ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Флаг Четверг, 29 февраля 2024
Минск Сплошная облачность +8°C
Все новости
Все новости
Интервью
08 января 2024, 13:16
Ольга Луговская

Как в Беларуси будут обеспечивать ядерную и радиационную безопасность после завершения строительства БелАЭС

Ольга Луговская
Ольга Луговская
Начальник Госатомнадзора
В 2023 году введена в эксплуатацию Белорусская атомная электростанция. Это долгожданное событие, к которому страна шла более 10 лет. О том, чего достигла Беларусь за эти годы, как в стране будет обеспечиваться ядерная и радиационная безопасность, об обращении с радиоактивными отходами и международном сотрудничестве рассказала в интервью корреспонденту БЕЛТА начальник Госатомнадзора Ольга Луговская.

Как в Беларуси создали инфраструктуру ядерной безопасности

- 2023 год был знаковым для атомной энергетики в Беларуси. Уже можно подводить итоги многолетней работы. С чего все начиналось и чего удалось достичь?

- За 16 лет с момента создания Госатомнадзора нами был пройден долгий путь. Он был связан с выполнением ответственных функций по надзору и контролю за сооружением атомной станции. Параллельно проводилась большая работа по формированию общей инфраструктуры ядерной и радиационной безопасности в стране.

БелАЭС - главный объект, с которым мы работали непрерывно и постоянно. Весь этот год был посвящен работам по вводу в эксплуатацию энергоблока №2, на каждый из этапов выдавались соответствующие разрешения. И в октябре была выдана заключительная лицензия - на право осуществлять промышленную эксплуатацию энергоблока №2. Материал для принятия этого решения готовился Госатомнадзором по итогам экспертизы документов, обосновывающих безопасность, и оценки соответствия объекта лицензионным требованиям и условиям. На всех этапах жизненного цикла Белорусской АЭС экспертизу выполнял Объединенный институт энергетических и ядерных исследований - Сосны НАН Беларуси с привлечением опытных экспертов, в том числе из российского Научно-технического центра по ядерной и радиационной безопасности (НТЦ ЯРБ).

Госатомнадзор в режиме постоянного надзора осуществлял контроль за физической реализацией проекта на площадке Белорусской АЭС, готовностью систем и оборудования. Проанализирована готовность эксплуатирующей организации как субъекта, несущего всю полноту ответственности за безопасность БелАЭС, выполнять свои функции.

В начале сентября Госатомнадзор провел общественные слушания, где рассказал о ходе и результатах работы по подготовке к выдаче лицензии. 24 октября МЧС выдало лицензию на эксплуатацию энергоблока №2 Белорусской АЭС. А 1 ноября приемочная комиссия под председательством заместителя премьер-министра Петра Пархомчика подписала акт приемки в эксплуатацию пускового комплекса второго энергоблока БелАЭС.

- В Беларуси в связи со строительством АЭС активно развивалась система нормативных правовых актов в области ядерной и радиационной безопасности. Удалось ли сформировать в стране ядерное право?

- Отрасль ядерного права в стране формировалась в соответствии с требованиями и рекомендациями МАГАТЭ. Национальная система правового регулирования имеет иерархическую структуру и построена по принципу пирамиды. На вершине пирамиды - международные конвенции и договоры, Конституция, затем идут законы Республики Беларусь и указы Президента. На следующем уровне - постановления Совета Министров, а после них - постановления МЧС и других органов, осуществляющих управление и регулирование в данной сфере. В частности, МЧС утверждает разрабатываемые Госатомнадзором нормы и правила по ядерной и радиационной безопасности. В свою очередь Госатомнадзор разрабатывает и утверждает руководства по безопасности, которые детально разъясняют регулирующие требования, установленные в нормах и правилах. До ввода БелАЭС мы могли использовать в своей практике документы страны - поставщика технологий (Российской Федерации), а сейчас уже сформирована своя система нормативно-технических документов.

В 2022 году был принят, а в 2023-м вступил в силу новый закон "О регулировании безопасности при использовании атомной энергии". Все нормативные документы приводились в соответствие с ним, разрабатывались новые. В законе и подзаконных актах учтены международные требования и отражен опыт Беларуси, наработанный в процессе реализации первой ядерной энергетической программы.

