Мобильная версия
ГОСОРГАНЫ
Круглый стол

Переговоры Беларуси с МВФ: ключевые точки и баланс интересов

19.10.2016 | 11:00

Делегация Беларуси с 5 по 7 октября приняла участие в осеннем заседании советов управляющих Всемирного банка и Международного валютного фонда, которое проходило в Вашингтоне. Представители белорусских властей обсудили с экспертами МВФ условия дальнейшего реформирования экономики Беларуси для привлечения очередного кредита фонда. Итоги переговоров, рекомендации фонда и готовность Беларуси их выполнять обсудили представители руководства министерства финансов, министерства экономики, Национального банка, а также эксперты во время круглого стола в пресс-центре БЕЛТА.

Участники:

Дмитрий Калечиц Заместитель председателя правления Нацбанка Беларуси
Александр Заборовский Главный советник председателя правления Нацбанка
Максим Ермолович Первый заместитель министра финансов Беларуси
Александр Швец Председатель Белорусской научно-промышленной ассоциации (БНПА)
Михаил Ковалев Декан экономического факультета Белорусского государственного университета
Александр Чубрик Директор Исследовательского центра Института приватизации и менеджмента
Лента новостей
Все новости

Делегация Беларуси с 5 по 7 октября приняла участие в осеннем заседании советов управляющих Всемирного банка и Международного валютного фонда, которое проходило в Вашингтоне. Представители белорусских властей обсудили с экспертами МВФ условия дальнейшего реформирования экономики Беларуси для привлечения очередного кредита фонда. Итоги переговоров, рекомендации фонда и готовность Беларуси их выполнять обсудили представители руководства министерства финансов, министерства экономики, Национального банка, а также эксперты во время круглого стола в пресс-центре БЕЛТА.

- Насколько важен для Беларуси новый кредит МВФ, и сможет ли страна обойтись без него?

Максим Ермолович: Во взаимоотношениях с МВФ кредитная программа не имеет первостепенного значения. Речь идет о целом комплексе сбалансированных между собой мер экономической и социальной политики государства, которые направлены на то, чтобы государство после окончания программы в долгосрочной перспективе выходило на устойчивый экономический рост и не было подвержено различного рода шокам и кризисам, возникающим как внутри страны, так и за ее пределами.

Для Беларуси кредит МВФ, который может превышать $3 млрд, - это самые дешевые из всех возможных к привлечению средств. И это не только кредит МВФ. К этому пакету прилагается целый комплекс дополнительных инструментов. Это и заем на цели развития Всемирного банка. Размер его зависит от пакета структурных преобразований, заложенных в совместную с МВФ программу, и составляет около $200-300 млн. Эти деньги идут напрямую в бюджет на реализацию тех или иных социальных и экономических мер.

Также не исключена возможность привлечения ресурсов Европейского союза, так как он традиционно сопровождает программы МВФ своими кредитными ресурсами. Такая макрофинансовая помощь ЕС может составлять до $500 млн на период реализации программы.

И в целом надо понимать, что программы с МВФ придают любому инвестору больше уверенности. Будь то инвестор, вкладывающий средства в предприятие, развитие экономики, или инвестор, который покупает ценные бумаги правительства на международном рынке. У него больше уверенности в том, что экономика страны сможет в долгосрочном периоде сгенерировать необходимые доходы и рассчитаться по долгам. Это снижает стоимость любых привлечений - и корпоративных облигаций, и государственных.

Если переложить этот эффект на государственные облигации, то, по оценкам экспертов, ставка, по которой Беларусь как суверен может заимствовать деньги на внешнем рынке, на 1,5-2% в год будет дешевле с программой МВФ, нежели без нее.

Дмитрий Калечиц: Мы обратились к Международному валютному фонду, чтобы он поддержал своим финансированием те меры, которые уже заложены в наших программных документах и реализуются правительством и Национальным банком.

