ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Флаг Вторник, 27 сентября 2022
Минск Сплошная облачность +11°C
Все новости
Все новости
Общество
01 июля 2022, 10:35

"На кого оставлю паству?" Этот настоятель больше 50 лет служил Богу и людям в Озятах

Голубые купола Свято-Николаевской деревянной церкви деревни Озяты, что в 35 километрах от Бреста, - маяк для едущих домой сельчан и ищущих себя путешественников. Храм со 150-летней историей помнит о том, как в нем более полувека служил Богу и людям 12-й настоятель - протоиерей Иоанн Петручук.

"Откуда будете?"

В Озяты приехали 9 июня, накануне Троицы. Настоятеля храма отца Вадима не было - уехал по делам. На ухоженном дворе шумел фруктовый сад, цвели ирисы. Рядом с калиткой увидели две могилы - отца Иоанна и матушки Зинаиды. На памятнике настоятеля дата: "Год кончины - 9.06.2007". Вот и не верь после этого в Промысел Божий: может, это сам отец Иоанн пригласил в гости в день памяти?

Удивил и храм. Полторы сотни лет, а как будто вчера построен. Бревнышко к бревнышку - ни сучка, ни трещинки.

- Секрет - в заготовке. Если сосну рубят зимой - в бревне остается смола, гарантирующая строению вечную молодость, - уточнил сторож.

Внутри церковь - просто чудо: сверху, откуда-то из-под купола, льются потоки воздуха и света. По центру - паникадило - изящная ажурная люстра, старинные иконы, иконостас (алтарная перегородка). По обеим стенам - новые образа, покрытые рушниками, вышитыми сердечными прихожанками.

С храмом и подворьем нас знакомят председатель Озятского сельисполкома Лариса Харс и регент церковного хора Нина Бокач, которые знали двенадцатого настоятеля Озятского храма.

- Если новые люди приезжали в село, батюшка Иоанн выходил навстречу и расспрашивал: "Кто такие? Откуда будете?" - вспоминает Нина Бокач, которая однажды также прибыла в соседнюю деревню Старое Село, где ей предложили наладить работу открывающейся хлебопекарни. Дали работу, а квартиру - в Озятах - как раз напротив церкви.

- Вижу, что храм посещаете не впервые, - подошел тогда первым отец Иоанн. - Может, в церковном хоре будете петь?

- Благословите, батюшка, - только и сказала Нина Евгеньевна. И запела в церковном хоре, а теперь вот стала его регентом (дирижером).

Так протоиерей 56 лет служения, начиная с 1947 году, собирал паству вокруг Свято-Николаевского храма, укрепляя и возрождая на западных рубежах нашей родины православную веру.

- Слава Богу за все! - повторял он и учил этой мудрости прихожан - благодарить и за хорошее, и за плохое: жизнь ведь полосатая.

Пастырь и паства

Не зная, что предпринять в той или иной сложной ситуации, люди часто шли к отцу Иоанну за советом. Например, когда муж поющей в хоре Нины Бокач запретил водить детей в церковь и самой туда ходить, батюшка нашел нужные слова для супруга.

- У вашей жены певческий дар - разрешайте ей посещать храм, - попросил Иоанн. - Если хотя бы один человек из семьи молится, спасетесь и вы, и ваши дети, и даже на ушедших родителей снизойдет Божья благодать!

Муж согласился - и отношения в семье наладились.

Так церковный приход пополнялся новыми людьми, которые общались с настоятелем не только в храме. Например, 7 января, на Рождество - в этот день родился и отец Иоанн - заходили к нему "на огонек".

- Такая добрая традиция - собираться и петь рождественские песни - была заведена в доме Петручуков, матушка славилась своей хлебосольностью, - вспоминает Нина Бокач. - Когда батюшка подключался к церковному хору, пелось с необычайным вдохновением.

Привечая в храме новых верующих, батюшка помнил и о тех, кто ушел: при себе имел книжечку с "помянниками", в которую он записывал, чтобы помянуть на литургии.

Детям - свободу выбора

Поющим запомнила отца Иоанна и дочь - Галина Ивановна.

- В нашей семье каждое утро начиналось с его песен. Каких? Светских - русских, белорусских, украинских. В том числе романсов "Белой акации гроздья душистые". Отец был музыкально одаренным человеком, обладателем удивительного голоса.

