ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Флаг Вторник, 21 мая 2024
Минск Малооблачно +17°C
Все новости
Все новости
Интервью
07 марта 2023, 14:47
Владимир Кудревич

"Технику можно совершенствовать всю жизнь". Тренер о подготовке спортсменов к прыжкам на лыжах с трамплина

Владимир Кудревич
Тренер Белорусского лыжного союза и Федерации прыжков на лыжах с трамплина и лыжного двоеборья

В конце февраля белорусская прыгунья на лыжах с трамплина Ева Бедрицкая выиграла серебро на Вторых зимних спортивных играх "Дети Азии" в Кузбассе, а месяцем ранее наш Матвей Хотько стал победителем престижного международного старта "Рождественское турне" в Пермском крае. Россыпь наград с соревнований на трамплинах России, Польши и других стран белорусские спортсмены привозят далеко не первый год. Успехи юных прыгунов выглядят и вовсе невероятно, если вспомнить, в каком состоянии в Беларуси сегодня находится соответствующая инфраструктура. О том, как развиваются прыжки на лыжах с трамплина в стране, где трамплинов нет, БЕЛТА рассказал тренер Белорусского лыжного союза и Федерации прыжков на лыжах с трамплина и лыжного двоеборья Владимир Кудревич.

- Владимир Николаевич, вспомните, как создавалась та команда прыгунов, за успехами которой мы наблюдаем сегодня?

- Набирать детей я начал в 2015 году - ходил по минским школам, обращался к директорам за разрешением на допуск в классы. Некоторые отказывали, но большинство были не против. Я рассказывал детям о виде спорта и раздавал им объявления со своим номером, чтобы родители могли позвонить и узнать обо всем более подробно. В классах желающих всегда было много, но до первого занятия добиралась всего пара человек. С теми, кто все-таки приходил, мы разминались в парках - там нас замечали другие люди, которые интересовались, чем же мы тут занимаемся. Кто-то брал телефон и впоследствии записывал и своего ребенка. Ежегодно я набирал около десяти ребят, из самой первой группы остался один человек, из десятки 2016 года - еще двое, и так плюс-минус каждый год до 2020-го. Вот этот костяк из всех наборов сейчас тренируется в одной группе.

- Где вы занимаетесь?

- Раньше у нас было отделение в Минской СДЮШОР по лыжным видам спорта. Мы тренировались в горнолыжном центре "Солнечная долина": зимой катались на горных лыжах, летом была общефизическая подготовка. Какое-то время назад наши пути с этим учреждением разошлись, сейчас мы находимся под крылом федерации прыжков на лыжах с трамплина и лыжного двоеборья, но занимаемся там же - в "Солнечной долине". В 2019 году школа сменила название на МГЦОР (Минский городской центр олимпийского резерва по лыжным видам спорта главного управления спорта и туризма Мингорисполкома. - Прим. БЕЛТА), и сегодня у нас есть предварительная договоренность о возвращении. Директор видит, как мы тренируемся, как успешно выступаем на международных соревнованиях, и когда наши дисциплины включат в Реестр видов спорта Республики Беларусь, нам готовы открыть отделение прыжков с трамплина и лыжного двоеборья.

- В каком возрасте можно прийти в ваш вид спорта?

- Практически в любом. Самый оптимальный - 7-8 лет. На самом деле можно и еще раньше: ведущие прыгуны мира занимаются вообще с четырех. Но наши учебные программы пока не рассчитаны на подготовку детей в столь раннем возрасте. Поставить на лыжи их могут только родители-энтузиасты, которые готовы возить своих детей в страны, где есть трамплины. Если у этого ребенка останется желание к 8 годам, мы будем готовы зачислить его. Вообще наши школьные программы рекомендуют набирать детей с 10 лет. Но это уже поздно - в 12 ребята уже должны прыгать с 40-метрового трамплина. За два года в наших условиях довести их до такого уровня сложно. Чем раньше ребенок придет, тем лучше для него. Если в 6-7 лет, то уже к 9 он будет прекрасно понимать, что ему делать на лыжах. И его можно будет спокойно вести на трамплин, зная, что он не упадет. Главное - не форсировать подготовку, чтобы всегда можно было успеть сделать поправки. Кроме того, ребенок может прийти к нам и из другого вида спорта, например, лыжных гонок. Когда есть физическая база, он хорошо стоит на лыжах и управляет телом, то можно даже позже 14 лет. Если я вижу, что у ребенка есть способности к прыжкам, - почему нет.

