ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Флаг Четверг, 22 февраля 2024
Минск +2°C
Все новости
Все новости
Общество
16 ноября 2023, 17:21

История белоруски, которая создала уникальный декоративный стиль - текстильное Фаберже

Наша сегодняшняя героиня работает с тканями более 40 лет. Начинала как успешный дизайнер одежды, потом решила расширить пространство для творчества. Теперь ее художественные панно можно увидеть практически на всех континентах. В Беларуси произведения Любови Кирилловой выставлены во многих местах, их отбирают на выставки и в качестве официальных подарков от лица страны. В чем профессиональный секрет художника, легко ли работать с тканями и как лен позволяет передать национальный характер, узнали в мастерской Кирилловой.

Сказки, народные традиции и синтез стилей

Красивая, стильно одетая женщина приветливо улыбается нам уже с порога. В помещении - огромный раскройный стол, шкафы, на полках которых отрезы тканей всевозможных расцветок и рисунков, и, конечно, готовые работы. Они вызывают изумление: как можно из обычного текстиля создать такие богатые, объемные и западающие в душу произведения?

За огромными окнами мастерской - угрюмый ноябрьский день, низкое серое небо, голые деревья.

- Ткани поглощают свет, поэтому для них предпочтительнее естественное освещение или полностью вечернее. Смешанное не подходит, - объясняет Любовь Николаевна.

Возможно, когда в окна проникает жаркое июльское солнце, панно начинают играть дополнительными оттенками, но даже в ноябре они сохраняют теплые и яркие частички лета.

Собеседница рассказывает, что любила заниматься творчеством с детства, поэтому ее отдали в художественную школу. Источником вдохновения тогда становились сказки: "Хозяйка Медной горы", "Аленький цветочек", "Чиполлино" - всех названий и не упомнить.

- Сейчас сказок не читаю, но они хранятся на какой-то полочке в сознании. Те сюжеты и образы забыть невозможно, - поясняет художник. - Уже во взрослом возрасте, создавая описание "Аленького цветочка", я поняла, что он и есть наша "папараць-кветка". Ее ведь привезли из заморских далей, и именно алая "папараць-кветка" расцветает раз в году.

Кроме сказок Любовь Кириллова вдохновляется работами чешского художника Альфонса Мухи, одного из основателей стиля ар-нуво. Ну и, безусловно, огромное влияние на творчество оказывают народные мотивы, традиции белорусского ткачества - те же слуцкие пояса.

Определение собственного творчества Любовь Николаевна придумала тоже сама - авторский декоративный стиль, или текстильное Фаберже. Возможно, звучит несколько нескромно, но, с другой стороны, нужно же себя с кем-то сравнивать, чтобы зритель понимал, на что похожи работы по степени исполнения и по содержанию. Кроме того, такое сравнение задает очень высокую планку, заставляет мастерицу непрерывно совершенствоваться. Авторскую технику Кирилловой можно считать уникальной: ни учеников, ни учителей у нее нет.

- Она нарабатывалась долго, по крупицам, а потом выплеснулась в моих работах, - утверждает художник. - Шить умеют все, но попробуй найди свой путь. Я иду им уже 40 лет. Советчиков было много. Говорили: нельзя использовать парчу, потому что она дает слишком много блеска, а я использую. Главное - верить в себя, и тогда результат будет.

Отсутствие учеников художник объясняет так:

- На обучение ко мне должен прийти человек, который умеет очень хорошо рисовать, очень хорошо шить и при этом быть прекрасным конструктором и дизайнером. Таких пока не встречала. Это только кажется, что все просто: первую деталь сделал из одной ткани, вторую - из другой. На деле приходится ломать голову: как воплотить замысел, стилизовать ткани, сделать работу технологично. Мне никогда не бывает скучно - все время решаю творческие задачи. Нет четко наработанных схем, по которым все повторяется из раза в раз.

Как у мастерицы получилось прийти к собственной технике?