А еще Иван Захарьевич был лучшим папой: оставлял детям право выбора, в том числе профессии, спутника жизни: Василий и Галина выбрали медицину.

Молитвам их учила матушка, а глава семейства - мудрости, в том числе житейской. Например, "Не оставляй на завтра то, что можно сделать сегодня". Учил не бояться смерти: "Все умрем. Так жизнь устроена". И в церковь ходить не заставлял.

Хорошо помнит дедушку и его правнучка Ирина - студентка Брестского университета.

- Дедушка как раз уже закончил службу и переехал жить в Брест. Сидел в этом вот кресле, а я у него на руках. Сказок не рассказывал, а вот истории про собак, которых любил, я услышала от него немало, - призналась девушка и заплакала.

Не сдержала слез и Галина Ивановна:

- Это - семейное - глаза на мокром месте, - признается она и зовет пить чай с блинами.

За столом продолжаем слушать рассказ о том, каким был Иван Захарьевич отцом и дедом, как правнучка под его влиянием стала ходить в воскресную школу и как там ей было интересно.

Расставшись с родными Ивана Захарьевича, через час уже были в Озятах, где узнали о том, что навестили родных в день его памяти.

Детство, армия, контузия и портфель учителя

Родился Иван Петручук в 1915 году в селе Сехновичи Брестской области. До трех лет жил в Москве, где его отец Захарий Петручук служил дьяконом. Так как семья жила в монастыре, Ваня сызмальства слушал церковное пение. Трехлеткой и сам распевал "Отче наш". В семье не раз говорили, что надо Ваню отправить в Варшаву учиться пению и музыке.

Господь через него давал советы. К этому старцу обращаются за помощью даже после смерти

В 1921 году Петручуки вернулись в Беларусь. Захарий - отец 14 детей, из которых Ваня был одиннадцатым, стал настоятелем Свято-Успенского собора, что в селе недалеко от Озят. Когда Ивану исполнилось девять, не стало матери: мальчика воспитывала бабушка и, конечно же, отец, который был весьма строг с детьми.

Настало время, и Ивана Петручука призвали в армию - польскую (Западная Беларусь на то время входила еще в состав Польши). Верующему воину было разрешено по воскресеньям посещать церковные службы. Там он пел и читал молитвы на клиросе (место для певчих). Отслужив положенный срок, солдат домой не попал. Пришлось принять участие в настоящих боевых действиях польско-чехословацкого конфликта, в ходе которого Иван Захарьевич получил контузию.

Когда Западную Беларусь освободили, записался на пятимесячные курсы, готовящие учителей. Получив благодарность за усердную учебу, был направлен в Озяты - учителем начальных классов.

Во время гонений даже жил в сторожке у храма

Потом началась Великая Отечественная, которая заставила многих обратиться к вере. Храмы блокадного Ленинграда переполнили молящиеся. За годы войны в стране было открыто 20 тысяч православных церквей. Офицеры и солдаты молились перед боем. Говорят, что даже сам маршал Жуков перед наступлением восклицал: "С Богом!"

"Что не в силах человеческих, то в руках господних!" - говорили старцы. И молились, молились. Чудом стал разгром немцев под Москвой. Имея превосходящие силы, солдаты вермахта могли войти в Москву - Волоколамское шоссе было практически свободно, но враг в ужасе бежал...

Ивана Петручука, потерявшего из-за контузии слух, на фронт не отправили - освободили от участия у военных действиях. Предложили место заведующего школой в Рыдваничах, деревне под Брестом. Но 30-летний Иван, наконец, понял, что пришло время связать жизнь с церковью. Педагог пишет прошение: принять в клир Брестской епархии псаломщиком. Просьбу удовлетворяют. Через два года, в июне 1947-го, архиепископ Питирим рукополагает Иоанна в дьяконы, две недели спустя - в иереи. Отца Иоанна отправляют настоятелем храма в Озятах.

Так начались годы служения Богу и людям. Мало-помалу церковный приход прирастал верующими. Жители деревни радовались, что удалось сохранить во время войны храм невредимым. Известно, что его оккупировали немецкие снайперы, но он устоял…

Однако спустя годы, в начале 60-х, на церковь вновь начались гонения.

В 1961 году по деревне пошли слухи. Одни говорили, что уже Свято-Николаевский храм закрывают. Другие вовсе утверждали, что его хотят сжечь... Настоятель отец Иоанн вместе с прихожанами стали по ночам дежурить - стеречь строение от воинствующих атеистов, грозящих "пустить красного петуха". С колокольни до земли спустили веревки, чтобы в случае чего звонить в колокола и звать на помощь спасать храм. Церковь продолжала работать.