Кроме того, правительство определило основные направления проведения единой государственной политики в области обеспечения ядерной и радиационной безопасности. Этот документ носит концептуальный характер. Он четко фиксирует приверженность Беларуси 10 основополагающим принципам обеспечения безопасности МАГАТЭ и устанавливает пути их реализации в стране. Мы разослали запросы во все организации, которые имеют отношение к сфере ядерной и радиационной безопасности, для формирования практических мероприятий в рамках единой государственной политики. У нас свое видение, куда дальше двигаться, каким должен быть основной инструментарий реализации направлений госполитики, однако важно было собрать предложения всех заинтересованных.

- В области ядерной и радиационной безопасности решения, разумеется, принимаются с опорой на мнение экспертов. Что представляет собой белорусское экспертное сообщество?

- В Беларуси создана система научно-технической поддержки регулирующей деятельности. Это 18 научных и образовательных организаций, которые могут участвовать в различных экспертизах, оценках соответствия, разработке новых критериев в области ядерной и радиационной безопасности, выполнении научных работ, направленных на повышение безопасности деятельности, связанной с эксплуатацией объектов использования атомной энергии и источников ионизирующего излучения. Там работают эксперты в узких областях, но в совокупности все эти вопросы востребованы в контексте реализации проекта атомной станции. Эти организации представляют собой достаточно мощное научно-техническое сообщество, которое готово давать различные экспертные оценки, рекомендации для принятия регулирующим органом технических решений. Работа системы научно-технической поддержки регламентирована постановлением правительства.

Кроме того, в стране создана Национальная комиссия по безопасному использованию атомной энергии при Совете Министров, которую возглавляет директор Института тепло- и массообмена, академик НАН Беларуси Олег Пенязьков, а я являюсь его заместителем. Вопросы, требующие осмысления на более высоком уровне, привлечения дополнительных экспертных компетенций, могут быть вынесены на рассмотрение этой комиссии. Инициатором создания этой комиссии являлся Госатомнадзор, так как мы считаем, что в стране должен быть независимый орган, который может давать рекомендации правительству, органам управления для принятия решений в области ядерной и радиационной безопасности.

На заседаниях комиссии могут, к примеру, рассматриваться вопросы формирования новых программ по развитию инфраструктуры ядерной и радиационной безопасности в стране. В частности, у нас возникла идея по разработке государственной программы, которая была бы всеобъемлющей, охватывала все аспекты в этой сфере в Беларуси. Но пока это только идея.

Планы на будущее

- Как изменилась ваша работа после завершения строительства БелАЭС?

- В области ядерной и радиационной безопасности предусмотрен режим постоянного надзора. Станция введена в эксплуатацию и работает, но она по-прежнему под нашим надзором, как и на этапе строительства. Наши специалисты, инспекторы продолжают работать на площадке. Конечно, изменения будут. Если раньше мы наблюдали за воплощением проекта в жизнь и уделяли большое внимание становлению эксплуатирующей организации (БелАЭС), то сейчас уже проводится надзор за эксплуатацией. Процесс непрерывный, нами разработаны комплексные программы надзора, актуальные для эксплуатации энергоблоков АЭС, связанные с обеспечением безопасности при работе энергоблоков на мощности, перегрузкой ядерного топлива, проведением планово-предупредительных ремонтов, управлением старением оборудования, устойчивым функционированием эксплуатирующей организации, развитием культуры безопасности и другими вопросами.

Чтобы развиваться дальше, не останавливаться на достигнутом, мы будем работать в рамках планируемого меморандума с Российской Федерацией по развитию неэнергетических ядерных технологий. С нашей стороны координатор - Государственный комитет по науке и технологиям, с российской - Росатом. Уже подготовлены проекты двух союзных программ. Одна из них касается развития инфраструктуры по обращению с радиоактивными отходами. Она связана с сооружением в нашей стране пункта захоронения радиоактивных отходов, но будет охватывать более широкий круг вопросов, к примеру, связанных с развитием кадрового потенциала, разработкой нормативных документов, проведением исследовательских работ. Вторая

программа с условным названием "Детекторы и кристаллы" связана с системой радиационного контроля: спектрометры, радиометры, дозиметры, анализаторы радиационной обстановки и другие приборы. Для этого приборного парка требуется периодическое обновление и ремонт оборудования, чтобы система в целом продолжала выполнять свои функции. Вопросы, касающиеся компонентной базы для производства этих приборов, очень актуальны в условиях санкций. В 1990-2000-е этому не уделялось достаточного внимания ни у нас, ни в Российской Федерации, а сейчас стоит вопрос возрождения отрасли.

