ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Флаг Вторник, 25 января 2022
Минск -2°C
Все новости
Все новости
Интервью
29 сентября 2015, 18:57
Александр Запесоцкий

Беларусь вышла из СССР без потери человеческого достоинства и разрушения общественной морали

Александр Запесоцкий
Александр Запесоцкий
Ректор СПбГУП

Сложно не согласиться с тем, что для любой страны важно, насколько хорошо работает система образования. От этого зависит и экономическое, и социальное, и даже духовное развитие. Наверное, в той или иной форме система образования существовала с самого рождения любой цивилизации, даже самой примитивной.

Сейчас, когда человечество прошло такой большой путь развития, многие спорят, каким быть образованию в дальнейшем. На эту тему, а также на многие другие с корреспондентом БЕЛТА беседовал известный российский ученый - доктор культурологии, академик Российской академии образования, член-корреспондент Российской академии наук, ректор Санкт-Петербургского Гуманитарного университета профсоюзов Александр Запесоцкий, который на днях посетил Минск.

- Александр Сергеевич, как вы смотрите на те процессы, которые сейчас происходят в университетах?

- Для начала я напомню, чем университет отличается, например, от академии. Академия должна вести прикладные научные исследования и внедрять их результаты в учебный процесс. Университет же должен вести еще и фундаментальные исследования, результаты которых также надо внедрять в учебный процесс. Надо понимать, что университет должен не только давать профессиональные технологии, но и фундаментальную основу для их применения. Он должен готовить особую элиту нации. Университет не должен превращаться в ПТУ, где студент приходит к преподавателю и просит: "Научите меня зарабатывать деньги". А сейчас ведь фактически именно такие ожидания у большей части молодежи, по крайней мере, в России. Дело в том, что человек с университетским образованием должен не просто усваивать какую-то последовательность действий. Он должен уметь анализировать. Вот изменилась ситуация, а он понимает, как действовать в новых условиях.

Университетский выпускник должен быть творцом, а не потребителем. Люди, не способные думать, становятся объектами манипуляций. Ведь посмотрите на современное общество потребления. Один человек испытывает душевные страдания от того, что он не может купить "Мерседес" новой модели. А другой покупает себе "Фольксваген" и наслаждается жизнью. Он не привязан так к материальному и не является рабом вещей. Его интересы сбалансированы.

Посмотрите, как вообще сегодня покупаются вещи. Раньше выходной костюм выбирали по качеству ткани, например. Сейчас - по марке производителя. Пускай пиджак будет не таким хорошим, но это модный бренд. Сейчас получается так, что в случае с престижными товарами львиную долю цены составляют расходы не на производство и транспортировку, а на рекламу, на создание образа. Люди покупают не реальную вещь, а ее образ.

Даже на выборах в США фактически соревнуются не сами кандидаты. Нанимаются специалисты по рекламе, в которую вкладывается очень много денег. В итоге конкурируют именно рекламные образы. Это не демократия. Это манипуляция. А выпускник университета не должен превращаться в объект манипуляций.

- Получается, университет должен не только учить, но и воспитывать людей, которые такой манипуляции неподвластны?

- Университеты существуют не сами по себе, а в рамках определенной культуры. Одна из задач университета - введение студента в эту культуру.

Конечно, университет должен и воспитывать. Образование состоит из обучения и воспитания. Но, по крайней мере, в России, про воспитательную функцию забыли вообще. Потом ректоры удивляются, почему у студентов нет, например, мотивации к учебе. А нет ее потому, что не воспитали. Что же касается Запада, то там ситуация другая. Там социализацией занимается гражданское общество, церковь, семья, школа.

Сейчас, я опять же говорю о России, развлекательные телеканалы формируют человека больше, чем школьный учитель. Они внешне развлекают, а на самом деле навязывают определенную систему ценностей, модели поведения. Учитель же остался на обочине этого процесса, а родители, как известно, зарабатывают деньги. Им некогда. В университетах педагоги читают лекции и считают себя свободными от воспитания. Я считаю такую ситуацию опасной.

Если вернуться к университетам, то есть разные модели их организации. В нашем университете разработана и внедрена культуроцентристская модель, удостоенная премии правительства Российской Федерации.

Она базируется на достижениях мировой и национальной культуры.

- Как относитесь к Болонскому процессу?

- Плохо отношусь. Вот, скажем, бакалавриат. Это высшее образование, усеченное с 5 до 4 лет. Не думаю, что можно подготовить за такой срок полноценного специалиста. А что такое магистратура? Это фактически усеченная аспирантура со слабым выходным контролем. И так далее. Для России вхождение в Болонский процесс означает резкое падение качества образования. Это ошибка. И очень большая, пагубная.

Почему-то далеко не все европейские университеты спешат внедрять болонские договоренности. Не уверен, что это сделал сам Болонский университет. Что же касается обменов студентами и преподавателями, то это хороший момент. Но нельзя слепо копировать Запад.

Нужно обратить внимание на некоторые другие российские ошибки. В частности, необходимо понять, что образование - это не услуга, не коммерция. Кроме того, если говорить об университете, не должно быть крена в сторону узкой специализации в ущерб фундаментальной подготовке.

Критерии оценки качества образования не должны быть размытыми. Также нужно решить проблему плохой связи университетов со школами. Еще одна российская беда: за внимание абитуриентов конкурируют не университеты, а их сайты.

- Вы подняли такую важную проблему, как неспособность к анализу. Наверное, это последствия директивной педагогики в школах?

