ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Понедельник, 23 сентября 2019
Минск Малооблачно +4°C
Новости
Все новости
Все новости
Общество
26 апреля 2019, 10:53

"Масштабы трагедии никто не представлял" - белорусские ликвидаторы вспоминают аварию на ЧАЭС

Владимир Каменков
Владимир Каменков

26 апреля, Минск /Корр. БЕЛТА/. Сотрудники Департамента по ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской атомной электростанции МЧС Беларуси, а также участники ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС посетили с экскурсией Дворец Независимости, сообщает корреспондент БЕЛТА.

Экскурсия была приурочена Международному дню памяти о чернобыльской катастрофе, который отмечается 26 апреля. Участники ликвидации последствий аварии на ЧАЭС поделились с журналистами своими воспоминаниями и рассказали, как помогали преодолевать последствия катастрофы.

"Устранить фактор радиации было невозможно, но снизить можно"

Владимир Каменков
Владимир Каменков

Председатель комитета "Ветераны Чернобыля" Белорусского общественного объединения ветеранов Владимир Каменков в 1986 году был кадровым военным, полковником медицинской службы. "26 апреля, в субботу, стоял теплый красивый день. Мы с женой были на даче под Минском, - вспоминает он. - К вечеру соседи почувствовали недомогание и обратились к нам. В воскресенье и мы плохо себя почувствовали. Может, просто потому что это был первый теплый весенний день. Но в понедельник я узнал, что в Чернобыле произошел взрыв на атомной электростанции".

Владимира Каменкова, который специализировался на радиологии, пригласили на собеседование и спросили, желает ли он поехать в чернобыльскую зону. Отказаться было нельзя, но не потому что в командировку отправляли в добровольно-принудительном порядке: "В 1986 году был большой патриотический подъем, у людей было желание выполнить свой воинский долг, ведь туда направлялись не только кадровые военные".

Военные радиологи прибыли в печально известный поселок Солнечный Брагинского района. Оттуда активно эвакуировали людей, вывозили животных. Задачей медиков было максимально снизить радиационную нагрузку на организм ликвидаторов.

"Мы жили на загрязненной местности, и устранить фактор радиации было невозможно. Но снизить было можно. Поэтому выпускали памятки, как вести себя на зараженной местности, рассказывали, что можно делать, что нельзя. Объясняли, как радиация попадает в организм человека. Ведь она поступает и с водой, и с продуктами питания, через воздух. Масштабы трагедии в первые дни никто не представлял", - отмечает Владимир Каменков.

Для ликвидаторов установили предельную дозу облучения - до 25 рентген. Как только она доходила до этого уровня, человека отправляли домой. Однако у некоторых проблемы со здоровьем начинались и при меньшем облучении. Те, кто работал на загрязненной территории, мог получить дозу облучения в 25 рентген буквально за пару минут. Для сравнения, сейчас нормальной дозой для городского жителя считается два рентгена в год.

"Были молодыми и думали, что сегодня-завтра - и все пройдет"

Александр Кареба
Александр Кареба

Александру Каребе пришлось заглянуть в жерло пылающего реактора, правда, с высоты. В год аварии ему было 36 лет, он служил под Новополоцком командиром самого большого в мире вертолета Ми-26. "Уже 30 апреля мы забрасывали в реактор грузы. Мы были молодыми и думали, что сегодня-завтра - и все пройдет. Как видите, прошло 33 года, и последствия аварии ощущаются до сих пор. Много наших летчиков уже на том свете", - говорит Александр Кареба.

Его подразделение базировалось в Чернигове, в 60 км от атомной станции. Экипаж вертолета встал в пять утра, перелетал на площадку в нескольких километрах от реактора и там загружался. "Трудно сосчитать, сколько вертолетов летели одновременно, но они летели цепью протяженностью не более 500 метров, - вспоминает пилот. - Мы брали где-то по 17 тонн свинца и забрасывали его в реактор. Чтобы сбросить груз, надо было или зависнуть над реактором, или пролететь над ним. Сам реактор 70 метров высотой, а рядом труба 175 метров. Ниже этого опуститься уже нельзя. То есть мы зависали на высоте около 200 метров и сбрасывали груз".

Летчик отмечает, что истинные причины аварии до сих не установлены. Говорят и о техническом состоянии станции, и о природном воздействии. Многие склоняются к человеческому фактору. "Очень важно, чтобы каждый на своем месте относился добросовестно к своей работе. Тогда много трагедий можно избежать", - уверен Александр Кареба.

"Сказали, что приказ и через три-четыре дня бригада должна собраться"

Владимир Куткович
Владимир Куткович

Ликвидировать последствия катастрофы помогали и гражданские специалисты. Один из них - врач-гигиенист Владимир Куткович. Сегодня он работает в городском центре гигиены и эпидемиологии.

Когда случился взрыв в Чернобыле, ему исполнилось 30 лет. По словам медика, ни он, ни его коллеги не отказывались ехать на загрязненные территории. "Были молодыми, таких мыслей даже не было, - улыбается Владимир Куткович. - Если честно, мы не знали, куда ехали. Сказали, что приказ и через три-четыре дня наша бригада должна собраться".

Бригада базировалась в Хойникском районе. В течение июля-августа медики следили за санитарно-эпидемиологическим режимом, проводили радиационный контроль за продуктами питания, проверяли в том числе продукцию с подсобных хозяйств. "Ее приносили бабушки. Там и молоко было плохое, и мясо. Уговаривали их не употреблять, потому что были превышения, и в десятки раз. Но в первую очередь нельзя было есть грибы и ягоды", - отмечает врач.

"Знали, что что-то не так, но конкретики не было"

Евгений Лазакович
Евгений Лазакович

Евгений Лазакович устраняет последствия чернобыльской катастрофы до сих пор. Сейчас он возглавляет предприятие "Радон", а в 1986 году был курсантом Могилевской средней специальной школы милиции.

Специальный отряд из курсантов и офицеров хотели направить в зону бедствия с первых дней, но на них у московского руководства были уже другие планы. "В 1986 году в Москве проходили Игры доброй воли, и мы были резервом министра внутренних дел СССР. Поэтому сначала мы уехали туда обеспечивать общественный порядок", - рассказывает ликвидатор.

Уже осенью сводный отряд из 300 курсантов и 29 офицеров направили в Хойникский и Брагинский районы. Помогали эвакуации граждан, боролись с мародерством. "Мы знали, что где-то что-то не так, но конкретики не было, - говорит Евгений. - Мы провели там месяц - стандартный срок".

У тех, кто покидал свои дома, оставались личное имущество, домашние животные, и переселенцы возвращались за ними. "Кому-то просто захотелось забрать закатки, и люди возвращались, не понимая, что это действительно является угрозой их жизни и здоровью", - добавляет собеседник.

Практически через 30 лет Евгений Лазакович возглавил предприятие "Радон", которое отвечает за наведение порядка на отселенных землях. "Мы занимаемся дезактивацией, радиационной разведкой, - поясняет руководитель. - За время работы предприятия мы захоронили более шести тысяч объектов: административные и производственные здания, дома. Наша задача - обеспечить на этих территориях идеальное состояние, чтобы не было лесных пожаров, несанкционированного вывоза загрязненных материалов, металла".-0-

Топ-новости