ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Флаг Понедельник, 17 июня 2024
Минск +19°C
Все новости
Все новости
Общество
16 мая 2024, 14:26

"Мать вынесла отца с поля боя". Дочь ветерана об истории семьи и последнем сражении капитана Владимирова 

Фото УВД Могилевского облисполкома
Фото УВД Могилевского облисполкома
С Евгенией Иосифовной Дзен мы познакомились около года назад на открытии после реконструкции мемориального комплекса "Батальон милиции под командованием Константина Владимирова". Дочь выжившего в том страшном оборонительном бою Иосифа Филипповича Кожева вместе с родными и близкими каждый год со светлой грустью приезжает на это место и вспоминает военную историю их семьи, которая местами напоминает остросюжетный фильм с его неожиданными сюжетными поворотами, судьбоносными встречами и удивительными спасениями. Сегодня она поделилась своими воспоминаниями о событиях тех далеких лет с корреспондентом БЕЛТА.

Многие знают и историю легендарного батальона милиции, бойцы которого в июле 1941-го на протяжении шести суток мужественно сражался с врагом, препятствуя его продвижению к Могилеву. С первого дня защитники понимали, что шанса выжить в этих боях у них практически нет: численность солдат и вооружения захватчиков превосходили в разы. Однако все 250 человек стояли насмерть - до последнего солдата, до последнего милиционера. Почти все погибли, остались в живых только 19 тяжелораненых бойцов, среди которых - Иосиф Филиппович Кожев. Однако это было даже не начало его военной биографии, а лишь продолжение, за которым следовало еще не одно испытание.
Евгения Иосифовна слушала рассказы отца и его боевых товарищей с детства и ее впечатлили их воспоминания о легендарном бое. "Отец много раз приводил нас на это место. Рассказывал, что здесь, на этой высоте, был лес, из которого они держали оборону, - вспоминает она. - Недруг наступал со стороны деревни. Когда уже пошли немецкие танки, они отбивались чем могли. Затем противник задействовал минометы, которые моментально повалили деревья. Перед этим капитан Владимиров поднял бойцов в последнюю атаку. Против танков, минометов было трудно сражаться - не было ответного оружия. В бою папа был контужен. Его спасла моя мать Ольга Фадеевна. Утром, как только она узнала, что прошла канонада и огонь стих, вместе с братом пришла сюда из Могилева, нашла отца среди десятков мертвых тел и вытащила с поля боя".
А вообще война застала семью в Гродно, куда после воссоединения Западной и Восточной Беларуси Иосиф Филиппович был направлен из Минска. "На тот момент он работал в школе милиции начальником отделения по личному составу, - говорит Евгения Иосифовна. - Там же служила моя мама. Они познакомились в 1933 году на лыжных гонках, а к началу войны в семье уже воспитывались две мои старшие сестры, которым было два и четыре годика, с ними также жила младшая сестра матери. Вечером 21 июня в воскресенье родители пошли в театр и вернулись поздно. Под утро их разбудила бомбежка, они побежали в школу милиции, чтобы узнать, что происходит. И хорошо, что не добежали - в здание попала бомба. Был дан приказ отступать в сторону Минска".

В суматохе и неразберихе люди в чем были, в том и бежали от верной смерти. В белом нижнем белье они садились на мотоциклы и машины, пытаясь спрятаться от обстрелов. Однако немецкий десант, который спустился на крышу офицерского дома, брал их на прицел и расстреливал на ходу. Мать потом вспоминала, что все шоссе было белым от устеленных на асфальте людских тел. Однако многим удалось спастись, в том числе семье Кожевых, которая отступала с маленькими детьми на руках. "Представьте себе, какой шок и ужас испытали эти люди, - продолжила Евгения Иосифовна. - Даже моя 2-летняя сестра помнила начало войны и этот налет в мельчайших подробностях. Впоследствии она рассказывала, что еще долго ощущала песок под ногами, который поднимался от налетающих на них самолетов. Немецкие летчики на бреющем полете расстреливали всех, кто пытался уйти на восток по шоссе. Люди бежали врассыпную, прятались в кустах и оврагах. После каждого такого налета девочка поднималась и говорила своим родителям: "А меня не устрелили".

Люди шли пешком, местами подъезжали на личном транспорте. Однако тех, кто умел водить машину, было немного. И если ранило или убивало водителя, то "полуторка" (советский грузовик ГАЗ-АА) просто оставалась неподвижной на шоссе. "Спустя несколько дней родители добрались до Могилева, где жила бабушка, - отмечает Евгения Иосифовна. - Отец устроился в школу милиции. Однако уже совсем скоро во время оборонительных боев попал в батальон капитана Владимирова и принял этот жесточайший бой в деревне Гаи, в котором ему чудом удалось выжить".
Немногим позже немцы начали зачищать город, пришли и во двор к семье Кожевых. Они забирали мужчин призывного возраста и сгоняли их в место фильтрации для проверки документов. "Папа увидел в окно незваных гостей и выскочил из дома, хотел бежать, - вспоминает женщина. - Немцы вскинули автоматы, а мать бросилась на шею мужу и закрыла его собой. Получилось, что она в очередной раз спасла ему жизнь. Оккупанты стрелять не стали, но все же забрали отца с собой. Во время проверки мужчин сортировали - например, военных и коммунистов сразу вели на расстрел. У тех, кто выглядел солидно и респектабельно, забирали одежду. Папа пристроился в очереди за невзрачным мужичком, и на него не обратили внимания, а позже и вовсе отпустили домой".