Кредит МВФ - это потенциальный реальный источник дополнительного финансирования для нашей страны. Основные плюсы заключаются прежде всего в том, что мы сумеем быстро нарастить золотовалютные резервы, улучшится структура внешнего долга. Кроме того, это положительно скажется на инвестиционном климате, позволит расширить доступ к международным рынкам капитала, что, соответственно, улучшит наш страновой рейтинг, а также, в конечном итоге, позволит заместить долговую нагрузку на недолговую - прямые иностранные инвестиции, а это - одна из ключевых задач для государства.

Снизится и стоимость заимствований. Государство, бюджет, предприятия и финансовые институты несут достаточно большую нагрузку, связанную с выплатой процентов. Эта величина по году составляет $1,2 млрд, что формирует дефицит текущего счета, риски для макроэкономической ситуации. Поддержка мер, которые реализуют правительство и Национальный банк, со стороны МВФ приведет к оздоровлению экономики, повышению доверия к нашей стране, созданию условий для устойчивого долгосрочного экономического роста и роста благосостояния.

Александр Заборовский: Не должно складываться впечатление, что программа МВФ - это что-то отдельное, живущее своей жизнью, а программа деятельности правительства, меры экономической политики, реализуемые в Беларуси, - это что-то другое. Если посмотреть на программу деятельности правительства, основные положения программы социально-экономического развития, одобренные на Всебелорусском народном собрании, то противоречий нет. Переговорная позиция, которую сегодня отстаивает белорусская сторона, базируется на этих документах. Таким образом, суть работы с МВФ - это просьба правительства и Национального банка как членов фонда поддержать меры экономической политики, которую реализуют правительство и Нацбанк, ресурсами фонда.

И плюсов здесь немало. Это и подушка безопасности для золотовалютных резервов, и повышение доверия к инвестированию в нашу экономику. А прямые иностранные инвестиции - это один из приоритетов, который мы выбрали в текущем пятилетии. Это доступ к более дешевым кредитам для возможности рефинансирования корпоративного долга.

В чем основная дискуссия? В скорости реализации, глубине и последовательности тех или иных мероприятий. Многие из направлений, заложенных в программе правительства, имеют пятилетний горизонт, а некоторые даже выходят за эти сроки. Коллеги из МВФ настаивают на том, чтобы целый ряд мер, которые запланированы с более длительным горизонтом, реализовывались скорее. Речь идет о мероприятиях в сферах денежно-кредитной, бюджетно-налоговой, структурной политики, реальном секторе экономики. Скорость, последовательность, взаимная согласованность всего пакета мер экономической политики, чтобы выйти на устойчивый экономический рост, и является, собственно, предметом переговоров.

- Давайте послушаем мнение наших экспертов. Новый кредит МВФ для Беларуси - это острая необходимость или желательная "подушка безопасности"?

Михаил Ковалев: Поддерживаю общее мнение: в данной ситуации кредит нам нужен. Правда, мы несколько по-разному с МВФ понимаем, как должна развиваться экономика Беларуси. Считаю, в этом вопросе стоит чуть "поторговаться", но желательно быстрее получить кредитные ресурсы.

Кредит МВФ - это "отмашка" другим инвесторам, мировым банкам о перспективности сотрудничества с Беларусью, возможность удешевить заимствования. Кроме того, такие кредитные ресурсы выдаются не на потребление, а на обеспечение платежного баланса. Создание дополнительной подушки безопасности положительно скажется на выполнении плановых показателей по инфляции, обязательств по выплате долга.

Александр Швец: Хочу поддержать Максима Леонидовича. Сотрудничество с МВФ однозначно должно дать положительный результат. Представители бизнеса понимают, что без выполнения условий, рекомендуемых МВФ, не будет переговоров по кредиту.

Своеобразная корректировка экономического курса неизбежна для нашей страны, это уже понимают не только специалисты, но и население. Но мы не говорим, что она должна быть обвальной. Нам всегда казалось, что Беларусь немного тормозит с определенными реформами, но, может, в этом и был свой смысл. Необходимость структурных изменений должен на своем уровне осознать каждый. У меня складывается впечатление, что это сейчас происходит.

