ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Флаг Среда, 24 июля 2024
Минск Сплошная облачность +21°C
Все новости
Все новости
Общество
22 июня 2024, 09:00

"Разбуженные грохотом бойцы, преодолев шок, вооружились и вступили в бой". Историк о том, что происходило в Бресте 22 июня 1941-го

В годы Великой Отечественной войны жители сотен белорусских городов и сел сражались с врагом, приближая Победу. Особо отличились 36 населенных пунктов, впоследствии награжденных вымпелами "За мужество и стойкость в годы Великой Отечественной войны". Этот знак отличия учрежден 6 октября 2004 года указом Президента Беларуси Александра Лукашенко к 60-летию освобождения республики от немецко-фашистских захватчиков. За каждой из 36 цитаделей мужества стоит удивительная история храбрости, героизма и веры в одну на всех Победу.

Об этом мы расскажем в нашем новом проекте, посвященном 80-летию освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. Двенадцатый в списке - Брест.


Брест - такой же символ мужества, самоотверженного служения Родине и героизма, как Сталинград. В Брестскую крепость приезжают со всего мира, чтобы среди стен и укреплений, ставших безмолвными свидетелями страшных военных событий, поклониться памяти героев. На примере защитников цитадели мы учим детей патриотизму, верности долгу и любви к своей стране. О Брестской крепости написано множество книг и снято фильмов, но интерес к этому месту никогда не иссякнет.

В ночь на 22 июня

Наши дни. Из руин Белого дворца появляется молодая пара. Девушка, поправляя прическу, недовольно произносит: "Как же сыро, еще и на волосы что-то капает". В тот момент они даже не задумываются, что в 1941-м за глоток воды здесь платили жизнями.

В 4 часа утра 22 июня немецкая артиллерия открыла массированный огонь по Брестской крепости. Били почти все орудия 12-го пехотного корпуса вермахта, в том числе "чудо-оружие": две сверхтяжелые 600-мм мортиры "Карл" и реактивные системы залпового огня Nebelwerfer. На крепость летели тысячи снарядов и мин.

- Выжившие защитники вспоминали - артподготовка была неожиданной и мощной, но не принесла нападавшей стороне ожидаемых результатов, - рассказывает брестский краевед Александр Суворов. - Она началась, когда практически весь гарнизон крепости спал в укрепленных казармах. Разбуженные грохотом бойцы, преодолев шок, вооружились и вступили в бой. Штурмовые группы гитлеровцев, не ожидавшие такого отпора, были рассеяны и частично уничтожены. Но крепость практически с первых часов войны оказалась в осаде. Отчаянные бои завязались на Волынском и Кобринском укреплениях. На Южном (Пограничном) острове защитники и атакующие сходились в рукопашную. Ночью 23 июня немцы отвели подразделения за периметр крепости и принялись добивать ее с помощью артиллерии.

Брест пал к 7 утра 22 июня. Отдельные очаги сопротивления возникли только у областного военкомата (сейчас район ул. Дзержинского) и на Брестском вокзале. В военкомате несколько десятков бойцов и командиров с помощью стрелкового оружия и одного пулемета отчаянно отбивались от роты вермахта. Подавить оборону враг сумел противотанковыми орудиями, открыв огонь по окнам здания. Били прямой наводкой.

Брать под контроль вокзал немцам пришлось гораздо дольше. Дело в том, что оккупанты всячески старались сохранить железнодорожную инфраструктуру. Поэтому даже захватывать мост через Буг они послали не киношных убийц из полка "Бранденбург-800", а саперов из 45-й пехотной дивизии, которые перед тем тщательно изучали объект. Сразу за ними по путям двинулись солдаты 5-й роты 1-го железнодорожного полка, обладавшие навыками бойцов спецподразделений и определенной инженерной подготовкой. Таких специалистов во время вторжения гитлеровцы использовали только в Бресте и Львове.
Железнодорожный мост через Буг был заминирован. Но в неразберихе первых минут вторжения приказ на подрыв так и не был отдан. Нападавшие оказались проворнее, проникнув на советскую территорию еще до начала артиллерийской канонады. После захвата поста на советском берегу на пути были брошены доски и щиты, по ним вскоре двинулась боевая техника.

Железнодорожный узел в городе тоже стремились взять по возможности без разрушений и повреждений. Вокзалом станции "Брест-Пассажирский" враг овладел примерно к 9-10 часам утра, однако рапортовать о полном захвате было рано. В первые часы в подвалах огромного здания укрылись пассажиры, в том числе военнослужащие, следовавшие в расположение своих частей, работники станции и милиционеры.