- У нас на учителей директивно сваливают очень много бумажной работы. Немало сил забирает бюрократический процесс, а реальная работа с детьми ухудшается. Но еще более негативная вещь - коммерциализация школьного процесса. Конечно, школа имеет право на некоторое частичное самофинансирование, но в образовательном учреждении прибыль не может быть поставлена во главу угла.

Учителю неплохо дать подработать, но в разумных пределах, чтобы это не становилось главным. Все-таки учитель должен быть обеспечен государством. В этом смысле он не может быть приравнен к предпринимателю. В России учителям предписано коммерциализировать свои отношения с ребенком. Ты мне заплати, а я тебе дам знания. Но дело в том, что знания школьник может получить и из других источников. Роль педагога в школе должна быть иной. Учитель - это прежде всего личность, которая своим примером, деятельностью должна привить любовь к предмету. Если это будет, ребенок станет сам изучать многое и выйдет далеко за пределы школьной программы.

У нас в школах были потрясающие традиции советской педагогики, которые уходят под влиянием коммерциализации. С вымыванием из школ учителей советского периода уровень образования падает. А директивная педагогика - это недоразумение.

- Так как же все-таки заинтересовать ученика?

- Когда люди видят человека, влюбленного в свой предмет, то это сильно влияет. Для учеников знания по этому предмету становятся ценностью. Ценности вообще передаются только посредством включения в деятельность, а также через переживание под влиянием искусства, под эмоциональным влиянием других людей.

Повторяю, что школьная педагогика может быть построена только на личности учителя.

- Вы упомянули советские традиции. Они заключались и в том, что снимались фильмы о школе, где была рефлексия над теми или иными проблемами, положительными сторонами. Это были именно серьезные фильмы, а не дешевые сериалы. Может, стоит возродить это?

- В России практически не создается фильмов, которые при сравнении с советскими можно было бы назвать художественными. Был фильм "Доживем до понедельника", а сейчас снят сериал "Школа". По уровню художественности и нравственной направленности "Школа" - вообще не фильм. Конечно, очень хотелось бы адресовать молодежи высокохудожественные фильмы на эти темы, которые бы учили человечности, взращивали бы в людях духовно-нравственные ориентиры. Но сначала нужно сформировать поколение творцов, которые в состоянии такие работы выпускать. Если вызвать нашего современного режиссера и попросить сделать фильм уровня "Доживем до понедельника", то он ни за какие деньги это не сделает. За деньги нельзя снять такую картину, как "Летят журавли".

Но я не предлагаю копировать старое кино. Нужно снимать на новом языке. Задача творца - соответствовать эпохе.

- Находясь в Минске, вы подписали документ о сотрудничестве с Белорусским государственным университетом. Что он дает?

- Это договор об академическом сотрудничестве. Речь идет об обмене преподавателями и студентами, совместной научной работе, проведении конференций и так далее. Дальнейшее будет зависеть от того, как стороны будут договор реализовывать. Такие договоры либо наполняются большим содержанием, и идет реальная работа, либо они остаются мертвыми и используются для отчетности. У меня сложилось убеждение, что ректор БГУ Сергей Абламейко ничего не делает просто для отчетности, он активно работает на благо своего университета. Это цельная, светлая личность. Так что не сомневаюсь в хороших результатах сотрудничества.

Мы с удовольствием примем ваших студентов в Санкт-Петербурге. И нашим студентам будет интересно побывать в Минске.

Очень хорошая здесь обстановка. Я смотрел, как у вас тут молодежь гуляет, сидит на лавочках. Вы знаете, это нормальная человеческая жизнь. Рад за Беларусь.

- Какие еще впечатления у вас сложились о Беларуси?

- Мне очень нравится у вас культурно-нравственная и эмоциональная атмосфера. Очень приятные впечатления.

А если говорить в глобальном плане, то давайте вспомним советское время. Если говорить категориями марксизма, тогда считалось что нужно переходить от общественно-экономической формации, называемой капитализмом, к социализму, а затем уже к коммунизму. Его рассматривали в качестве высшей формы. Но в СССР не думали над тем, какой может быть модель обратного перехода - от социализма к капитализму. И вот получилось так, что в России начали переходить к какому-то ущербному капитализму. Боюсь, что страна приближается к серьезному кризису…

Что же касается Беларуси, то ваш опыт перехода к новой формации - один из самых успешных. Этот опыт, я считаю, в России сильно недооценен. В Беларуси происходят серьезные и правильные вещи. Многие постсоветские страны выходили из СССР, имея какие-то ресурсы, в том числе нефть, а у вас этого не было. Однако у вас переход на новые условия проходил без потери человеческого достоинства, без разрушения общественной морали, без нравственной деградации.

В России порой СМИ создают негативный образ руководства Беларуси. Главная причина, по-моему, в том, что ваше правительство не дало российским олигархам полностью завладеть вашими предприятиями и другой собственностью. Только и всего.

Интересно обратить внимание на страны Балтии. Что там происходит после распада СССР? Вот я общался с журналистами в Латвии. У них там такая свобода слова - пиши все, что хочешь. Вот только читать их некому. Чуть ли не все дееспособное население уехало из страны на заработки. Такие же процессы в Эстонии и Литве. Евросоюз кое-что дает этим государствам. Есть программы помощи со стороны ЕС. Но потом забирается обратно намного больше денег. Крупный бизнес, как правило, контролируется иностранными корпорациями, которые основную часть прибыли выводят. Это скрытые механизмы перераспределения денег, по сути - грабеж. У вас же в Беларуси жизнь построена разумно и достойно.

Василий МАЛАШЕНКОВ

Топ-новости
Свежие новости Беларуси