ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Флаг Суббота, 22 июня 2024
Минск Сплошная облачность +14°C
Все новости
Все новости
Общество
04 сентября 2022, 10:35

Чудом выжил, а потом увидел во сне Божью Матерь. История белорусского священника

Во время одного из сражений в Восточной Пруссии из всего боевого расчета в живых, кроме наводчика Дмитрия Хмеля, не осталось никого. Да и на него родным пришла похоронка. А солдат неожиданно для всех вернулся домой. В его семье верят, что жизнь предку сберегла иконка святого Николая, которую он носил на груди всю войну. Ее в роду Хмелей хранят до сих пор. И из поколения в поколение пересказывают историю о том, как пришедшая во сне Божья Матерь круто изменила жизнь Дмитрия после Победы.

Во время боя, унесшего жизни всех его однополчан, Дмитрий Хмель с гранатой в руке полз по неглубокой канавке к вражескому доту. Немецкий караульный заметил его и выстрелил. Раненный в позвоночник наводчик упал, но перед этим успел бросить гранату… Парня засыпало землей. Родным пришла похоронка...

И все же младший сержант остался жив. Через сутки его, еле живого, обнаружили санитары, что собирали на поле боя убитых. Дмитрия отправили в госпиталь. Врачи обнаружили в его теле осколки и пулю, засевшую в позвоночнике. "В рубашке родился!" - сказал хирург, но пулю доставать не стал. Так и остался кусок свинца у солдата на всю жизнь.

Когда боец подлечился, попросился обратно - на фронт. Однополчане ему обрадовались, а командующий армией Николай Крылов даже прослезился: живой и невредимый! И стал готовить документы для присвоения Дмитрию Хмелю звания Героя Советского Союза. Ту награду он так и не получил. В Москве рассудили: с момента подвига прошло слишком много времени, да и свидетелей нет.

Когда наши войска вышли на берег Балтийского моря, для младшего сержанта Дмитрия Хмеля и его товарищей война с немцами закончилась. Дмитрий пошел на курсы при артиллерийском училище. После окончания получил офицерское звание и попал на службу в Бобруйский гарнизон, дислоцированный в исторической крепости. Там всю воинскую часть, в которой служил Дмитрий Петрович, стали готовить к отправке на войну с Японией. Однако медкомиссия не дала "добро" офицеру с пулей в позвоночнике - списала в запас. Так Дмитрий вернулся в родной город Бершадь.

- Папа говорил, что на войне было страшно всем, - вспоминает сын Дмитрия Хмеля Ростислав. - Многие бойцы и даже генералы молились перед боем, крестились. Отец рассказывал, что при взятии Кенигсберга 6 апреля 1945 года, когда у стен города были построены наши войска, командующий 3-м Белорусским фронтом Александр Василевский и командующие армиями привезли в штаб икону Казанской Божьей Матери и молились вместе с солдатами. И хотя немцы перед этим разбросали литовки: "Вы Сталинград не отдали - мы Кенигсберг не отдадим!" и оказывали жесточайшее сопротивление, уже 8 апреля город был взят.

Сам Дмитрий Хмель через всю войну пронес на груди иконку святого Николая, которую на фронт дала ему мать.

"Молол бы всю жизнь муку, если бы не один сон"

По приезде домой в Бершадь младший сержант сдал экстерном экзамены за 10 классов и поступил в Одесский мукомольный институт.

- Молол бы всю жизнь муку, если бы не один сон. Папа рассказывал, что в ту ночь сидел за чертежами. Уснул. Ему явилась Божья Матерь, которая показала здание, куда следует обязательно пойти. Вскоре на одной из улиц Одессы он увидел его. Это было здание духовной семинарии, - рассказывает сын Ростислав. Он отмечает, что папина семья была глубоко верующей: ни одно утро его родителей и восьми их детей не начиналось без молитвы. По праздникам и воскресеньям ходили в храм деревни Флерино, что под Бершадью.

После того, как здание из сна с Божьей Матерью было найдено, Дмитрий Хмель оставил мукомольный институт и стал семинаристом. Через год части семинаристов и педагогов пришлось уехать из Одессы - из-за голода, угрожавшего городу. Дмитрий Петрович вернулся в Беларусь - в Жировичи, где продолжил учиться в Минской духовной семинарии. После окончания стал чтецом - помощником регента в церквях Слонима, а потом и Несвижа.