- В юности окончила технологический техникум по специальности конструктор-модельер женского легкого платья, - поясняет Любовь Кириллова. - Шила костюмы звездам эстрады, в том числе Ядвиге Поплавской. Но Минск - не Москва, у нас большим спросом пользовались утилитарные наряды, а мне хотелось создавать что-то уникальное. В те годы я уже делала одежду в стиле своих сегодняшних работ: один рукав - одна картина, второй - другая… В какой-то момент была вынуждена оглянуться и переосмыслить свое творчество. Решила попробовать одеть ткани в раму - и… понравилось: это та же живопись, но только тканью. Как только начала работать над художественными панно, одежда от меня полностью "ушла". Ткани настолько красивые, что я их могу использовать только в творчестве. Когда начинала, материалы не отличались разнообразием, всегда хотелось улучшить их декоративным элементом. Так, работая с тканью, я понемногу стала искать свою технику.

На метровые произведения уходит 3-4 месяца

- Традиционный художник пишет красками или акварелью. Мои краски - это ткани, разные по фактуре, цвету, составу: лен, парча, атлас, бархат, лаке, - поясняет Любовь Николаевна. - Самое главное, чтобы они были интересны для работы и одна ткань работала на другую. Постепенно в процессе подбираются как состав, так и цветовая гамма.

Похоже, о тканях она может говорить часами:

- В первую очередь обращаю внимание на их фактуру, потому что каждая работа требует своего материала. Ткань может пролежать несколько лет, а то и десятилетие, пока найдет применение.

Каждая работа начинается с эскиза на картоне в натуральную величину. Уже на этом этапе огромную роль играет расположение деталей, игра красок.

- Потом начинается подбор материала - самое интересное и сложное, - продолжает делиться секретами собеседница. - Под рукой сотни видов ткани, но нужно выбрать максимум десять, а то и меньше - несколько основных и столько же вспомогательных. При этом одна ткань должна работать на другую. Парча - на бархат, атлас - на бархат или на лаке. В свою очередь, парча оттеняет лен, и эта игра фактуры - самое интересное. Когда в работе микшируются разные ткани, получается новый материал, и часто кажется, что он не тканевый. На выставках многие трогают панно руками, чтобы понять, из чего они сделаны. Может быть, из керамики или металла?

Любовь Кириллова садится за швейную машинку и очень быстро изготавливает из тканей небольшую деталь, придавая ей нужные объем и форму. Кажется, что все просто.

- Мои верные помощники в работе - утюг и швейная машинка, - поясняет художник. - А любимые сюжеты - полевые цветы и птицы. Меня вдохновляет все, что связано с природой. Господь создал окружающий нас мир так мудро, так интересно, что художнику остается только наблюдать, восхищаться и пытаться подражать. Что бы человек ни делал, лучше, чем у Господа, не получится.

В каждую композицию в стиле текстильное Фаберже заложен огромный труд. На метровые произведения уходит 3-4 месяца, на те, что побольше, - полгода. Причем единовременно делается только одна работа.

- Я живу ею, - утверждает художник. - Невозможно делать несколько работ сразу технологически и эмоционально. Вечером или утром я могу прийти, увидеть панно по-другому и что-то изменить. Иногда даже может присниться художественное или техническое решение. А когда месяцами работаешь над произведением, его невозможно не полюбить. Поэтому у меня нет проходных работ - все сложные и любимые.

Любовь Николаевна трудится по 5-8 часов в день с единственным выходным в воскресенье. Копии работ создает только под заказ. Так были сделаны несколько реплик "Серенады" и "Города золотого". Но, как признается художник, при каждом повторении произведение в любом случае дорабатывается.

Так сколько же панно Любови Кирилловой украшают выставки, музеи и частные коллекции по всему миру? Собеседница уверяет, что точно больше ста.

Выставка во Дворце Независимости - очень ответственно

Работы Любови Кирилловой есть в коллекциях в Австрии, Германии, Китае, Киргизии, России, США, Финляндии и других стран. Но подарком небес художница называет нынешнюю выставку во Дворце Независимости:

- Мне позвонили и сказали, что хотят видеть там текстильную выставку на 34 места. И мы это сделали. Кажется, получилось представить прекрасную коллекцию. Выставляться во Дворце Независимости - очень ответственно. Там бывает все руководство страны, высокопоставленные гости и дипломаты. Для художника это потрясение в хорошем смысле.

