Мобильная версия
ГОСОРГАНЫ
Лента новостей
Все новости
Игорь Сукманов

"Лістапад" как проводник в мир хорошего вкуса

Интервью 05.11.2015 | 15:17
Игорь Сукманов Игорь Сукманов Директор программ игрового кино фестиваля "Лістапад", директор конкурса фильмов для детской и юношеской аудитории "Лістападзік"

Организаторы белорусского кинофестиваля "Лістапад" сегодня не без гордости говорят о том, что форум завоевал свой авторитет на мировом пространстве. И подтверждение тому - появление в программе фильмов, чья экранная жизнь только началась, к примеру, премьерой на прошедшем в сентябре фестивале в Торонто. Раньше о подобных "горячих пирожках" белорусам не приходилось и мечтать, а сегодня многие лучшие мировые кинокартины демонстрируются на экранах фестивального Минска. Какие изыски приготовили организаторы 22-го по счету кинофорума, который пройдет с 6 по 13 ноября, рассказал в интервью корреспонденту БЕЛТА директор программ игрового кино фестиваля "Лістапад", директор конкурса фильмов для детской и юношеской аудитории "Лістападзік" Игорь Сукманов.

- Игорь, каковы шансы "Лістапада" вписаться в мировое фестивальное пространство?

- Он уже понемногу вписывается. Если бы мы сказали: давайте из "Лістапада" сделаем "Оскар", давайте из "Лістапада" сделаем Каннский фестиваль и тому подобное, это была бы маниловщина. Мы прекрасно отдаем себе отчет, что во многом жизнь фестиваля, его известность, популярность зависят от того, в каком состоянии находится индустрия. Потому что фестиваль, как луна, имеет два полушария: видимое и невидимое. Видимая сторона - привлекательная: это кино, это красная дорожка, это звезды, это зрители. Другая сторона, на чем верхушка айсберга и базируется, - рынок, индустрия, заключение определенных сделок. Словом, бизнес в чистом виде. С этой точки зрения Каннский, Берлинский и иные известные кинофорумы существуют на правах лидеров такого фестивального движения. Мы же ставим немного другие цели и задачи.

Начнем с того, что мы занимаемся популяризацией кино, потому что любой кинофестиваль - это, в первую очередь, поддержка того кинематографа, который чаще всего противостоит своими целями и задачами кинематографу потребительскому. Это поддержка авторского кинематографа, талантов, поддержка инноваций в области киноязыка. Это поддержка самого понятия искусства кино, поэтому с этой точки зрения, наша цель и задача лежит в той же плоскости, что и любого другого фестиваля в мире, которых огромное количество.

"Лістапад" вошел в мировую систему, в первую очередь, форматом. Кинофестиваль нашел свою нишу, занимаясь популяризацией продукта того кинематографического пространства, которое создавалось на территории бывших коммунистических стран. В поле зрения - бывшие страны Советского Союза, Восточной и Центральной Европы и, что является уникальным на мировом пространстве, такие государства, как Китай, Куба, Вьетнам, то есть мы отслеживаем события в странах социалистического блока. Делаем это пока локально, штучно, можно сказать, поверхностно, но, тем не менее, с точки зрения анализа это уже представляет собой интерес. Именно из-за своего подхода к кино "Лістапад" получил аккредитацию Международной федерации ассоциаций кинопродюсеров (FIAPF), которая дается далеко не каждому фестивалю.

С большим вниманием, уважением, я бы сказал, почтением, относятся к фестивалю за пределами Беларуси. У нас часто говорят: "Лістапад" существует как фестиваль фестивалей, где представлены фильмы с разных кинофорумов. Да, это правильно, "Лістапад" - единственный фестиваль из существующих на территории страны, который пытается глобально охватить все мировое кино и за неделю показать зрителю лучшее из лучшего. Но есть еще конкурсная программа, которая ставит цель не столько просветить зрителя, сколько сделать небольшой анализ, выстроить контекст, помочь картинам вписаться в так называемую мировую иерархию кино.

- При формировании программы лучших из лучших фильмов неизбежно присутствует аспект личности.