- Новичка на трамплин, понятное дело, не пустят, но с чего же тогда начинать?

- Сперва нужно научиться стоять на горных лыжах, поскольку на прыжковых очень сложно управлять и тормозить. Поэтому сразу у нас идет горнолыжная подготовка, чтобы дети умели вести себя на скорости, могли в любой момент остановиться и научились правильно падать. Потом я начинаю ставить ребят на прыжковые лыжи на пологих склонах, где учу их тормозить. В общем, повторяется все то же самое, но уже на другом инвентаре. Далее из снега строится маленький трамплинчик - "кочка", как мы его обычно называем. С его помощью я смотрю на момент отталкивания: кто делает это слабо, у кого наблюдаются проблемы с координацией. И на основании этого уже начинается основная работа: я вижу, кому что нужно исправить, и подстраиваю тренировки под спортсменов. Допуск на трамплин зависит от самого ребенка: кто-то схватывает все очень быстро и готов прыгать рано, кому-то нужно больше времени. Малыши, которые только-только освоили горные лыжи, могут стартовать на 20-метровом трамплине с середины разгона. Как только они к нему привыкают, их можно поднимать повыше, тем самым увеличивая скорость. Обычно с трамплина К-20 полноценно начинают прыгать в 8-9 лет, с трамплина К-40 - в 12. В 15-летнем возрасте ребята уже могут стартовать и с трамплинов К-60 и выше в зависимости от одаренности.

- Существуют ли какие-либо противопоказания к занятиям прыжками?

- Есть ограничение по искривлению позвоночника: со сколиозом заниматься можно, но только с первой степенью, не выше. Также в прыжки с трамплина не допускают с остротой зрения ниже 0,8, хотя мне это кажется не совсем верным. Разумеется, если у ребенка в глазах все размыто, то вопросов нет - он просто не увидит, где отталкиваться. Но у нас ставят недопуск детям в очках, хотя зрение у них падает не от физической нагрузки, просто такая наследственность. Был случай, когда талантливого ребенка "забраковали" по зрению. Врачи посоветовали сменить вид спорта. Но если он добивался результатов в прыжках и хотел заниматься именно ими? На профессиональном уровне есть прыгуны, которые выступают в линзах и никому не мешают. Но, увы. Еще говорят, что ребенок может упасть и удариться головой, дескать, сложнокоординационный вид. Но ведь получить такую травму можно в любом спорте… В других странах многие прыгуны имеют неидеальное зрение. Симон Амман, четырехкратный олимпийский чемпион, в жизни носит очки - и никаких проблем. Но имеем, что имеем.

Ева Бедрицкая
Ева Бедрицкая

- Как я понимаю, в настоящий момент набор детей не проводится?

- Да, дело в том, что ребята в моей группе тренируются вместе уже несколько лет, они схожи по развитию и комплекции, поэтому занятия в основном одинаковы для всех. Если сегодня взять маленьких детей, то придется уделять гораздо меньше внимания старшим. Сейчас у них тренировки каждый рабочий день, но нужно иметь в виду, что кто-то ходит в свою школу в первую смену, а кто-то во вторую. Поэтому для одной части группы тренировка проходит утром, для другой - вечером, а на еще одно занятие для новичков после 19.00 сил уже не остается. В субботу - снова тренировка, а в воскресенье все-таки хочется отдохнуть. Других тренеров кроме меня нет, но в БГУФК сейчас обучается один парень, которого я хочу подтянуть к себе в помощники через пару лет. К тому времени у нас уже должно быть открыто прыжковое отделение, в планах - иметь четыре возрастные группы по 9-10 человек.

- Но как тренироваться, когда в стране нет действующих трамплинов?

