ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Флаг Среда, 1 декабря 2021
Минск Малооблачно -4°C
Все новости
Все новости
Общество
17 сентября 2021, 11:30

Как из польских батраков жители Западной Беларуси 17 сентября 1939 года стали хозяевами своей земли

Одной из ключевых дат в истории страны стало 17 сентября 1939 года. В этот день началось воссоединение Восточной и Западной Беларуси, где, по сути, жил один народ. Посвятивший не один год исследованию этой темы кандидат исторических наук доцент кафедры педагогики Барановичского государственного университета Виталий Кривуть объясняет, почему произошедшее 17 сентября можно считать актом исторической справедливости и отчего белорусы восприняли те события с огромной радостью и воодушевлением.

Праздник со слезами на глазах

Приход Красной армии большинство белорусов восприняли позитивно. Ее встречали как избавительницу от национального гнета - с цветами и хлебом-солью, триумфальными арками с красными флагами. В городах и деревнях проходили многолюдные митинги, на которых рабочие и крестьяне приветствовали освободителей. В некоторых местах создали военно-революционные комитеты. Они организовывали отряды рабочей милиции, которые разоружали полицейских и осадников, брали под охрану предприятия. В Гродненском и Пинском поветах подразделения Красной армии получили поддержку созданных местным населением партизанских отрядов. Основная масса жителей Западной Беларуси восприняла события 1939 года как акт восстановления исторической справедливости. И в целом, даже спустя десятилетия, эту оценку можно считать вполне обоснованной.

Курс на усмирение и ополячивание

Если говорить о планах польских властей в отношении Западной Беларуси и давать характеристику их политики, то необходимо отметить, что данные земли фактически рассматривались даже не как колонии, по образцу, например, тогдашней британской Индии или бельгийского Конго, а как исконно польские земли, пусть и окраинные, то есть "кресы". Откровенно нарушая международные обязательства и гарантии в отношении прав национальных меньшинств, закрепленные в том числе и условиями Рижского мирного договора 1921 года, польские власти взяли курс на усмирение и ополячивание славянских национальных меньшинств, "поглощение" их польским этническим элементом. Уже в первой половине 1920-х годов польский министр просвещения С.Грабский довольно откровенно заявлял о том, что "граница политическая должна стать границей этнической", имея в виду границу, проведенную в соответствии с Рижским миром и "по живому" разделившую территорию Беларуси. Министр внутренних дел Л.Скульский в ответ на жалобы на повсеместное закрытие белорусских школ уверял, что через десять лет в Польше даже со свечкой будет невозможно найти белорусов. Определенные основания для такого рода заявлений были: если сравнивать данные официальных переписей населения за 1921 и 1931 годы, то, согласно им, за десять лет количество белорусов сократилось почти на миллион.

В таких условиях, если бы не события сентября 1939-го, для белорусов существовала реальная угроза через два-три поколения превратиться в исчезающее этническое меньшинство, лишенное национальной элиты, возможности национально-культурного развития и тем более национально-государственных перспектив.

К концу 1930-х в Западной Беларуси не осталось ни одной белорусской школы.

Завтра, 17 сентября, мы впервые отметим учрежденный указом Президента новый государственный праздник - День народного единства.

Бедность и безработица

Западная Беларусь серьезно отставала в экономическом плане от центральных воеводств тогдашней Польши, при том что саму Польшу никоим образом нельзя было отнести к числу ведущих индустриальных стран. Показательно, что уровень 1913 года в сельском хозяйстве Западной Беларуси был достигнут только в 1929-м, накануне экономического кризиса, который снова отбросил аграрный сектор назад. В начале 1930-х годов только треть крестьянских хозяйств кормилось со своей земли.

Ситуацию в деревне обостряла и правительственная политика по насаждению осадничества. В соответствии с законом от 20 декабря 1920 года около 10 тыс. бывших солдат и офицеров польской армии получили на территории Западной Беларуси на льготных условиях земельные наделы площадью 15-45 гектаров. При помощи осадников власти планировали не только решить аграрный вопрос в центральных районах Польши, но и проводить полонизацию местного белорусского населения, противостоять антигосударственным выступлениям.

Промышленность Западной Беларуси в межвоенный период также переживала не самые лучшие времена. На ее развитии весьма отрицательно отразилась экономическая разруха, вызванная военными событиями Первой мировой и польско-советской войн.

Спад промышленного производства, который был вызван мировым экономическим кризисом и затянулся в польской экономике фактически до 1935 года, спровоцировал значительный рост безработицы. На территории Западной Беларуси, по относительным показателям, она значительно превосходила общепольскую. Так, в начале 1931-го в западно-белорусских воеводствах соотношение рабочих (на предприятиях с числом занятых более 20 человек) и безработных составляло 100%. Фактически на каждого промышленного рабочего приходился один безработный. В Польше этот показатель составил всего 51%.

Польские власти уделяли больше внимания проблемам развития собственно своих земель, а не территории западно-белорусских воеводств. Более того, проблемы польских земель часто решались именно за счет окраин, которым отводилась роль аграрно-сырьевых придатков. Разумеется, такое положение вызывало обострение социальной напряженности в регионе, способствовало развитию национально-освободительного движения.

Партизаны в борьбе против польской оккупации

В первой половине 1920-х на территории Западной Беларуси развернулось активное вооруженное партизанское движение. Причем на Гродненщине и Белосточчине оно проходило под руководством партии белорусских эсеров, а на Полесье, Новогрудчине и Виленщине во главе его стояли коммунисты.

Партизанские действия приобрели широкий размах. Согласно официальным польским данным, в 1922-м было совершено 878 партизанских нападений, в 1923-м - 503. Одной из самых известных акций стало нападение отряда С.Ваупшасова на Столбцы и освобождение членов ЦК компартии Западной Беларуси С.Мертенса и И.Логвиновича. Партизанское движение с большим трудом было подавлено польскими властями лишь к концу 1925 года.

Дальнейшим развитием национально-освободительного движения Западной Беларуси стала деятельность Белорусского посольского клуба (БПК) в польском сейме. В БПК были представлены все наиболее значительные тогдашние белорусские партии.

В 1925-м возникла Белорусская крестьянско-рабочая громада. Первым пунктом программы находившейся под коммунистическим влиянием БКРГ являлось требование объединения всех белорусских земель в единую независимую республику под властью рабочих и крестьян. Громада достаточно быстро превратилась в массовую крестьянскую организацию. В январе 1927-го она насчитывала более 100 тысяч человек, объединенных в две тысячи кружков, и была одна из крупнейших легальных революционно-демократических организаций не только в Польше, но и во всей тогдашней Европе. Это свидетельствовало о консолидации белорусского народа вокруг идеи освобождения из-под власти Польши и создания единой независимой Беларуси с помощью СССР.

Ответом польских властей на консолидацию стал запрет в 1927-м БКРГ и репрессии в отношении ее руководителей.

Большой вклад в национально-освободительное движение внесла Коммунистическая партия Западной Беларуси. Но ответные действия польских властей не отличались большим разнообразием. Народные выступления подавлялись карательными экспедициями. С 1934 года для наиболее упорных и неисправимых противников оккупантов распахнул свои ворота концлагерь в Березе-Картузской. По неполным данным, за пять лет через него прошло около десяти тысяч заключенных.

Елена ЕЛОВИК,

фото из архива БЕЛТА,

газета "7 Дней".-0-

Подписывайтесь на нас в
Яндекс.Дзен, Telegram и Viber!
Топ-новости
Свежие новости Беларуси