ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Флаг Понедельник, 24 июня 2024
Минск Сплошная облачность +17°C
Все новости
Все новости
Регионы
04 мая 2024, 12:37

"Куличи у бабушки остывали на кровати под подушками". Как хозяйки в Любанском районе готовились к Пасхе 

В центре деревни Жоровка Любанского района притаился необычный сельский сруб. Внешне он мало чем отличается от соседних: украшенные наличниками окна, по бокам резные причелины, небольшое чердачное окошко, двускатная крыша… Но стоит подойти поближе - и вас с головы до ног окутает аромат свежего хлеба. Печет его заведующая Жоровским домом народных традиций Ирина Жудрик. В ее семье секреты приготовления выпечки передаются из поколения в поколение уже более ста лет. В преддверии православной Пасхи корреспонденты БЕЛТА отправились к ней в гости, чтобы узнать, как здесь готовятся к празднованию Воскресения Христова, а также расспросить о секретах выпекания той самой кулитки, которая с 2020 года имеет статус историко-культурной ценности.

"Яйцо и кусок пирога хранили до самой Троицы"

Заведующую Жоровским домом народных традиций Ирину Жудрик мы застаем на ее привычном рабочем месте - у настоящей русской печи, в которой уже вовсю потрескивают поленья. Рядом, на скамье, в деревянной деже ждет своего часа тесто для кулиток (так в здешних местах называют хлеб). Узнав, что нас интересуют секреты приготовления не только хлеба, но и пасхальных куличей, хозяйка поясняет: сама она предпочитает работать с тестом на закваске. Но соглашается рассказать о тех традициях, которым следовала еще ее бабушка.
"Считается, что пасхальные пироги нужно печь в Чистый четверг. Но мы делали это и в пятницу, и даже в субботу - у кого как получалось. Тогда же и яйца красили. Начинали с того, что ставили опару: дрожжи, теплое молоко, мука. А уже потом, когда его вымешивали, добавляли яйца, маргарин, изюм. Как только пироги подошли, их нужно было оббить, обмять. И так несколько раз. После разложить по формочкам и дать немного постоять. Пирогам нужно меньше времени, чем кулиткам. Если хлеб сидит в печи час-полтора, для куличей сорока минут достаточно", - уверена хозяйка.

Казалось бы, пирог готов, значит работа окончена. Но на самом деле все куда сложнее, поясняет Ирина Михайловна. Достать пасхальный пирог из печи - только полдела. Важно его правильно остудить. В ее семье этот процесс происходил по-особенному: "Кто-то может достать пироги и просто оставить их остывать на рушнике. А бабушка делала еще так: прямо в формах ставила их на кровать и закладывала подушками, чтобы томились в тепле и остывали под подушками. Разрезали их, как правило, только после Всенощной. У нас в деревне Кузьмичи, откуда родом, церкви не было, поэтому пристраивались так: как служба закончилась и все освятили, так можно и садиться за стол. А утром, помню, мама всегда еще так делала: наливала в миску воду, клала туда красное яичко и всем давала умыться этой водой - чтобы были здоровенькие, кругленькие и розовенькие".
Яйцо это вместе с куском пасхального пирога должно было храниться до самой Троицы. Считалось, что тому, кто в назначенный срок съест этот пирог и выкатит яйцо, на Купалье повезет найти Папараць-кветку. Как именно нужно его выкатывать, Ирина Михайловна не знает: в детстве таких подробностей не рассказывали, а когда стала старше и заинтересовалась, уже и не у кого было спросить.

"Весами отродясь не пользовалась: все делаю на глаз"

Что до рецепта хлеба, который Ирина Жудрик согласилась при нас приготовить, то он уникальный во всех смыслах: пользовалась им еще бабушка нашей героини, потом мама. В общей сложности в семье Ирины Михайловны такой хлеб готовят уже более ста лет. Вкус жоровской кулитки знают не только по всей Беларуси, но и далеко за ее пределами. Побывала она в самых разных городах и странах: от Уфы до Шри-Ланки, а на днях отправилась в Италию. На вопрос, не испортится ли по дороге, хозяйка лишь улыбается: настоящий хлеб срока годности не имеет. Со временем он может высохнуть и почерстветь, но покрыться плесенью - никогда!
За беседой время пролетает незаметно - вот уже и дрова выгорели, и печка прогрелась, а значит, можно приступать к самому интересному процессу. Первым делом хозяйка ставит на угли сковороды и набирает в таз воду, в которую будет опускать руки, чтобы тесто к ним не прилипало. Весами Ирина Михайловна отродясь не пользовалась: все манипуляции проделывает, что говорится, на глаз.

