ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Флаг Вторник, 21 мая 2024
Минск +21°C
Все новости
Все новости
Регионы
13 марта 2023, 17:34

Линия судьбы и "детективная" реальность, или История судебного эксперта из Гомеля

Фото из личного архива
Фото из личного архива

Взгляд опытного эксперта зачастую считывает невидимую для большинства людей информацию с точностью сканера, а применение спецоборудования и реактивов помогают узнавать даже мельчайшие подробности происшествий. Как пазл, все данные экспертизы складываются в единую картину, позволяя раскрывать криминальные сюжеты и распутывать сложнейшие преступления. Заместитель начальника управления лабораторных исследований вещественных доказательств биологического характера управления Государственного комитета судебных экспертиз по Гомельской области Инна Ковалева более 40 лет предана своему делу. Однако ее дорога в профессию была нестандартной. Корреспондент БЕЛТА познакомилась с судьбой необыкновенной женщины.

Из школы - к экспертам

Инна Ковалева родилась в украинском городе Сумы. С детства она погружалась в мир книг, особенно увлекали детективные сюжеты. Школьницей Инна примеряла на себя профессии хирурга, следователя и судебного эксперта. Так получилось, что судмедэкспертиза оказалась ближе. После окончания 10 классов школы 17-летняя девчонка решила узнать дело своей мечты изнутри, и пошла работать в судмедэкспертизу.

"Конечно же, мечтала поступить в институт, но сначала хотела поработать, узнать профессию. И я пошла в биологическую лабораторию санитаркой. Два года там проработала. А мединститут, наверное, был заложен у меня в генах", - делится судебный эксперт.

Профессия поразила девушку уже в первый день работы. "Это были 1980-е годы, лаборатория размещалась в домиках барачного типа. Кабинет имел вытянутый периметр, посередине стоял большой стол, за которым сидели лаборанты. В тот день привели на освидетельствование мужчину, который подозревался в убийстве. Конечно, конвой был усиленный, охрана стояла везде. Но представьте: эта узкая комната, стол, и к нам милиционеры заводят высокого широкоплечего человека в наручниках. Нам надо было осмотреть его одежду на наличие крови и др. Очень запомнился тот день", - вспоминает Инна Ковалева. Будто оживали страницы детектива, но в жизни это было совсем другое.

Позже впечатлил еще один случай. В Сумах нашли расчлененное тело. Ситуация нерядовая: незадолго до трагедии жена забрала мужа из психиатрической лечебницы, ссылаясь на то, что он здоров. Позже произошло непоправимое. "С места происшествия изъяли и пилы, и топоры. Делали смывы, обрабатывали все. Потом следователи рассказывали, как задерживали этого мужчину. Он не пускал в дом, пришлось залазить через окно. Все это было очень ответственно и вместе с тем так увлекательно, что закрепило мою уверенность и желание стать судмедэкспертом", - говорит собеседница.

Интерес юной сотрудницы в коллективе подогревали своим чутким отношением начальник и коллеги, которые помогали узнать профессию, показывали все стороны работы. "Я присутствовала на вскрытиях. Никто не относился ко мне с позиции, мол, санитарка и санитарка. Мне тоже поручали какую-то работу", - благодарит своих наставников женщина, которая также стала для многих ориентиром.

Медицинская практика

Следующая ступень в будущую профессию - мединститут в Минске. "В Беларусь меня тянуло всегда, потому что мама родом отсюда. Мы часто ездили к бабушке. Я уверенно поступила в вуз. Со второго курса пошла в кружок судебной медицинской экспертизы. В эти кружки брали только с 4 курса, когда начинали преподавать профильный предмет, а я пошла со второго. С первого не приняли, сказали: "Девочка, подожди, еще рановато - сначала надо получить теоретическую базу по анатомии и другим предметам. А со второго взяли. Там и научные работы были, и выступления на конференциях. Было очень интересно. И я еще раз убедилась в том, что это мое", - рассказывает Инна Ковалева.

С третьего курса активная студентка устроилась на работу медсестрой. Подрабатывала в 1-й клинической больнице в Минске в отделении ревматологии. "Именно там прошла серьезную медицинскую школу: научилась и уколы делать, и процедуры. Студенческая жизнь была насыщенная. Плюс еще и стройотряды у нас были: ездили и в Молдову, и в Ставропольском крае были. А после третьего курса поехала врачом со студотрядом БГУ, работала в Витебской больнице в урологии. Там тоже девочки-медсестры многому научили. Мне по жизни встречались очень хорошие люди. В этом очень повезло - никто никогда не отворачивался, все во всем помогали. Это сыграло свою роль и в дальнейшем, ведь все эти годы теплилась мечта стать хирургом. Даже когда началась практика по хирургии, дополнительно брала дежурства. Практику проходила в больнице в Рогачеве. Там и на операциях удалось побыть. И не просто поприсутствовать", - вспоминает судебный эксперт.