Семья побоялась оставаться в Могилеве и отправилась к родственникам в Шкловский район. Дальнейшую судьбу супругов решил случай: Иосиф Филиппович заметил мужчину, который приходил по ночам в соседний дом и по милицейской привычке решил его выследить - кто таков и что ему надо. Он пошел по его следам и оказался в лесу, где чужака остановили дозорные, которые прятались на деревьях. Главу семьи повели на допрос, и тот рассказал, что он тут проживает с детьми и женой. Чтобы убедиться в этом, партизаны пошли за супругой и тоже допросили. Показания совпали, и им предложили остаться в партизанском отряде, который впоследствии разросся в известную в то время бригаду под руководством Герасима Кирпича и получил название "Чекист".

"Они дислоцировались на Шкловщине, но действовали также в Круглянском районе Могилевской области и Толочинском - Витебской, - уточняет Евгения Иосифовна. - Условия жизни в лесу были непростые: пока не появились землянки, они даже зимой устилали еловыми лапками землю и спали прямо на свежем воздухе. Родители ушли в партизаны в июне 1942-го, а детей отправили к бабушке в Могилев. В отряде мама не просто помогала на кухне, а была полноценным бойцом - шила маскхалаты, ходила в разведку, участвовала в боях".

Уже после войны каждое 23 февраля женщина вспоминала, как чудом осталась жива. Партизаны завязали бой с "гайдамаками", как они называли бандеровцев, которые отличались особой жестокостью. Во время отступления через болота у нее слетела косынка и упала прямо на кочку, она машинально потянулась, чтобы ее поднять. А догонявший немедля стал стрелять в нее - целился прямо в затылок, чтобы наверняка. Но пуля застряла в густых волосах женщины, которые были заплетены в косы и туго завязаны на голове.
"В партизанском отряде важно было поддерживать боевой дух, поэтому папа писал стихи и частушки, которые подбадривали бойцов, - вспоминает дочка ветерана. - Он участвовал в боях и диверсионных операциях - подрывали составы, уничтожали немецкую технику. Родители пережили много операций по зачистке, во время которых оккупанты пытались уничтожить партизан самым жестоким образом. Чаще всего отступали через болота. Бывало, что приходилось подолгу сидеть в воде с трубочкой тростника во рту для дыхания. Было у отца и боевое ранение в ногу".

После окончания войны Иосиф Филиппович вернулся в Гродно на работу в управление внутренних дел, где и ушел в отставку в звании подполковника. Однако его жена не хотела жить на границе, где было неспокойно из-за высокого уровня бандитизма, и уговаривала мужа вернуться в Могилев. В то время глава семьи был на работе практически постоянно - семья его дома почти не видела. "Были случаи, когда приходилось защищать свою семью с оружием: сестра помнит, как мама стреляла в саду в непрошенных гостей, - говорит собеседница. - Папа тоже не раз целился в злоумышленников, он очень опасался за нас. Наконец в 1962-м году я поступила в пединститут в Могилев, а родители обменяли квартиру и переехали сюда вслед за мной".

"Я так рада, что мои родители нам много рассказывали о той войне, - делится Евгения Иосифовна. - К нам часто приходили в гости их боевые товарищи и вспоминали события тех лет. Мне шел всего шестой год, когда я садилась в большое кресло и заслушивалась их историями, сохраняя в памяти каждую мелочь. Например, от них я узнала, что после освобождения в Могилеве устроили большой партизанский парад. Но стоит отметить, что мама никогда не смотрела военные фильмы - не могла, не выдерживали нервы".  

После завершения войны прошло очень много лет, но дочь бойца до сих пор не может без слез вспоминать о подвиге отца и героизме матери, которая всегда была с ним рядом - как говорится, и в горести, и в радости. "Для нашей семьи 9 Мая - это праздник со слезами на глазах, - говорит она. - Когда были живы родители, мы всегда их поздравляли с 23 февраля и Днем Победы, собирались семьями и отмечали эти праздники, но без спиртного - папа не пил и не курил. Практически каждый год ездим на высоту Владимирова почтить память о легендарном батальоне милиции. Мы и детей так воспитали, и внуков".

При жизни Иосиф Филиппович проводил большую патриотическую работу, всегда посещал учебные заведения, общался с молодежью. В копилке ветерана - ордена Красной Звезды, Красного Знамени и Отечественной войны II-й степени, медали "За боевые заслуги" и "За победу над Германией", а также медаль партизана Отечественной войны I-й степени. Несмотря на множество наград, героем себя он никогда не считал. На высоту Владимирова он часто приводил детей и внуков, однако правнуков, к сожалению, не застал - умер в 1994 году. Память о героическом родственнике в семье бережно хранят и передают из поколения в поколение.

Юлия ЕВМЕНЬКОВА,
фото УВД Могилевского облисполкома,
БЕЛТА.-0-
Новости рубрики Общество
Топ-новости
Свежие новости Беларуси