ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Флаг Воскресенье, 26 мая 2024
Минск Ясно +16°C
Все новости
Все новости
Общество
15 апреля 2024, 20:11

Как понять, что у подростка зависимость, и что делать после? Вот что говорит психолог

Какое поведение ребенка обязательно должно насторожить? Как родителям стоит вести себя в сложных ситуациях и с кем в итоге будет работать психолог? Вот что рассказала заведующая отделением первичного приема и помощи семье в кризисной ситуации ГУ "Минский городской центр социального обслуживания семьи и детей" Ольга Воронько.

 

Как понять, что человек начал употреблять?

 - Как близкому понять, что человек рядом с ним начал употреблять, если он воочию не видит этих веществ? Резкое изменение поведения. И в большинстве случаев, если употребление переходит в злоупотребление, то это агрессивность, раздражительность. Часто близкие говорят о расширенных зрачках, об изменении памяти, внимания (наркотические вещества). Много вещей, которые можно заметить.

 

Но, опять же, если я понимаю, что мой близкий вдруг стал раздражительным и злым, это не означает на 100%, что он стал употреблять какое-то вещество. Может быть, какая-то ситуация произошла, конфликт. Если это ребенок, может быть, что-то в школе, много внутренних переживаний. Тогда нужно идти и говорить: "Я вижу, что с тобой что-то не так. Как я могу тебе помочь?" Это самое главное, что нужно близким говорить очень часто: "Я вижу. Что я могу для тебя сделать сейчас?"

 

Как не допустить употребления подростками?

- Будем честны, подросткам интересно все, а сейчас очень большой доступ к любой информации. Здесь [будет] то, что родители вложили - важность заботы о своем здоровье, возможно, о вреде веществ. [Нужно] доверие: я могу рассказать родителю все, и я знаю, что он меня не накажет, не ограничит в телефоне, в общении с друзьями.

Потому что подростковый возраст - это возраст экспериментирования, и оно может уйти в какую-то зависимость: попробовать покурить, вейпы, формат вроде как "безвредный", но на самом деле очень вредный - это доказано в том числе и научно. Попробовать, быть как все в том кругу, где он находится. Родителю нужно знать круг общения, и он может его [при необходимости] сменить, не силой ограничив, а предложив [другой] по интересам: футбольную или баскетбольную команду, еще что-то.

Еще одна особенность подростков - быть непохожими на своих родителей, отличаться. Это такой этап. Здесь нужно разговаривать, договариваться, объяснять, слушать, слышать. Тогда даже если в кругу [общения] будет прилетать [нежелательная] информация, спокойно о ней говорить и не пугаться: "Ты что! Не дай бог!"

Кстати, на одном из больших собраний, где присутствовало очень много представителей общественных организаций, Министерства внутренних дел, поднимался интересный вопрос о том, как сейчас в школе профилактика проводится по поводу употребления всех этих веществ. Очень много говорят об административной ответственности, о вреде. С одной стороны, это классно. С другой - я знаю, что это за вещество и что оно где-то есть, а запретный плод всегда сладок. Важно говорить не только о вреде, но и о том, как здорово заниматься разными видами спорта. Сейчас столько вариаций получения удовольствия. Ведь в какой-то момент [у употребления] есть цель забыться, получить удовольствие, эйфорию. Куча [безопасных] вариантов - можно так, можно так.

 

Почему когда подросток употребляет, работать нужно с родителями?

- Возраст экспериментирования снижается, и в 11 лет могут попробовать что-то, и в 10. Когда мы знаем о зависимости у ребенка, чаще - подростка, вопрос, конечно, стоит о родителях и о том, как в семье все устроено. Бывает такое, что [зависимость] - это "уход" [ребенка] от семейных скандалов, ссор, возможно, от насилия в семье, даже не по отношению к нему. Возможно, на улице безопаснее.

Если об этом узнает много всяких служб, за эту семью берутся, пытаются работать. Не всегда родители готовы признавать, что это их ошибка, они упустили. Кстати, к нам в центр тоже приходят - не в контексте зависимостей, а просто: "Почините моего ребенка, я здесь ни при чем". Мы работаем даже не с детьми больше, а с семьей. Когда говорим: "Нет, мы с вами", многие родители уходят. Здесь мы не можем сделать ничего, если сам человек не готов меняться. Возможно, вначале это будет с позиции страха за свою жизнь, что ребенка могут забрать. Но это совсем-совсем на первом этапе. Должно быть у родителя желание измениться, [понять], что он делает не так. Есть случаи, когда все-таки ребенка изымают из семьи. Иногда родители останавливаются. В опыте нашего центра есть и такие, и такие. Но мы не являемся той организацией, которая решает такие вопросы, мы скорее помощники, если [обратившиеся] готовы работать. Потому что это тоже серьезная работа - над собой.

Очень близкий вопрос - не вещества, а зависимость от интернета, от гаджетов. Для детей и для родителей сейчас он стоит очень остро. Приводят: "Прямо зависим, не могу с ним ничего сделать". Действительно, в некоторых случаях дети уходят в агрессию, злость, разбивают что-то, когда нет игры или телефона рядом. Да и у взрослых многих сейчас игровая зависимость процветает. Был случай, когда мы решили вместе с мамой, что она готова принять любое поведение ребенка, когда она изолирует его от всех гаджетов. На тот момент это была подготовка мамы, потому что очень много страха возникает, что будет, если вдруг [ребенок] перестанет "употреблять". Мы с ней прямо проговорили, что она будет делать, она была готова, и не так все оказалось страшно, как рисовалось. Не было истерик таких жутких, ребенок с удовольствием занялся чем-то более интересным.

Здесь родитель поменял свое отношение и, кстати, поменял требования. Сверхтребовательность к ребенку - это тоже очень давящий момент. Скорее даже была работа родителя, потому что с ребенком мы просто разговаривали, поддерживали и совсем не касались телефона, момента зависимости. Как раз была работа мамы и ее готовность кардинально поменять свое поведение, не сидеть в телефоне самой и так далее. Спустя некоторое время ребенку вернули телефон дозированно, ну и мама в этом и во всех других направлениях была готова быть в контакте с ребенком.

Другой случай. Мы тоже обговорили с мамой, но она не выдержала, сказала: "Я не буду, я не могу". Ребенок прямо бился, дрался. Они ушли из консультирования и из работы. Как правило, родители, которые не готовы меняться, говорят об этом. Шаги, которые мы предлагаем, не делают - и уходят. Мы честны с нашими клиентами: если вы это не делаете, смысл вам сюда приходить? И да, ребенок остался с телефоном круглые сутки, мама осталась со своим недовольством, но нежеланием что-то менять.

| Подготовлено по видео БЕЛТА. Фото из открытых интернет-источников и скриншоты видео.

 Читайте также:

А что происходит с агрессором? Три важных вопроса о домашнем насилии

Почему так происходит? Психолог рассказала о причинах и последствиях насилия в семье

Как понять, что ребенка травят в школе? Рассказы жертв буллинга и советы психолога

Новости рубрики Общество
Топ-новости
Свежие новости Беларуси