Разочарование бывает очень и очень горьким. Каждому необходимо четко понять, чего хочет в этой жизни. Чтобы не получилось, как в притче: всю свою жизнь проработал морским врачом и всегда ненавидел две вещи - море и больных.

- О вас такое точно не скажешь!

- Работа и семья - мое счастье в квадрате. С возрастом все больше осознаешь истинную, решающую ценность супружества, отцовства, присутствия в жизни внуков и других самых близких, любимых людей. Понимаешь, что дети вырастают, у них своя судьба и жизнь. Радость общения с ними нельзя упускать. У меня дочь и сын, у них свои семьи. Главное богатство - четверо внуков. Так что все получилось, - улыбается Игорь Александрович. - В моем представлении сложившаяся судьба - всегда честный выбор и ответственность перед самим собой. Приходится через тернии добиваться того, что считаешь важным. Для меня, как и для любого врача, это прежде всего сохранение жизни и здоровья людей.

| Снежана МИХАЙЛОВСКАЯ, журнал "Беларуская думка", фото Максима ГУЧЕКА.

Новости рубрики Общество
Топ-новости
Свежие новости Беларуси