Параллельно мы продолжаем работу по чернобыльской тематике. С нами взаимодействует МЧС России. Проект программы совместной деятельности в рамках Союзного государства в высокой степени готовности. Надеемся, союзная программа будет запущена с 2025 года.

Кроме того, интенсивно разрабатывается союзная программа в области аварийной готовности и реагирования по линии МЧС Беларуси и России.

В перспективе с учетом эксплуатации БелАЭС есть предложения по программе, которая будет касаться регулирования безопасности использования объектов атомной энергии. Вместе с Ростехнадзором мы будем эту программу разрабатывать.

- Особое внимание всегда привлекает тема обращения с радиоактивными отходами и отработавшим ядерным топливом. Теперь, когда станция полностью введена в эксплуатацию, эти вопросы приобрели еще большую актуальность. Куда будем двигаться дальше?

- В 2023 году в нашей стране утверждена стратегия обращения с радиоактивными отходами. Она касается не только отходов с БелАЭС, но и тех, что образуются в медицине, промышленности и других отраслях, то есть предусмотрен общий подход. В системе Минэнерго создана Белорусская организация по обращению с радиоактивными отходами (БелРАО). Они будут получать у нас лицензию на выполнение всех работ, связанных с проектированием, сооружением пункта захоронения и его эксплуатацией.

В 2023 году велась очень интенсивная работа по изучению технологий и подходов Российской Федерации в части сооружения такого объекта. Мы выезжали на российские объекты такого рода. При его сооружении будем опираться на нормативную базу и проектные решения РФ.

В 2022 году были разработаны нормы и правила, устанавливающие требования по выбору площадки для размещения такого объекта. А в конце 2023 года мы утвердили руководство по безопасности, которое рассказывает, каким образом эту площадку выбирать, чтобы выполнить все требования, прописанные в нормах и правилах. Здесь мы работаем в тесной взаимосвязи с нашими коллегами из Министерства энергетики, БелРАО, с атомной станцией, Объединенным институтом энергетических и ядерных исследований - Сосны, который разрабатывает методики и подходы по реализации различных технических решений в этой сфере.

- Когда будет выбрана площадка для размещения пункта захоронения радиоактивных отходов?

- В первом квартале этого года должна быть сформирована правительственная комиссия по выбору площадки. Затем будет проведена оценка воздействия на окружающую среду потенциальных площадок. Все подготовленные документы рассмотрят во время общественных обсуждений. Но в этот раз они будут проводиться не по линии регулирующего органа (Госатомнадзора). Это ответственность эксплуатирующей организации (БелРАО) и Минприроды.

Также начнется процесс выдачи разрешений и рассмотрения документов по вопросам лицензирования пункта захоронения радиоактивных отходов. Здесь уже Госатомнадзор будет проводить общественные слушания перед выдачей лицензии эксплуатирующей организации (БелРАО) так же, как это было перед выдачей лицензии БелАЭС на эксплуатацию первого и второго энергоблоков.

Стратегией определено, что в течение 10 лет эксплуатационные радиоактивные отходы хранятся на атомной станции. Первый энергоблок заработал в 2021 году. Значит, в 2031 году новый пункт захоронения должен быть готов к приему эксплуатационных радиоактивных отходов Белорусской АЭС. Поэтому к 2030 году в стране нужно построить первую очередь объекта. Решение по выбору площадки будет принято в 2025 году.

По соглашению с Российской Федерацией отработавшее ядерное топливо отправится в Россию на переработку с использованием специальных методик, а радиоактивные отходы после этой переработки будут направляться в Беларусь. Так что в далекой перспективе в пункте будут храниться и отходы переработки отработавшего ядерного топлива.

Международное сотрудничество

- Как налажено взаимодействие нашей страны с Международным агентством по атомной энергии (МАГАТЭ)?

- Беларусь является полноправным участником глобальной системы ядерной и радиационной безопасности. Мы подписались под главными международными конвенциями в этой сфере, включая Конвенцию о ядерной безопасности и Объединенную конвенцию о безопасности обращения с отработавшим топливом и о безопасности обращения с радиоактивными отходами. О выполнении наших обязательств нужно докладывать международному сообществу. Так, в 2023 году Беларусь представила в МАГАТЭ национальный доклад о выполнении Конвенции о ядерной безопасности за шестилетний период - с 2017 по 2022 год.