- Конечно, есть определенный индивидуальный подход. Но каждый выполняет свою миссию, вкладывая себя. Программный директор - такая должность, которая, безусловно, в какой-то степени апеллирует и к вкусу, и к пониманию ситуации. Если говорить о нашем фестивале, Ирина Демьянова формирует программу документального кино. Моя миссия - игровая и детская программа.

- В нынешнем году во второй раз проходит конкурс национального кино. Трудно было его подготовить?

- Это сложный конкурс, потому что мы к нему относимся в большей степени как к экспериментальному. Опять же, вернемся к вопросу, вписан ли фестиваль в международный фестивальный контекст. Именно потому, что мы хотим вписаться, перед нами стоят определенные задачи. Есть такое слово, оно может нравиться, может не нравиться, но с профессиональной точки зрения довольно позитивное - это понятие конъюнктуры, потому что фестивальная конъюнктура, зрительская, какая бы то ни было, определяет вектор, по которому кино движется. Скажем, десять лет назад в кинематографе, как и в искусстве в целом, процветало такое направление, как постмодернизм. И считалось, что это вхождение в XXI век с разрушением всевозможных табу, систем, со смертью авторства, с полижанрами. Все это представляло собой виток в развитии искусства. Потом произошла определенная революция, и стало понятно, что в искусстве судьба "маленького человека", пристально рассматриваемая под микроскопом, практически задокументированная, является более приоритетной, чем интеллектуальные игры. Вот точно так же ощущением интереса, определением направления того дыхания, которым живет кинематограф, мы и заняты. И с этой точки зрения наша цель и задача - показать и продемонстрировать через все программы, как кинематограф осваивает направление искусства, которое под микроскопом разглядывает жизнь.

По этому принципу построена идеология очень многих фестивалей. У нас все несколько сложнее, потому что белорусский кинематограф на протяжении многих десятилетий находится в отрыве от всех этих тенденций. Авторы живут в каких-то собственных измерениях, представлениях. Более старшее поколение сориентировано едва ли не на советскую систему ценностей, более молодое поколение существует в определенном внутреннем раздрайве, потому что нет фундамента, школы, отсюда каждый мастерит так, как это может. Плюс проблемы финансового характера, которые играют немаловажную роль. В результате в нашей стране белорусское кино часто ассоциируется с системой государственного финансирования, с государственным кинематографом, с государственной киностудией. С этой точки зрения и по количеству фильмов, и по производству сложно выстроить какую-то программу даже отдельного конкурса. Очень сложно бывает вписать эти фильмы в существующие линейки международных программ именно потому, что они начинают выглядеть белыми воронами. И мы сталкиваемся с проблемой, как представить гостям фестиваля, миру, как вообще вписать непонятный белорусский кинематограф в упорядоченную систему? Поэтому возникла идея национального конкурса.

Мы к ней достаточно скептически относились, что говорить. Потому что в том числе испытывали определенное давление: обязательно показать белорусское кино в программах. С одной стороны, нам этого хотелось, но с другой стороны, мы осторожничали, как бы не оказать медвежью услугу, когда выставив белорусское кино, сделаем для него хуже, чем если бы оно вообще не было представлено. Потому решили остановиться на отдельном направлении, с упорядоченным потоком картин, по которым мы же можем определить, что такое белорусское кино. Было сложно сначала, потому что опасались, что получим ограниченное количество заявок, из которых практически нечего будет выбирать. К нашему удивлению и радости пришло более 100 заявок. Это разные работы, есть много фильмов кустарных, много картин, снятых любителями, есть много картин, сделанных профессионалами, но по тем или иным причинам неспособных вырваться на какой-то прокатный фундамент.

В прошлом году мы пытались просто присмотреться. Получили определенные отзывы и со стороны жюри, и со стороны общественности, и со стороны кинематографистов, которым показалось, что национальный конкурс оказался несколько в тени. В этом году у нас появилось больше оптимизма, больше уверенности, поскольку некоторая часть картин определенно представляет интерес, что немаловажно. Даже в СМИ после пресс-конференции, когда была объявлена программа кинофестиваля, пошла радуга отзывов по поводу программы, представляющей национальный сегмент. Очевидно, в этом есть потребность, в этом нуждаются. Зритель все время дает кредит доверия, и даже не очень удачные постановки все равно вызывают полемику, интерес.