Гитлеровцы обратились к ним с требованием сдаться. После этого женщины и дети вышли из подземелья, а военнослужащие, вооруженные в основном пистолетами и револьверами, заняли оборону. Немцы бросали в подвал подожженные горючие материалы и гранаты, затем принялись заливать катакомбы водой из паровозных баков. Стоя по пояс в мутной холодной жиже, защитники слышали канонаду из крепости и были уверены, что она доносится с линии фронта. Последние бойцы вышли из подвалов только 29 июня, когда уже был оккупирован Минск. Почти всех расстреляли на месте или отправили в концлагеря.

А Брестская крепость продолжала сопротивляться. Разрозненные группы бойцов возглавили оставшиеся в живых командиры: Петр Гаврилов, Иван Зубачев, Анатолий Виноградов, Ефим Фомин… Предпринимаемые попытки прорыва из окружения успеха не имели.

29 июня оккупанты применили против защитников Брестской крепости авиацию. Так, на Восточный форт было сброшено несколько десятков полутонных бомб и одна в 1800 килограммов. От взрывов детонировали боеприпасы на складе защитников, начался сильнейший пожар.

Но и после этого в крепости оставались немногочисленные группы советских бойцов, продолжавших сопротивление еще почти месяц. Об этом свидетельствует сохранившееся немецкое донесение от 21 июля, в котором говорится, что в крепости произошла перестрелка с группой из шести "русских" бойцов.

После освобождения в цитадели была обнаружена знаменитая на весь мир надпись: "Я умираю, но не сдаюсь! Прощай, Родина. 20/VII-41". Одним из последних защитников крепости оставался майор Петр Гаврилов, попавший в плен в бессознательном состоянии 23  июля 1941 года.

Заставы держали позиции

Все пограничные заставы на западной границе СССР оказали героическое сопротивление гитлеровским ордам. В историю вошла оборона не только Брестской крепости, но и 3-й пограничной заставы Августовского пограничного отряда, где бойцы под командованием лейтенанта Виктора Усова сумели отбить семь атак превосходящего по силам противника.

Так почему же удар гитлеровцев, действующих на общем фронте протяженностью более тысячи километров, оказался таким сокрушительным?

- Советское руководство понимало, что война неизбежна, но считало, что она начнется с мелких стычек и провокаций, как в польской Гливице, где 31 августа 1939 года немцы инсценировали нападение поляков на немецкую радиостанцию, - говорит Александр Суворов. - Предполагалось, что сперва будет обмен угрозами, затем возможны приграничные сражения, и только потом в дело вступят главные силы. То есть у Красной армии будет время, чтобы развернуть оборонительные эшелоны. Никто не мог предположить, что немцы применят абсолютно новую стратегию, атаковав на фронте в полторы тысячи километров, сразу введя в игру мощнейшие группировки войск. Но это произошло.

Все дороги вели через Брест

В годы войны Брест был не только крупным железнодорожным узлом, но и точкой схождения важных шоссе.

- Сохранилась схема железнодорожного сообщения вермахта, показывающая, как происходило питание Восточного фронта боеприпасами и вооружением. Судя по логистике, для гитлеровцев Брест был более значимым пунктом, чем Варшава. Из Пруссии, например, через Брест шли поезда на Орел и Смоленск, - рассказывает Александр Суворов.
С мая 1943 года по городу начала работать советская дальняя авиация. В июле 44-го Брест как важный транспортный узел пережил несколько волн советских бомбардировок. Так, на станции "Брест-Северный" были уничтожены эшелоны с двумя пехотными дивизиями и переданными им артполками, которые должны были выдвинуться на линию Каменец-Пружаны. Там шли изнуряющие бои, и советским соединениям ценой больших усилий все же удавалось ломать оборонительные порядки врага.

Обескровленный, разрушенный город освободили войска 1-го Белорусского фронта 28 июля 1944 года, в ходе Люблин-Брестской операции. Отступая, гитлеровцы уничтожили железнодорожный мост. Советские саперы, работая круглосуточно, восстановили сообщение за две недели.

Без права на забвение

Сегодня Брестская крепость - символ мужества и сопротивления в первые дни Великой Отечественной войны, но так было не всегда. О героической обороне заговорили только во второй половине 50-х годов. Одним из первых, кто открыл правду о Брестской крепости, стал писатель Сергей Смирнов. Он опубликовал ряд книг о защитниках цитадели "Крепость над Бугом" (1956) и "В поисках героев Брестской крепости" (1957).

В 1956 году в Главное политическое управление Минобороны СССР обратился младший сержант Родион Семенюк. В письме боец рассказал, что в первые дни войны он спрятал в бастионе знамя 393-го отдельного зенитного артиллерийского дивизиона. Осенью 56-го Родион Семенюк в сопровождении советских солдат извлек из земли красное полотнище. По словам очевидцев, он никому не доверил лопату, хотел найти знамя сам… Судьба других знамен, находившихся в крепости, по сей день неизвестна.
8 мая 1965 года Брестская крепость получила звание крепость-герой. С 1971 года она стала мемориальным комплексом. Здесь горит Вечный огонь.