- На самом деле один есть, несколько лет назад с согласования руководства спорткомплекса "Раубичи" мы совместно с родителями восстановили там 20-метровый трамплин. Сейчас он, к сожалению, недоступен: в конце прошлого года проводилась реконструкция склона для фристайла, и как раз на нашей горе приземления стояла строительная техника. К тому же туда насыпали кучу песка со щебнем и пока ничего не выровняли. Этот момент, конечно, мешает. Поэтому пока мы делаем акцент на технику, работаем над отталкиванием и приземлением, делаем прыжки со специальных тележек. Я считаю, если ты не можешь исправить технический аспект на земле при имитации прыжка, то потом сложно требовать что-то у ребенка на трамплине. Чем чище они будут делать в зале, тем меньше проблем будет при переходе на объект. Когда ребята приезжают на соревнования, первые дни они будто голодные, бросаются на трамплины без оглядки. На турнирах мы, тем не менее, выступаем хорошо: среди полусотни участников наши ребята всегда в десятке, а то и в призах. Туда приезжают лучшие юниоры со всей России, где во многих регионах отличная инфраструктура, а их обыгрывают дети из страны, где трамплинов нет. И местные тренеры всегда удивляются: ну вот как вы с такими условиями можете нас побеждать? А дети слышат, как о них говорят, и это мотивирует их еще больше.

- Допустим, они могут заниматься на 20-метровом трамплине, но как быть с более мощными?

- Можно организовывать сборы за границей. Я договариваюсь с кем-нибудь из родителей, мы рассаживаем ребят по своим машинам и едем куда-нибудь под Санкт-Петербург или в Карелию, раньше часто бывали и в Польше. До нынешней ситуации с отстранением FIS (Международная федерация лыжного спорта) приглашала нас на международные сборы под названием FIS Camp - эдакие лагеря для развития прыжков в тех странах, у которых есть проблемы с трамплинами и количеством детей. Они проходят каждый год то в Австрии, то в Италии, то в Румынии… Страна-хозяйка бесплатно принимает всех участников, нам нужно было лишь оплатить дорогу. Детям очень нравилось, в таком возрасте объездить почти всю Европу дорогого стоит. Многие приобрели друзей в разных странах, начали заводить соцсети для общения. После такого у детей, конечно, сразу появляется азарт в глазах и уже гораздо интересней заниматься дома.

- Какова финансовая сторона вопроса? На сборы надо ездить регулярно, к тому же инвентарь весьма специфичен…

- Конечно, это довольно затратный вид. Прыжковые лыжи стоят немало, они производятся в Европе, а в Беларусь не поставляются, поскольку рынок очень маленький. Нужно либо ехать туда самим, либо договариваться с коллегами из России. Немного в этом плане помогает FIS, передавая нам детские лыжи. А ведь ребята растут, экипировку нужно часто менять, но раньше она была не всегда. Помню, как-то мы поехали на соревнования в Польшу без комбинезонов. Шлемы, лыжи и ботинки были, но выступать пришлось в горнолыжных штанах и куртках. После старта ко мне подходит местный тренер и спрашивает, нужны ли комбинезоны? Да, отвечаю. Через пять минут он приносит семь штук и отмахивается, мол, ничего за это не нужно. Арендовать трамплины в Польше тоже можно было бесплатно, но сейчас туда сложно выехать. А вот в России аренда баз стоит денег, причем ценник то и дело растет. Благо, родители ребят понимают ситуацию. Когда все только начиналось, они относились к прыжкам скептически. Но с появлением результатов и у них начал прибавляться энтузиазм, теперь сами предлагают помощь с выездами и покупкой комбинезонов. Также с экипировкой помогают наша федерация и Белорусский лыжный союз, от старших детей остается инвентарь, из которого они уже выросли. В общем, когда будут новые наборы, детям будет с чем заниматься.

Матвей Хотько
Матвей Хотько

- Что для вас является самым главным при работе с такими юными спортсменами?