Александр Чубрик: Реформы инициируются той страной, которая будет их проводить. А МВФ решает, поддержать их или нет. Часто в СМИ приходится читать, что Международный валютный фонд нам что-то навязывает. Это не так, он согласовывает позицию, корректирует, советует. Реформировать экономику или нет - наше решение.

Беларусь обратилась в фонд за поддержкой в рамках механизма расширенного финансирования структурных изменений - не за стабилизационной программой, как в прошлый раз. То есть белорусская сторона сама признает наличие структурных дисбалансов, без решения которых невозможен устойчивый экономический рост, решение проблем в макроэкономической сфере.

- Уже отмечалось, что новый кредит МВФ поможет пополнить ЗВР Беларуси. Насколько велика сегодня потребность в увеличении резервов, и какую часть кредита планируется направить именно на эти цели?

Дмитрий Калечиц: Сейчас золотовалютные резервы Беларуси составляют $4,8 млрд. Это порядка 1,9 месяца импорта. Если говорить о том, каким должен быть уровень ЗВР с точки зрения полного обеспечения всех потенциальных рисков и шоков, с которыми может столкнуться страна, то он оценивается в $10-10,5 млрд.

Реализация программы с МВФ позволит нарастить уровень резервов к концу 2019 года до $9,5 млрд. В суверенной истории Беларуси такого высокого объема ЗВР не было. Это станет тем необходимым условием, которое сформирует позитивные ожидания как внутри страны, так и за рубежом, станет триггером для снижения инфляции и развития инвестиционной деятельности, основой для ценовой и финансовой стабильности, устойчивого экономического роста.

- На каких условиях МВФ готов предоставить Беларуси кредит? Чем новая программа, которая сейчас обсуждается, отличается от предыдущей?

Александр Заборовский: Прежде всего подчеркну, что Беларусь - суверенное государство, которое самостоятельно проводит свою экономическую политику, исходя из национальных интересов и приоритетов социально-экономического развития. Принципиальные решения в этой сфере приняты - и на Всебелорусском народном собрании, и при утверждении программы правительства в парламенте, и т.д. Это пакет мер, который направлен на ускорение экономического роста, повышение благосостояния населения.

Большинство программ МВФ носят стабилизационный характер и применяются там, где необходимо чрезвычайное финансирование из-за кризиса платежного баланса. Упор МВФ делается на меры денежно-кредитной и фискальной политики, которые позволяют эти проблемы решить.

Но мы говорим о том, что программа МВФ с Беларусью должна быть особой, учитывающей специфику развития страны, пройденный путь социально-экономического развития.

Уже целый год мы ведем переговоры по каждому из пунктов экономической политики для того, чтобы вместе с использованием лучшего международного опыта, аргументов, которые белорусская сторона предъявляет в ходе переговорного процесса, сделать такой дизайн программы, который бы базировался на решениях в области экономической политики, принятых в нашей стране, и который бы позволил минимизировать возможные риски в краткосрочном периоде. Тем не менее мы должны учитывать, что у МВФ есть определенный стандарт программ.

Александр Чубрик: У нас есть программа с Евразийским фондом стабилизации и развития (ЕФСР). И в программе ЕФСР, и в программе МВФ написано, что конечной целью является устойчивый экономический рост. Но программа ЕФСР больше направлена на макроэкономические аспекты, а программа МВФ - на структурные элементы.

Важно и то, что программа с МВФ не сама по себе - она сопровождается рядом других международных документов, которые позволяют решать проблемы. Важен кредит на цели развития от Всемирного банка и возможная поддержка от ЕС. Например, последний кредит на цели развития, который мы получили в 2009 году, позволил Беларуси создать систему адресной социальной помощи.