Там он встретил Елену - одну из девушек церковного хора, голос которой поражал красотой и звонкостью. Они полюбили друг друга и обвенчались. Брак дал выпускнику Минской духовной семинарии право на службу священнослужителем. Спустя два года у молодой пары родился сын Ростислав, а еще через пять лет - дочь Вера.

Никто не должен уйти из церкви неутешенным

В священном сане отец Дмитрий прослужил более 60 лет. Первой церковью, которую он возглавил в качестве настоятеля, стала Успенская - в деревне Косино Логойского района.

- До этого в старинной церкви конца XVIII века находился зерносклад, икон не было - все сожгли в годы воинствующего атеизма. Отец отремонтировал здание храма, возвел над ним купол… - вспоминает Ростислав Хмель. - Второй его церковью стала Свято-Никольская - в Логойске, из-под которой и теперь бьет живой родник. Отец сделал из плашек над криницей колодец, куда мы с мамой и другие жители города ходили за водой.

В 1957 году отца Дмитрия направили на службу в Несвиж, где он когда-то был псаломщиком. Назначили благочинным трех районов: Несвижского, Клецкого и Копыльского. В его обязанности входил контроль за работой почти 30 приходов. Дмитрий Хмель также стал настоятелем Свято-Георгиевского храма, где прослужил всю свою жизнь.

- Возвращение в Несвиж пришлось на непростые для церкви времена, - вспоминает Ростислав Хмель. - Храм мог работать только по утрам. Там нельзя было венчаться, крестить детей и отпевать умерших.

Сегодня многие несвижцы тепло вспоминают отца Дмитрия - его мудрость и простоту. Улыбчивый, интеллигентный настоятель Свято-Георгиевского храма всегда придерживался главного правила: никто не должен уйти из церкви обиженным. Так ему во время войны говорил боевой командир Николай Крылов. Отец Дмитрий ни разу не отступился от этого правила. Никто не ушел от него неутешенным.

Внук хранит ту самую иконку, что сберегла жизнь деда

Дмитрий Хмель был добрым батюшкой для прихожан и не менее добрым отцом своим детям. Чему он учил их?

- Быть человеком, - отвечает без раздумий Ростислав Дмитриевич. - Конечно, он хотел, чтобы я стал священником. Но так как в семинарию можно поступать с 18 лет, а я школу закончил в 17, то пошел не по отцовским стопам, а по маминым - стал доктором.

Ростислав Хмель работает врачом-генетиком в РНПЦ "Мать и дитя". Своей интеллигентностью и прямодушием он очень похож на отца. Тот всегда находил время поговорить с детьми, побаловать их. Ростислав Дмитриевич помнит, как папа привозил домой шоколадные конфеты, продававшиеся на развес без обертки. А еще вспоминает приготовленный им украинский борщ. В обычные дни Дмитрий Петрович варил его на косточке, в постные - на рыбе. Пост дети строго соблюдали и теперь продолжают эту традицию. Следуют ей и внуки Дмитрия Хмеля. Одного из них назвали в честь деда. Дмитрий-младший хранит у себя ту самую иконку, что сберегла жизнь младшему сержанту в далекие 1940-е.

Отец Дмитрий Хмель за воинские подвиги удостоен медалей "За отвагу", "За боевые заслуги", "За взятие Кенигсберга", "За победу над Германией". За духовную службу - ордена Крест Евфросиньи Полоцкой, ордена Сергия Радонежского, орденов князя Владимира Киевского и князя Даниила Московского.

| Тамара МАРКИНА, газета "7 Дней", фото из открытых интернет-источников.

"Воины духа" – совместный проект Белорусской православной церкви и Белорусского телеграфного агентства. Он рассказывает о священниках и монахах, которые в годы Великой Отечественной защищали Родину на фронтах или боролись с врагом на оккупированных им территориях, уйдя в партизаны. Проект "Воины духа" – наша благодарность тем, кто встал на оборону страны, когда она была в опасности, а в мирные годы продолжил служить Отечеству – Богу и людям.

ПЕРЕПЕЧАТКА ДАННОГО МАТЕРИАЛА (ПОЛНОСТЬЮ ИЛИ ЧАСТИЧНО) ИЛИ ИНОЕ ЕГО ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ЗАПРЕЩЕНЫ

Читайте также:

Он никогда не предавал. Как крестьянский сын стал проповедником мирового уровня

Господь через него давал советы. К этому старцу обращаются за помощью даже после смерти

Книга чудес. Рассказываем о первых письменных упоминаниях Жировичского монастыря

Новости рубрики Общество
Топ-новости
Свежие новости Беларуси