"Можем с вами хоть до грамма все продукты вымерять, а все равно каждый раз хлеб будет другим. Даже если из одной дежки будет тесто, но в разной посуде - все равно будет отличаться. Дух, печь, дрова - на вкус влияет абсолютно все, - поясняет наша героиня. - С закатками такая же история: никогда не готовлю по записанному рецепту или с весами. Помешала, попробовала, чего не хватает - добавила".
Как говорится, рассказ работе не помеха. Пока я внимательно слушаю советы хозяйки, делая пометки, она точными движениями раз за разом набирает необходимое количество теста, формирует небольшие продолговатые буханки, отправляет их в прогретые сковороды, смазанные подмазкой - салом, а потом, перекрестив, задвигает в печь. На все про все уходит от силы минут пять. Со стороны кажется, что все просто. На самом же деле процесс приготовления хлеба куда более долгий и кропотливый. Ведь чтобы утром испечь хлеб, хозяйка начинает работу с вечера, а зимой иногда и за сутки-двое - именно столько подходит закваска. Использует Ирина Михайловна при этом два, три, а то и четыре вида муки. Но тесто замешивает всегда только мукой высшего сорта - и ставит на несколько часов в теплое место подходить. Только после этого можно отправлять хлеб в печь.
Хозяйки всегда строго следили за тем, чтобы в момент, когда кулитки отправляются в печь, никто не заходил в дом. Они верили, что человек этот своим поступком забирает благополучие у семьи. Одалживать закваску у хозяек тоже было не принято. Считалось, что она впитывает в себя атмосферу дома. Да и сам хлеб в долг давали далеко не каждому. Связаны с этим продуктом и другие поверья, о которых Ирине Михайловне рассказывала еще ее бабушка. К примеру, когда тесто подходит, нельзя шуметь и выяснять отношения. Когда хлеб готовился, строго-настрого запрещалось сидеть на печи - чтобы буханки не получились приплюснутыми.
"Когда дети были маленькими, мы не только хлеб пекли. Часто готовили и на сдобном тесте. То булочки, то вафли, то плетенки разные придумывали. А еще одно время была мода на цветную выпечку. В тесто добавляли сок бурака, чтоб оно стало розовым, а потом тонко-тонко раскатывали, выкручивали стаканом и бросали в кипящее масло. Получались розочки, но чтобы их приготовить, нужно было часов семь на кухне провести", - вспоминает хозяйка.

"Мы - это не только хлеб"

Пока в печи спеют наши буханки, Ирина Михайловна рассказывает историю сруба, под крышей которого мы находимся: "У этой хаты очень богатое и интересное прошлое, она всегда была гостеприимной. В войну тут была школа. Позже у деда Романа, который здесь жил, у первого из всей деревни появился телевизор, и люди приходили смотреть. А потом и мы заселились. Одним словом, гости здесь не переводятся".

Когда было решено открыть здесь Дом народных традиций, здание отремонтировали, убрали стены, сняли старые обои. Переложили и печь, после чего Ирина Михайловна смогла наконец воплотить свою давнюю мечту - возродила процесс хлебопечения, которое стало настоящим брендом Любанского района, и начала обучать этому делу всех желающих. По вечерам здесь стали собираться хозяйки, чтобы вместе с Ириной Михайловной опробовать новые рецепты и поделиться опытом. Так появился клуб любителей народного хлебопекарства "Кулитка".
Сейчас Дом народных традиций за пределами Любанского района известен прежде всего своими уникальными вековыми рецептами, один из которых имеет статус историко-культурной ценности. Неудивительно, что на просторах интернета это место часто называют музеем хлеба или попросту Жоровской пекарней. Но Ирина Михайловна не совсем согласна с таким "неймингом". "Мы - это не только хлеб. Мы дом народных традиций. Я очень люблю наши белорусские обычаи и стараюсь их сохранить такими, какие они есть. Не мы создавали эти традиции, и не нам их менять - у нас нет такого права. А вот сохранить мы их должны", - уверена она.