- Нужно почаще общаться с детьми. Причем не по отдельности в личном порядке, а в общем кругу, чтобы они не боялись делиться своими ощущениями перед партнерами. Хочу, чтобы они умели анализировать, сами делали выводы после действий на трамплине. После таких бесед они сами себя заряжают и потом выходят на старт более раскрепощенными, понимая, что нужно делать. Командные собрания помогают и побороть скованность, ребята не стесняются общаться с журналистами на камеру, их речь поставлена. Особенное единение происходит на сборах: мы живем все вместе, можно сказать, варимся в одном котле. Я всегда нахожусь рядом, вижу настроение детей, как они себя ведут и что им мешает. Даже по мимике можно понять, кто волнуется перед стартом, а кто нет. Если заметно, что с кем-то необходимо поговорить, нужно обязательно это делать.

- Стало быть, тренер по прыжкам должен быть еще и психологом?

- Так и есть, причем надо находить подход к каждому, ведь любой ребенок индивидуален в психологическом плане. У девочек один характер, у мальчиков другой. Но все ребята желают показать очень многое, и когда они добиваются успеха на соревнованиях, то хотят еще и еще. И вот это чрезмерное желание зачастую приводит к ухудшению результатов. После плохих прыжков они расстраиваются еще больше и ходят на тренировки с плохим настроением. И это не единственный аспект, который нужно контролировать. Бывает, спортсмен выигрывает несколько стартов подряд и ловит некое чувство непобедимости. Приходится говорить, что не надо быть чересчур самоуверенным, вы еще дети, впереди много подготовки и следует работать независимо от результата. Если ты чего-то достиг, нельзя на этом останавливаться, нужно расти. Но слышат меня не всегда, все-таки наступает переходный возраст и многое воспринимается с критикой. А ведь технику прыжка можно совершенствовать всю жизнь - посадку, полет, приземление, положение в воздухе… Вот эту мысль я прежде всего пытаюсь донести до ребят.

Алиса Павлюкевич
Алиса Павлюкевич

- А каким образом вы вносите поправки в технику?

- Во время тренировок и соревнований я снимаю прыжки на видео, после этого мы вместе разбираем технику и делаем корректировки. Просматривая разгон, мы анализируем стойку и начальное движение. При отталкивании нужно четко попасть в стол отрыва, чтобы в момент ухода ноги были согнуты под правильным углом. А на записи хорошо видно, кто ушел со стола раньше, а кто его проехал. Также после прыжка мы смотрим непосредственно полет: кто чересчур сильно подал таз вперед, кто слишком активно подался плечами вверх и так далее. Если турниры проводятся на малых трамплинах, мы смотрим видео прямо между попытками. Если же трамплин больше, добираться до ребят со своей позиции я не успеваю, поэтому мы все вместе анализируем прыжки уже на базе.

- Что ожидает команду дальше?

- Некоторым ребятам исполнилось 15 лет - они уже могут участвовать в соревнованиях FIS, зарабатывать рейтинговые очки и двигаться к Кубку мира. Посмотрим, как скоро закончится нынешняя ситуация. Надеюсь, все дети продолжат заниматься и останутся в спорте. Правда, сейчас у многих начинается самый непростой возраст, перестройка организма, может пойти и пропуск тренировок. По себе знаю, когда был юным, хотелось пойти погулять вместо занятий, особенно на летних каникулах, когда все где-нибудь отдыхают, а ты в жару потеешь в комбинезоне, да еще и лыжи на себе тащишь. И только спустя годы понимаешь, что надо было гнать такие мысли. Детям объяснять это сложно, они должны пройти через это сами. Я считаю, если ребят хорошо замотивировать, они будут ходить. Летом мы проводим две тренировки, на одной работаем, другая игровая. Когда бывали в "Раубичах", могли после занятий поехать на Дубровское водохранилище - поплавать, развести костер. Ребятам нравится, родители тоже видят, что их дети ходят на тренировки с удовольствием. Иногда спрашиваю у них: какие у вас цели, понимаете ли вы, чего по-настоящему хотите? В ответ - да, мы знаем, мы должны добиваться результатов. Что ж, посмотрим. Способности в любом случае есть у всех, далее нужно их реализовать.

Евгений РОМАНЦЕВИЧ,

фото Белорусской федерации прыжков на лыжах с трамплина и лыжного двоеборья,

БЕЛТА.-0-

Топ-новости
Свежие новости Беларуси