- Количество поданных заявок - повод сказать, что белорусский кинематограф существует?

- Мы можем это говорить. Но количество не есть качество. Из 100 работ отобрано энное число, и надо сказать, что происходили маленькие бури, потому что многие авторы выражали недовольство, несогласие с решением, чего, естественно, не происходит, когда отбираем международную программу. Это тоже о многом говорит, о незрелости рынка, о том, что определенная часть наших кинематографистов просто не понимают правил игры. А наша задача еще в какой-то степени заставить авторов немного более осмысленно и осознанно подойти к вопросу собственного творчества. Потому что подать заявку - значит нести определенную ответственность за то, что ты делаешь и где ты собираешься участвовать. Мы не хотели и не хотим превращать национальный конкурс в сбор самодеятельного кино. Для этого существуют другие форматы, другие фестивали. Взятая планка все-таки для нас очень важна. И нам бы не хотелось, чтобы об этой селекции отзывались как о селекции "что лежало, то и взяли".

Еще очень важно то, что некоторые картины, на мой взгляд, определяют другой вектор кино - не фестивальный, не прокатный. С учетом широкого использования новейших технических устройств мы выходим на какой-то виток нового кино. В этом году представил работы автор Никита Лаврецкий, который снимает фильмы, по сути, чтобы размещать на YouTube, вне зоны авторских прав, вне зоны определенных законов институтов и бизнеса кино. Вместе с тем это невероятно интересные работы. С точки зрения и содержания, и понятия, что такое белорусское самосознание. Мне кажется, такого рода работы - первые ласточки, первые проблески того кинематографа, который может быть интересен не только здесь, но и там. Поэтому наша задача отобрать эти ростки, чтобы к ним присмотрелись, обратили внимание.

- Игорь, а для вас какой конкурс предпочтителен?

- Клянусь, не выделяю. Мне, конечно, нравится, когда есть определенная сортировка, потому что не скажу, что я всеядный человек. Но, отбирая кино, прекрасно отдаю отчет, что есть мои фильмы, которым мое особое предпочтение, а есть фильмы, которые в большей степени будут сориентированы на другую аудиторию. В прошлом году мы проводили фестиваль под слоганом "Такое разное кино". Вот эта разность очень важна. Фестиваль - это ярмарка, возможность выбора. Несколько лет назад, когда ломался формат "Лістапада", очень многие были обеспокоены большим количеством предлагаемых фильмов. Мол, достаточно двух-трех площадок, чтобы все успеть посмотреть. Но невозможно, к сожалению, в пределах выборки 10-12 фильмов обрисовать ситуацию на мировой арене. И плюс невозможно угодить зрителям, потому что кто-то в этот момент предпочтет посмотреть жанровое французское кино, а не пойдет смотреть тайский артхаусный проект. Нам очень важно, чтобы каждый нашел кино на свой вкус, на свой интерес, ну а той части, которая будет разрываться между фильмами, одна рекомендация - есть список, каталог, есть ориентиры, что смотреть. Сегодня, не успев посмотреть на фестивале картину, можно найти возможность посмотреть ее в каких-то других условиях.

- Дадите зрителям советы относительно выбора картин? Например, если говорить о конкурсе игрового кино?

- Я не имею морального права выделять ту или иную картину, потому что в этом конкурсе участвуют 11 картин, каждая своего рода жемчужна. Отбирались они требовательно и с любовью, что тоже порой доставляет внутренние мучения. Бывает, что есть несколько очень хороших картин, но они представляют одну страну. Можно сделать исключение, допустив в конкурс два фильма от одного государства, а больше невозможно. Иногда просто приходится упускать что-то, иногда от чего-то отказываться, поскольку по условиям конкурса допускаются не более 12 фильмов. Ведь жюри должно посмотреть работы вдумчиво, а не потоком, чтобы не переспрашивать, о чем вчерашняя картина. Основная конкурсная программа представлена визитными карточками национального кино различных государств бывшего соцлагеря.