Если присмотреться повнимательнее, это место и правда похоже на музей, только не хлеба, а скорее белорусского быта. Куда ни глянь - глаз сразу же цепляется за что-то аутентичное: здесь тебе и глиняные горшочки, и расписные ковры, и даже старинные сундуки имеются. На столах - тканые скатерти, на кровати - удивительной красоты подушки и покрывала. Многие из этих предметов культработники отыскивали по заброшенным домам, которые шли под снос.
Собирают они не только предметы быта, но и истории. Хотя процесс этот, признается наша героиня, зачастую бывает непростым.

"Иногда случается так, что ты заходишь к бабуле и начинаешь ее расспрашивать о чем-то, а она не помнит. Бывает, и по полдня подводим пожилого человека к разговору. И даже после этого может назвать одну-две строчки какой-нибудь песни - и все. А спустя пару дней вспомнит - и уже тогда зовет за нами. По-всякому бывает. Но когда уже начинается разговор, там истории цепляются одна за другую: от рождения и крещения до свадьбы и похорон. Причем бывает так, что между двумя деревнями расстояние всего в километр, а обычаи будут совершенно разными. Во время одних только проводов в армию столько ритуалов было, что и не посчитать! Важным было все: и как солдата посадить за стол, и как его оттуда вывести. Чтобы домой вернулся, ему и волосы выстригали, а потом прятали за иконы, и определенное количество платочков в руку давали, которые нужно было разбросать в определенных местах. И все это мы расспрашивали у наших бабуль", - рассказывает Ирина Михайловна о том, как приохотил процесс сохранения обрядов.

"Сколько себя помню, в нашей семье всегда пекли кулитки"

Сама Ирина Жудрик родом тоже из Любанского района, но из другой деревни - Кузьмичи. В Жоровку переехала к мужу, устроилась продавцом. Но душа лежала к другому делу. И наша героиня решила рискнуть: в 40 лет уволилась с предыдущей работы, устроилась в Дом культуры и параллельно поступила на заочное отделение в Могилевский государственный колледж искусств. Признается, что было сложно: вечером провела сына в армию, а утром уже спешишь на сессию. Дома оставляла мужа, сына-выпускника, большое хозяйство. Но о выборе этом наша героиня не пожалела.

"Я бы уже и не смогла без своей работы. Люблю ее очень", - вот так кратко, но емко она объясняет свое решение.
"А как так получилось, что вы занялись в Доме народных традиций именно выпечкой хлеба?" - интересуюсь у своей собеседницы.

"А это не получилось, оно всегда было со мной. Я росла в этом. Сколько себя помню, в нашей семье всегда пекли кулитки. Даже когда совсем маленькой была, все время находилась рядом с мамой. Она хлеб в дежке месит, а я рядом бегаю - интересно же! То муки подсыплю, то тесто сырое попробую. А когда стала постарше, мама сажала хлеб и наказывала мне его доставать из печи, когда стрелка на часах дойдет до нужной цифры. И я следила, из хаты не выходила, потому что если уж хлеб сгорит, вечером раздерут", - с улыбкой замечает героиня.
В день нашего визита это важное занятие - следить за часами - доверили гостям. Как только срабатывает таймер на телефоне, окликаем хозяйку: пора доставать хлеб - и придвигаемся поближе к печке, чтобы все сфотографировать. Но Ирина Михайловна останавливает нас: "Не время. Пусть минут десять еще попечется. А вот как запахнет - будем доставать, - поясняет она и рассказывает о самом любимом детском блюде: - Отрезали скибку хлеба, окунали в ведро с водой, а потом в мешок с сахаром. С таким угощением ты на улице всем друг и пан. Все по разу укусили - и скибки нет. И уже кто-то другой мчит домой"…

Когда Ирина Михайловна заканчивает свой рассказ, по хате разносится ни с чем не сравнимый аромат. Пара минут - и наши буханки уже остывают. Красивые, гладкие, с золотисто-коричневым боком - пробуем, не дождавшись, когда те как следует охладятся. Правду люди говорят, нет ничего вкуснее свежего хлеба из печи.

Юлия ГАВРИЛЕНКО,
фото Татьяны МАТУСЕВИЧ,
БЕЛТА.-0-
Новости рубрики Регионы
Топ-новости
Свежие новости Беларуси