Беларусь и МАГАТЭ подписали рамочную программу сотрудничества до 2027 года. Реализуется проект международной технической помощи. Он адаптирован с учетом того, что Беларусь поменяла свой статус - теперь мы не новички, развивающие соответствующую инфраструктуру, а страна, которая эксплуатирует свою первую атомную станцию.

Если говорить о миссиях МАГАТЭ, мы пока еще никого не позвали на 2024 или 2025 год. Но идут обсуждения. Миссии для нас очень важны, приезжают эксперты, смотрят, что у нас сделано, рекомендуют нам направления для улучшения. Взгляд со стороны всегда полезен. Есть миссия по вопросам обращения с радиоактивными отходами ARTEMIS. В контексте предстоящего выбора площадки и сооружения пункта захоронения радиоактивных отходов для нас она представляет большой интерес. Если у МАГАТЭ будет возможность организовать эту миссию в ближайшей перспективе, вероятно, мы ее пригласим. Но окончательное решение еще не принято.

Также обсуждалась потенциальная возможность и необходимость приглашения миссии МАГАТЭ по вопросам образования Education and Training Appraisal (EduTA). Она касается подготовки кадров. Квалификация специалистов, работающих в сфере использования источников ионизирующего излучения, на объектах использования атомной энергии - очень важный вопрос. А мы рассматриваем это в рамках нашего разрешительного и лицензионного процесса: готовность организаций зависит от того, насколько готовы их специалисты. И миссия, которая оценивает, как в стране этот процесс организован, тоже очень нам интересна. Мы недавно беседовали со специалистами Международного государственного экологического института им. А.Д.Сахарова БГУ. Их позиция - неплохо, если бы такая миссия состоялась. Мы с ними согласны. Но нужно подготовиться и понять, когда нам полезней и выгодней всего эту миссию провести.

По проекту международной технической помощи тоже могут быть миссии МАГАТЭ, но они более локальные, по конкретным вопросам.

- Что изменилось во взаимодействии с зарубежными партнерами с учетом того, что Беларусь больше не страна-новичок в атомной энергетике?

- Поменялся вектор международного сотрудничества. Мы сейчас активно взаимодействуем с нашими коллегами, которые идут следом за нами в отношении развития атомной энергетики.

В декабре состоялся семинар с нашими турецкими коллегами, мы делились опытом, как организуется надзор на этапе ввода атомной станции в эксплуатацию. Хорошее взаимодействие у нас с Узбекистаном, который тоже принял решение о сооружении АЭС. Нам есть чем поделиться и что рассказать. Мы сами были в положении начинающих и нам очень активно помогали опытные коллеги из зарубежных и международных организаций.

Для тех стран, которые начинают сооружать первые атомные станции, очень важно создание инфраструктуры безопасности, которая состоит из многих компонентов. Это и кадры, и нормативная правовая база, и система аварийной готовности и реагирования, и обращение с отходами. Мы готовы работать с Турцией, Узбекистаном, Египтом, Вьетнамом по этим направлениям. Подготовлен проект меморандума с Нигерией. Мы готовы принимать участие в экспертизах в других странах. В тех государствах, где Россия строит АЭС, мы могли бы быть полезными, так как уже прошли этот путь. Если будет такой запрос, мы рады на него откликнуться.

Что касается Европейского союза, мы раньше активно сотрудничали с Ассоциацией регулирующих органов ядерной безопасности Западной Европы (WENRA) и Европейской группой регуляторов в сфере ядерной безопасности (ENSREG), наша страна в лице Госатомнадзора является наблюдателем в этих региональных объединениях регулирующих органов. Сегодня формально наше взаимодействие с ними не остановлено, но нас не приглашают на мероприятия. Это связано с геополитической обстановкой. Мы работаем в рамках конвенций, нас это вполне на данный момент устраивает. Конечно, прямое взаимодействие с иностранными партнерами интересно. Но информацию о состоянии ядерных и радиационных объектов на их территориях мы получаем по линии МАГАТЭ, все инструменты работают. Мы также получаем информацию о состоянии таких объектов в Литве, о выводе из эксплуатации Игналинской АЭС. Совсем недавно по линии Минприроды литовская сторона прислала отчет о воздействии на окружающую среду пункта захоронения на площадке Игналинской АЭС.

Так что взаимодействие есть. Если раньше оно было в рамках прямых контактов, то сейчас преимущественно через МАГАТЭ и конвенции.

Валерия ГАВРИЛОВА,
БЕЛТА.-0-






Топ-новости
Свежие новости Беларуси