Однажды в выходной день в больницу привезли травмированного парня. Он был электромонтером, которому током разорвало мышцу на руке. "И меня взяли в ассистенты. Работал дежурный хирург, а я ему ассистировала. Все шло хорошо. Но начинаем ушивать рану, чувствую: перед глазами темнеет. Не знаю, от напряжения или такой ответственности огромной. Видимо, и сама побледнела, потому что хирург заметил и сказал: "Секундочку, глубокий вдох, выдох". Пару раз сделала - и все прошло. Все сделали хорошо и своевременно, рука у парня в порядке. Спасли руку", - с улыбкой вспоминает Инна Викторовна.

Таких случаев на ее студенческом пути было много. Каждый из них укреплял в выборе будущей профессии. Перед предварительным распределением Инна пошла на кафедру и попросилась судебным медицинским экспертом. Эксперт нужен был в Гомеле, туда и дали направление.

В статусе молодого судмедэксперта

Сразу после института молодой интерн прибыла на работу. Тогда бюро судебных медицинских экспертиз располагалось в домиках барачного типа по ул.Ауэрбаха. "Встретили меня здесь очень хорошо. Очень благодарна начальнику, он везде со мной ездил, когда документы оформляли. Мне сразу комнату в общежитии дали, а буквально через год как молодому специалисту - и квартиру", - делится опытный судмедэксперт.

Молодой специалист хорошо себя проявила: благодаря ей в лаборатории внедрили и освоили новый вид экспертизы - цитологию.

Влюбленная в свое дело

"Мне моя специальность нравится, в чем-то другом не вижу себя. Если врачи спасают жизни людей, то мы, возможно, вершим судьбы. Ни в коем случае нельзя допустить обвинения невиновного. Иначе будет сломана судьба человека. Иногда бывает, что результаты нашей экспертизы - единственная зацепка для раскрытия преступления", - рассказывает Инна Викторовна.

Так, сотрудники лаборатории помогли раскрыть преступление 10-летней давности. Это было изнасилование, которое произошло в России, но подозреваемый походил из Беларуси. Изначально на одежде потерпевшей не было обнаружено никакого биоматериала. Но спустя 10 лет, когда значительно возросли возможности, удалось найти следы. "Был период, когда возобновлялись дела старых лет, и нам предоставили эту одежду на исследование. Мы обнаружили материал подозреваемого, выявили его генотип. И человеку спустя столько лет было предъявлено обвинение. В хороших условиях биологические следы неплохо сохраняются, ДНК выделяют порой даже из мумий", - раскрывает подробности героиня.

Нередко такие экспертизы проводятся и для установления личности. К примеру, когда обнаружен труп неизвестного или необходимо установить личность без вести пропавшего, потерявшего память.

Как-то в одной из больниц областного центра в женском туалете был обнаружен новорожденный. И по материалам, которые остались на тканях, смогли найти маму малышки. Выявили генотип, который совпал с генотипом женщины. Много экспертиз проводится по установлению отцовства или материнства. Бывало, что мама приводила трех-четырех мужчин, чтобы узнать, кто из них папа ребенка.

Эти многочисленные истории из жизни могли бы стать сюжетом для телевизионных проектов типа "Жди меня". В целом, по словам Инны Викторовны, об исследованиях лаборатории можно было бы снять очень интересный фильм.

Как сканер взгляд судмедэксперта

В 2007 году Инна Ковалева возглавила судебную биологическую лабораторию. "Все проходило через меня: общение со следователями, с оперуполномоченными. При необходимости выезжали на места происшествия. Мы работаем с биоматериалом с ракурса своей специфики. Мы знаем, к примеру, куда может затечь или капнуть кровь и др. У нас есть и реактивы, которые мгновенно определяют кровь человека. И прямо на месте происшествия можем указать, это материал человека или животного. Тогда и понятно: изымать эти вещи или нет", - объясняет Инна Викторовна.

Немало случаев в практике лаборатории, когда заключения экспертов становились единственной зацепкой, чтобы распутать клубок преступления. "К примеру, мой заместитель Анна Калинина проводила экспертизу по делу о незаконном обороте наркотиков. Оно казалось бесперспективным - не было никакой зацепки. Нам предоставили только резиновые перчатки и полумаску-противогаз. И получилось обнаружить на них следы подозреваемых, о причастности к преступлению которых правоохранительным органам известно не было. Благодаря этой экспертизе удалось помочь следственным органам раскрыть преступление", - рассказывает об очередном деле судебный эксперт.