Панно собеседницы можно также увидеть в ЗАГСе Октябрьского района столицы, в Верховном суде, в галерее "Президент-Отеля".

- В первое время было жалко отдавать произведения, - признается она. - Кажется, такую красоту сделала, никогда не смогу повторить, хочется самой любоваться. Работы, как дети, в них вкладываешь всего себя. А потом приходит понимание: ты все делаешь для людей. Тогда начинаешь испытывать большую радость именно от того, что произведения будут радовать других.

Панно "Эдем" Кирилловой можно увидеть в нижнем зале Храма Пресвятой Троицы в Минске. На широкой полуколонне рядом с крестильней - огромное полотно 220 на 350 см.

- На "Эдем" ушло почти два года работы, - рассказывает Любовь Николаевна. - Сюжет взят из библейской легенды. Райский сад, где растет древо жизни, я изобразила с помощью символа бесконечности, с которым переплетаются виноградные лозы. Здесь же птицы и херувимы, они летают вокруг монограммы имени Христа - центра композиции.

Уникальность работы именно в ее размерах. Попробуйте сшить на швейной машинке объемное произведение два на три метра. Изначально "Эдем" был триптихом, который собрали в единую композицию. Так с каждым этапом произведение становилось все больше и массивнее.

- С точки зрения технологии работа очень тяжелая, но она делалась с большой радостью. Самым сложным было сделать так, чтобы лица всех шести херувимов смотрели вверх. Приходилось даже спрашивать себя: "Художник я или не художник?". В итоге решение нашлось, и получилась знаковая вещь, созданием которой я горжусь.

Если пристально не всматриваться в "Эдем", создается впечатление, что перед нами керамика с живописными вставками, но работа почти полностью выполнена из ткани.

В главном светском зале расположенного по соседству Храма-памятника в честь Всех Святых находятся еще несколько произведений Любови Кирилловой. В том числе диптих "Валошкі" ("Васильки").

- Полотна не создавались специально для этого помещения, - поясняет художник. - Это были отдельные композиции. Но настоятель нашего прихода отец Федор Повный увидел, что они идеально расположатся в выемках на колоннах этого зала.

Работы и правда смотрятся как влитые. Первое впечатление - или углубления создавались для "Васильков" Кирилловой, или она интуитивно угадала, какая ширина должна быть у панно, которые в будущем украсят зал. Мистика, не иначе.

- "Валошкі" олицетворяют нашу родную белорусскую природу, на них словно изображена тропинка вдоль поля, где растут васильки, ромашки, незабудки, колокольчики.

У этого произведения интересная цветовая гамма. Есть синий, зеленый, серый цвета и их оттенки, а вот красного, желтого и оранжевого нет. Почему?

- Это баланс цвета, который каждый художник ищет и видит по-своему, - поясняет художник. - В "Валошках" основная ткань - белорусский лен. Рисунок геометрически адаптирован под нашу природу. Гамма спокойная, потому что мне хотелось показать побольше льна, к которому и подбирались остальные цвета: синий, белый, зеленый… Каждая работа требует своей гаммы, лишние она отвергает. Желтого здесь точно не может быть, потому что панно - как полоска с цветами вдоль вспаханного поля, которое уходит за горизонт.

Почему наши художники так любят пейзажи?

- Мне кажется, это зависит от менталитета белорусов. Мы спокойные, любим мир, тишину, природу и свою страну. Все это отражается в произведениях. Конечно, социальные темы тоже волнуют художников, но моя глубинная установка - нести любовь, красоту и положительный заряд энергии, чтобы творчество вдохновляло. Иначе для чего тогда творить? Если работаешь не для радости других, смысл пропадает.

Проект создан за счет средств целевого сбора на производство национального контента.

Алексей ГОРБУНОВ,

Фото Павел ОРЛОВСКИЙ,

газета "7 дней".-0-

Новости рубрики Общество
Топ-новости
Свежие новости Беларуси