Взять, к примеру, фильм "И горы сдвигаются" Цзя Чжанкэ. Почему отобрана эта китайская картина? Во-первых, Цзя Чжанкэ - выдающаяся фигура на мировой сцене. Во-вторых, из-за проблематики, которую фильм поднимает. Действие разворачивается в далеком Китае. Но история о том, как рынок проникает в жизнь и какие трансформации производит, в первую очередь, в сознании людей, в частных судьбах, это, можно сказать, то, чем и мы живем. Конкурсные фильмы созвучны нашим представлениям о жизни, и неважно, откуда эти работы - из Вьетнама, Кубы, Кыргызстана или России.

А для того, чтобы познакомиться со всем миром, есть конкурс "Молодость на марше". Там свои законы - конкурируют первые, вторые работы молодых, но сразу заявивших о себе мастеров. Это не студенческий уровень, а работы класса "А". Здесь есть и Аргентина, и Швеция, и Польша, и Япония, и Исландия, и Россия, и много других. Здесь важна личность авторов, которые пытаются создавать свое представление о кино, о жизни, с достаточно сформировавшимися как творческими, так и гражданскими позициями.

Очень хочется, чтобы "Лістапад" стал навигатором, проводником в мир хорошего вкуса кино, понимания того, что важно сейчас в кинематографе. Например, сегодня для фестиваля особый интерес представляют Исландия, Литва, Япония. Но помимо нового кино "Лістапад" дает возможность посмотреть классику. В этом году пиршественное блюдо, которое мы готовим, но не без чувства страха, - это программа "К 120-летию компании "Сётику". Шедевры японского кино". Благодаря компании "Джапан Тобакко Интернэшнл ЭсЭндДи" (JTI) семь картин на пленке 35-мм прибудут в Минск. Честно скажу: почти 100 кг груза, который нужно "растаможить", что стоит очень больших денег, - это настоящая роскошь. Но это даст возможность зрителю увидеть шедевры кино именно такими, какими его видели великие классики. Это копии, которые только что не имеют запаха, а в принципе являются вселенными, которые прививают и вкус, и представления о настоящем кинематографе. Никакой экран монитора не заменит это чувство пленки, кайфа от маленьких царапин, от этого ощущения кино, пространства кино.

Я говорю с таким восторгом, потому что очень бы хотелось, чтобы эти фильмы пользовались не меньшей популярностью, чем та же "Любовь в 3D" Гаспара Ноэ. Потому что есть вещи приходящие, есть модные, а есть вечные, и не всегда бывает возможность к ним приобщиться. Приезжают реликвии, можно так сказать.

- Интерес белорусского зрителя к фестивалю растет год от года или наблюдается некий стабильный уровень внимания?

- Скажем так, существуют определенные зрительские ожидания. Мы можем совершенно четко понять: что популярно в мире, то будет популярно у нас. Пример тому фильм "Любовь в 3D" Гаспара Ноэ. Наверное, ни об одном фильме не будут в этом году говорить так, как об этой картине. Можно быть поклонником этого фильма или нет, но на фестивале важно показать такое кино, потому что о нем судачит весь мир. Могут потом разочаровываться, менять свою восторженность на критику - неважно. Важно то, что это должно здесь произойти. Почему наш зритель должен уступать каннской публике или публике в Торонто, почему наш зритель должен исподтишка смотреть какое-то кино только потому, что оно не может проникнуть в прокат по тем или иным причинам? Это такие лазейки, такое окно в мир. Мы даем возможность ворваться кинематографу, который в какой-то степени существует на первых позициях авторского.

- Новшеством нынешнего "Лістапада" станет работа индустриальной панели. Это шаг фестиваля к организации кинорынка?

- Речь пока не об этом. Индустриальная панель - это дополнительная фестивальная площадка, которая будет работать не время от времени, а как самостоятельный проект в течение дня. Каждый день будет наполнен мероприятиями: мастер-классы, лекции, встречи. Это даст возможность профессионалам, зрелым и молодым, больше говорить о кино, рассуждать о своих проблемах, учиться другому опыту. Такая творческая лаборатория интересна как зрелым мастерам, так и тем, кто делает первые шаги. Сейчас в таком ликбезе в Беларуси нуждаются абсолютно все, потому что в силу определенных жизненных обстоятельств только теперь начинаются первые вояжи, мировые турне, которые создают возможность вхождения в индустриальную жизнь. Задача помочь ориентироваться, помочь разбираться в том, что для профессионала другой страны является прописной истиной, у нас требует определенных разъяснений.