А однажды в разных районах города были обнаружены части тела человека. "Тогда мы за один день объездили и обследовали шесть квартир - потенциальных мест, где могло произойти расчленение. Изымали трубы из санузлов, вещи из шкафов, пересматривали следы на обоях. А иногда преступления происходят в автомобилях, и наши специалисты в каких-то укромных местах, под ковриком, находят следы крови, и выясняется, что труп перевозили в этой машине", - вспоминает собеседница.

Постоянно совершенствуется и арсенал экспертного оборудования. "Каждый год появляется что-то новое, методы исследований, направления. Наука не стоит на месте, все развивается, и мы тоже", - говорит судмедэксперт.

Чаще "пряником"

В жизни и работе, по мнению героини, действует правило зеркала. "Всегда ставьте себя на место тех, в отношении кого вы проводите экспертизу, на место их родственников. Чтобы результаты никто не мог оспорить. И в этом плане мы за своих экспертов спокойны", - подчеркивает она.

Отношения в нашем коллективе чудесные. Среди сотрудников - не просто рабочая атмосфера, а нечто большее. "Недавно наша санитарка уходила на пенсию, и она назвала меня "большой мамой". Было очень приятно. Мы уверены друг в друге. Стараемся придерживаться известного принципа кнута и пряника, но пряник получается гораздо чаще", - смеется собеседница.

В коллективе каждый понимает важность и ответственность исследований. Бывает, приходится задержаться допоздна, ведь все должно быть выполнено в срок. Вопросов по этому поводу ни у кого не возникает. "Чем быстрее мы сделаем экспертизу, тем больше ориентиров будет для следственных органов. Иногда задерживают человека на 72 часа, и за это время надо установить, причастен ли он к совершенному преступлению. Конечно, тогда работаем и в выходные, если требуется, и ночью", - делится Инна Викторовна.

Каждая специальность накладывает отпечаток на человека. "Если кто-то из близких задерживается, то почему-то мысли сразу о том, не случилось ли что-то. И у коллег такая же ситуация. Перед нашими глазами проходят разные случаи, поэтому в первую очередь автоматически думаешь не о хорошем. Это, наверное, отрицательная сторона нашей профессии", - поясняет женщина.

В силу профессии и опыта Инна Ковалева с первого взгляда видит, чего можно ждать от человека. "Знаете, человека сразу видно. Как правило, по жизни первое впечатление оказывалось верным. Все, кого мы принимали на работу, себя оправдали. Мы не ошиблись ни в ком", - подчеркивает она.

С созданием Государственного комитета судебных экспертиз судмедэксперты буквально расцвели, поясняет Инна Викторовна, на глазах которой происходила эволюция направления. "Сейчас и оборудование самое современное, и возможности широчайшие, и условия работы замечательные. А какой лабораторно-медицинский корпус построили на улице Ауэрбаха! К нам ездят смотреть обустройство и изучать опыт. Сейчас продолжается строительство на улице Ландышева. То, что заложено проектом - это просто что-то нереальное. Наш начальник Иван Степанович Сыса большое внимание уделяет этому. Много объектов построено, реконструировано за последнее время. И сейчас продолжается строительство. Огромная благодарность нашему руководству", - подчеркивает опытный судебный эксперт.

Отдельный мир

Такая преданность и беззаветная любовь к делу не помешала Инне Викторовне создать крепкую семью и заложить династию судебных медицинских экспертов.

О судьбоносной встрече с будущим мужем собеседница рассказывает также с улыбкой: "Мне мама всегда говорила: "Что ты сидишь дома, никуда не ходишь кроме работы. Ждешь, что к тебе принц на коне приедет?". И, знаете, приехал. Из самой Сибири. Это брат моей подруги. Он приехал к ней, и они вместе пришли ко мне в гости. И уже 28 лет мы живем вместе, воспитали сына. Сын тоже работает у нас в комитете. Он - государственный медицинский судебный эксперт-психиатр. Я его решение поддержала однозначно. Ему нравилась эта специальность, а я предложила прийти в ГКСЭ. И он не жалеет".

6 марта Инна Викторовна отметила 60-летний юбилей. В торжественной обстановке ее поздравили коллеги. Про любимое дело Инна Викторовна может рассказывать часами. Впрочем, о ее практике можно написать увлекательный многотомник, который стал бы бестселлером. "Это действительно отдельный мир. Когда приходишь с утра на работу, моментально включаешься в процесс. К тому же понимаешь, что все это важно, ответственно, необходимо. Так пришла к пониманию, что жизнь проходит не зря, ведь кому-то удалось помочь. В фильме "Одиноким предоставляется общежитие" один из героев говорил, что директором надо родиться. Наверное, и экспертом надо родиться", - улыбается Инна Викторовна.

БЕЛТА,

фото из личного архива героини

и управления ГКСЭ по Гомельской области.-0-

Новости рубрики Регионы
Топ-новости
Свежие новости Беларуси