Михаил Ковалев: Главная задача для руководителей экономических ведомств Беларуси - уметь профессионально убеждать МВФ в нашей правоте в некоторых вопросах. МВФ иногда не понимает существенных для нас деталей. В частности, МВФ требует сокращения государственного субсидирования экономики. Первое их требование - жесткое ограничение роста кредитов Банка развития. И первоначально мы с этим начали соглашаться. Но потом стали глубже разбираться и увидели, что разве кредитование Банком развития малого и среднего бизнеса является неэффективным субсидированием? Там предприниматели на равных условиях получают средства, как и во всех странах мира. МВФ согласился, когда мы привели убедительные аргументы, что этот пункт нужно исключить из лимита, которым ограничивалась активность Банка развития. Считаю, что экспортные кредиты тоже нужно исключить из лимита, может быть, при этом расширив перечень тех, кому они выдаются.

- По каким ключевым вопросам в реальном секторе экономики идут переговоры?

Александр Заборовский: Это повышение эффективности распределения ресурсов в экономике, изменение подходов к субсидированию экономики, в том числе и вопросы тарифной политики на жилищно-коммунальные услуги, содействие развитию частного сектора, повышение эффективности работы государственных предприятий.

- Наиболее чувствительным является вопрос о повышении стоимости жилищно-коммунальных услуг для населения, что позволит в будущем уйти от перекрестного субсидирования. Как будут расти тарифы, и достаточно ли одного механизма безналичных жилищных субсидий для поддержки социально уязвимых слоев населения?

Александр Заборовский: Существующая система субсидирования в секторе жилищно-коммунального хозяйства имеет два элемента. Первый - это перекрестное субсидирование, когда предприятия за счет более высоких тарифов для себя оплачивают часть стоимости услуг для населения. В результате на общем рынке Евразийского экономического союза наши производители находятся в худших условиях по сравнению с конкурентами, что, естественно, сказывается на их конкурентоспособности. Особенно это касается энергоемких предприятий — металлургии, нефтехимического комплекса, машиностроения.

Второй элемент - это бюджетный канал, который направлен на субсидии всем слоям населения вне зависимости от их дохода. Поэтому, с классической точки зрения, существующий механизм субсидирования услуг ЖКХ требует совершенствования, что принесет целый ряд существенных эффектов для экономики. Уход от перекрестного субсидирования позволит повысить конкурентоспособность белорусских предприятий, а часть бюджетных средств, которые сейчас равномерно распределяются всем слоям населения, будет целевым образом направлена на субсидии наиболее уязвимым гражданам.

Что касается нашей переговорной позиции по тарифам на ЖКУ, то мы предлагаем коллегам из МВФ рассматривать тарифы на ЖКУ не обособленно, как это было во многих классических программах, а в увязке с тремя важнейшими темами.

Первая тема - это серьезное снижение затрат наших монополий. Мы считаем несправедливым перекладывать избыточные затраты монополий на население. Поэтому процесс изменения тарифов должен идти в четкой увязке со снижением затрат монополий и повышением эффективности работы систем ЖКХ и энергетики.

Второй момент связан с тем, что процесс должен идти параллельно с развертыванием эффективной системы адресной социальной защиты населения. То есть не должно получиться так, что тарифы повысились, а система адресной соцзащиты не успела отреагировать на нужды малообеспеченных, уязвимых граждан.

Третья тема заключается в том, что необходимо иметь в виду развитие энергетического рынка в ЕАЭС. В среднесрочном периоде цены на энергоносители в Союзе должны быть унифицированы. Прошедшие переговоры с российскими коллегами это подтверждают. Поэтому мы должны взвешенно подходить к среднесрочному прогнозу цен на природный газ, для того чтобы заранее не "задирать" расчетные затраты монополий.

Очевидно, что вышеописанные подходы выходят далеко за пределы простого механического повышения тарифов в несколько этапов. И это составляет один из основных предметов переговоров. Как и в начале нашего диалога с МВФ, белорусская сторона настаивает на том, чтобы в первую очередь был отдан приоритет мерам социальной защиты. Также наши монополии должны иметь четкий и амбициозный план снижения затрат.