Пока этот проект носит пробный характер. Он идет параллельно с основной программой и требует дополнительного финансирования. С этой точки зрения еще довольно длительное время, думаю, он будет существовать как филиал. Потому что потребовалось несколько лет, чтобы мы утвердили тот фестиваль, который есть сейчас, и конечно, потребуется еще какое-то время, чтобы эту вторую программу внедрить в том числе и в сознание тех, от кого зависит финансирование.

Какие ожидания от этого проекта? Люди уедут с определенными связями и контактами. Важны эти ниточки. Потому что, чтобы на других рынках продвигать свой продукт, нужно знать, как это работает.

Индустриальная панель - платформа, которая немножко позволит в этом разобраться. Приедет, к примеру, Николай Никитин, являющийся отборщиком Берлинского фестиваля и также занимающийся образовательной деятельностью. В его киношколе готовят именно тех, кто занимается бизнесом - дистрибьюторов, продюсеров, сейлсагентов. Член жюри конкурса "Молодость на марше" продюсер Кристина Веласко даст серию мастер-класс, посвященную кинопроизводству в Мексике.

- Опыт Мексики может быть использован в Беларуси?

- Он может быть учтен, воспринят. В каждой стране своя специфика. Это не значит, что мы возьмем кальку, перенесем и начнем так же работать. Это просто багаж. Его нужно просто накапливать, чтобы в какой-то момент пришли молодые люди, что-то из этого опыта приняв, что-то отбросив, сказали: давайте попробуем поработать в таком направлении. Это и нам как организаторам подспорье. Потому что в одиночку не выжить. Конечно, в одиночку фестиваль достиг определенного зенита. Его знают и в Европе, и в Азии. Во всяком случае, когда ведем переговоры о тех или иных картинах с компаниями, сейчас в десять раз легче, потому что мы о себе уже заявили, у нас уже есть репутация. И это выражается в том, что определенные картины мы получаем, можно сказать, сверхсвежими. В этом году, например, на "Лістападзе" картина "Эва Нова" из Словакии, премьера которой состоялась на фестивале в Торонто. Это крупнейший мировой рынок, который проводится во второй половине года и определяет политику на ближайший период до Каннского фестиваля. Фильмы, премьеры которых состоялись в Торонто, расхватывают фестивали. Но если в прошлые годы эти "пирожки" нам доставались на редакцию следующего ноября, то теперь мы имеем возможность что-то получить сейчас.

Кто-то скажет: великое достижение. Да, в определенной степени так и есть, и это первый шаг. И я несказанно горд и счастлив, потому что, приглашая гостей из других стран, критиков, киноведов, которые ездят по фестивалям мира, которые образованны и видели множество лент, знаю, что здесь для них найдется, что посмотреть, чего они не могли увидеть где-то еще.

Жанна КОТЛЯРОВА


Погода
Минск
Барановичи
Бобруйск
Борисов
Брест
Варшава
Вильнюс
Витебск
Гомель
Гродно
Жлобин
Киев
Лида
Минск
Могилёв
Мозырь
Москва
Орша
Полоцк
Рига
Санкт-Петербург
Солигорск
МЧС предупреждает
Курсы валют
Нацбанк Лучшие курсы
Покупка Продажа
EUR
2.3272 BYN 2.322 BYN 2.334 BYN
USD
1.9984 BYN 1.995 BYN 1.998 BYN
RUB
3.1481 BYN 3.13 BYN 3.15 BYN
Подробнее курсы валют нацбанка Лучшие курсы
ТВ программа

Видео

Новый механизм финоздоровления проблемных предприятий АПК обсудили на совещании у Президента

Инфографика

Экспорт продукции АПК Экспорт белорусской сельхозпродукции в январе-мае вырос на 6,5% и достиг $2,071 млрд.