- Дедушка даже жил некоторое время в сторожке при храме, - рассказывает Ирина.

Вскоре слухи прекратились, но гонения - нет. Когда отцу Иоанну выставили неподъемную сумму налога за пользование пастбищем, семье пришлось продать подаренную сестрами Ивана Захарьевича корову. Так и жили-выживали с огорода в 15 соток.

Чтобы закрыть приход, использовали принцип кнута и пряника. Однажды батюшке предложили стать директором школы, но тот отказался: "На кого оставлю паству?"

Было и второе предложение, когда батюшка мог уехать из Озят: приехал знакомый священник из Великого Устюга и передал отцу Иоанну приглашение Вологодского владыки. Тот звал в Вологду. Храмы города, куда не дошел немец, построенные еще в X-IX веках, остались без служителей.

Иван Захарьевич и матушка стали собирать вещи. Но как узнали об этом прихожане и дети - стали просить батюшку: "Не уезжайте!" Отец Иоанн принял решение остаться. Так и прослужил в Свято-Николаевской церкви до 2003 года, более полувека.

"Отправляют в хвост очереди: стой, поповна!"

По-разному относились к батюшке не только чиновники, но и местные.

- В нашей местности в основном добрые люди. Но тогда всякое бывало. Например, пойдет матушка Зинаида в магазин, станет в очередь за продуктами, а ее возьмут да и отправляют в хвост очереди: стой, поповна! - рассказывает регент Архиерейского хора Свято-Духова кафедрального собора Виталий Соболевский.

Однажды, когда в домике отца Иоанна прохудилась крыша, никто не брался помочь с ремонтом. За помощь священнослужителю можно было и работы лишиться. Только вот дед Виталия Соболевского взялся подсобить семье настоятеля: потеря работы не грозила - дед был пенсионером.

Отец Виталия дружил с сыном отца Иоанна Василием, часто подвозил батюшку, когда тот отправлялся с виды выдавшим коричневым саквояжем по деревням - соборовать болящих, отпевать умерших. Говорят, ничего случайного нет. Но, возможно, благодаря этой дружбе, батюшка заметил и самого Виталия. Когда мальчику исполнилось восемь, протоиерей позвал прислуживать в алтаре (подавать свечи, разжигать кадило). Сегодня архиерейский хор, которым руководит Виталий Соболевский, поет не только в кафедральном соборе, но и на разных площадках страны. Полагаем, отец Иоанн доволен учеником, как и сотнями других прихожан, которые стали жить с Богом в сердце.

Просили - ехал и в Брест

И батюшка, и верующие воспряли духом, когда началась перестройка. Общество и государство повернулись к церкви. В стране стали возрождаться храмы, строиться новые. У протоиерея прибавилось работы, но появилось больше оптимизма и сил.

- Он служил в храме, крестил младенцев, венчал молодых, отпевал умерших. Притом не только жителей Старого Села, Озят, а и других деревень, - вспоминает Лариса Харс, председатель Озятского сельисполкома. - Просили - ехал и в Брест. Когда наша семья еще жила в Старом Селе, батюшка крестил младшего сына.

За годы своего служения отец Иоанн завоевал доверие не только мирян, но и священнослужителей. Был духовником Брестской епархии, то есть исповедал и священников. Удостоен ордена Преподобного Сергия Радонежского, права на ношение митры (головной убор священника), креста, украшенного камнями, а также других церковных наград.

| Тамара МАРКИНА, газета "7 Дней", фото Вадима ЯКУБЕНКА и из личных архивов героев.

ПЕРЕПЕЧАТКА ДАННОГО МАТЕРИАЛА (ПОЛНОСТЬЮ ИЛИ ЧАСТИЧНО) ИЛИ ИНОЕ ЕГО ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЗАПРЕЩЕНЫ

Читайте также:

"Тоша, Хитоши - похоже, да?" Японец принял православие в Беларуси, и вот почему

Книга чудес. Рассказываем о первых письменных упоминаниях Жировичского монастыря

Ватикан признал их икону чудотворной. Узнали, как в Трокелях готовятся к Пасхе


Новости рубрики Общество
Топ-новости
Свежие новости Беларуси