Численность бойцов и членов семей в Брестской крепости на начало войны оценивается в 8,5 - 10 тыс. человек. Их судьбы сложились по-разному. Некоторые вырвались из огненного кольца. Далее укрывались в лесах, пытались достичь линии фронта или уйти к партизанам. Кто-то прошел через плен. Остальные или погибли во время боев, или умерли в концлагерях.
Считается, что на сегодняшний день живых защитников Брестской крепости не осталось. В ноябре 2004 года в Могилеве ушла из жизни Валентина Зенкина, в возрасте 14 лет помогавшая перевязывать раненых защитников крепости и собирать патроны. В апреле 2021 года не стало Петра Котельникова - последнего защитника Брестской крепости, который двенадцатилетним мальчишкой стоял в одном строю со взрослыми бойцами.

О героях осталась память

Ул. Зубачева

Иван Зубачев - профессиональный военный, участник советско-финляндской войны. Весной 1941 года в звании капитана направлен в Брестскую крепость на должность заместителя командира 44-го стрелкового полка по хозчасти. 22 июня, после того как гитлеровцам удалось раздробить силы красноармейцев в Брестской крепости, возглавил оборону в казарме возле Холмских ворот.
Благодаря военному таланту Ивана Зубачева защитникам удавалось отбивать непрерывные атаки гитлеровцев. 24 июня в Брестской крепости прошло командирское собрание, на котором Иван Николаевич был избран руководителем обороны. Через десять лет в развалинах нашли остатки рукописного "Приказа №1", который написан его рукой. При принятии решений Иван Зубачев понимал, что нужно любыми силами держать оборону до скорого подхода основных сил Красной армии. В конце июня он получил тяжелое ранение и попал в плен. Умер в немецком лагере Нюрнберг-Лангвассер в июле 1941 года.

В 1957 году посмертно награжден орденом Великой Отечественной войны I степени. Именем Ивана Зубачева названы улицы в Минске, Бресте, Луховицах (РФ). В 2016-м Белпочта выпустила марку "I.М. Зубачоў".

Ул. Гаврилова

В звании майора Петр Гаврилов командовал 44-м стрелковым полком в Брестской крепости. Оказавшись отрезанным от цитадели, возглавил оборону у Северных ворот Кобринского укрепления, позже - в Восточном форте. Под началом Петра Михайловича сражались 400 человек, вооруженных пулеметами, зенитными и артиллерийскими орудиями. 29 июня во время воздушного налета гитлеровской авиации группа защитников крепости под руководством Гаврилова была практически уничтожена, сдетонировал склад боеприпасов. Майор и еще 12 бойцов ушли в казематы, откуда совершали отчаянные вылазки. В бессознательном состоянии он попал в плен 23 июля. Прошел через многочисленные немецкие лагеря для военнопленных.
После освобождения в 1945-м был исключен из партии, лишен воинского звания и наград. Долгие годы не мог найти работу, односельчане обходили стороной "предателя". Лишь в 1957 году, после дополнительного разбирательства, получил звание Героя Советского Союза.

Именем Петра Гаврилова названы улицы в Бресте, Иркутске, Казани, Краснодаре.

Ул. Маслова

В марте 1941 года Борис Маслов был назначен начальником Брестского военного госпиталя. Утром 22 июня ему удалось спрятать больных и раненых в помещении овощехранилища, где до этого располагался пороховой погреб. Несколько дней военврач по ночам собирал прятавшихся в руинах людей, оказывал медпомощь, вселял надежду, что вскоре немцев отбросят назад.
Ситуация изменилась 24 июня. К вечеру гитлеровцы принялись прочесывать казематы в поисках советских бойцов. Тогда врач надел белый халат и вышел к врагам. На ломаном немецком объяснил, что в овощехранилище прячутся гражданские и раненые. Оккупанты отпустили женщин и детей, а всех, кто был в форме, вывезли в лагерь у города Бяла-Подляска в Польше. Туда же попал и Борис Маслов, где организовал подобие госпиталя, сумел уговорить фашистов предоставить лекарства, бинты и инструменты для операций. Позже организовывал побеги военнопленных.

Когда нависла угроза разоблачения, Борис Алексеевич сам бежал из плена к партизанам. Позже служил военврачом в Красной армии. Жизнь бесстрашного медика оборвалась в 1952 году. Несколько лет назад его именем названа улица в Бресте.

*Проект создан за счет средств целевого сбора на производство национального контента.

Алексей ГОРБУНОВ,
фото - из архивов БЕЛТА и Могилевского областного краеведческого музея,
газета "7 дней".-0-
Новости рубрики Общество
Топ-новости
Свежие новости Беларуси