Понятно, что эти изменения не в один год происходят, речь о среднесрочной программе. Но у нас уже внедряются новые подходы в системе ЖКХ, есть мощный пакет предложений, который наработан нашим ведомством. Также есть предложение по реструктуризации и повышению эффективности энергетической отрасли.

Вместе с тем сегодня есть две основные точки повышения возмещения затрат населением: до конца 2017 года мы должны выйти на 75%, к концу 2018-го - на 100%. В принципе, эти цифры не являются новостью, они отражены в программе деятельности Правительства на пятилетку. Другой вопрос – на сколько должны быть повышены тарифы в абсолютной величине, чтобы мы достигли цели по уровню возмещения тарифами затрат. Вот здесь и предстоит наша большая домашняя работа с монополиями, с системой адресной социальной защиты населения. Все должно пройти так, как требует глава государства: максимально прозрачно и эффективно, чтобы в результате повысилась эффективность распределения ресурсов в экономике.

Хочу также отметить, что коллеги из МВФ нас слышат. Но они просят серьезных гарантий того, что заявленные уровни возмещения затрат населением на услуги ЖКХ будут достигнуты.

Относительно 2017 года мы говорим о том, что с 1 января, как и положено в соответствии с действующим законодательством, произойдет повышение стоимости услуг ЖКУ приблизительно на Br10. Дальше в течение года будет идти работа по снижению затрат монополий и использованию возможностей ЕАЭС. При необходимости будет идти речь о втором этапе роста тарифов. Но это произойдет так, чтобы воздействие на уязвимые слои населения было минимальным.

Максим Ермолович: На начальных этапах переговоров с МВФ речь шла о том, чтобы через канал повышения тарифов на ЖКУ провести ограничение внутреннего спроса, то есть обеспечить более высокие расходы населения по неторгуемым секторам, тем самым сократив потребление импортных товаров. Это стандартная, реализуемая во всех странах по программам с МВФ политика. С этой точки начали переговоры.

В результате мы добились того, что все сэкономленные средства от сокращения субсидий организациям ЖКХ могут быть перенаправлены в полном объеме на адресную социальную поддержку населения. То есть речь идет не об ограничительной мере самого повышения тарифов, а о структурных изменениях, которые приведут к более эффективному распределению ресурсов: не субсидии всем, а субсидии только тем, кто в них нуждается. Это первая позиция, по который МВФ отошел от стандартных программ в переговорах с Беларусью.

Мы изначально входили в переговоры с МВФ с жесткой позицией: при реформировании тарифов на услуги ЖКХ человек не должен пострадать. Поэтому, кроме того, что должен быть наведен порядок с затратами в организациях ЖКХ, надо построить систему социальной защиты такую, которая бы к этому окончательному эффекту привела: чтобы люди получили простой надежный инструмент поддержки без лишних бюрократических процедур. Тогда и родилась идея предоставления безналичных жилищных субсидий. Запущенная нами система дает нам возможность повышать тарифы, ориентируясь на целевую задачу выхода на 75% возмещения к концу 2017 года.

Но этого недостаточно. Работа по построению адресной социальной защиты населения должна совершенствоваться. Здесь есть ряд технических ограничений. Наши возможности, к сожалению, пока ограничены тем, что нужно создавать специальные институты, системы отчетности, выстраивать техническую инфраструктуру предоставления субсидий. Этим эффективно занимается Национальный банк совместно с Министерством жилищно-коммунального хозяйства. Уверен, что они добьются хороших результатов.

Система готова, она ориентирована на доход по тем группам населения, которые наиболее уязвимы, которые имеют доходы значительно ниже средних. На очереди бюджетники, дальше - другие группы, по которым будет выстраиваться информационная база, по которым мы будем собирать сведения о доходах, формировать систему, которая будет автоматически начислять субсидию, ориентируясь на доход семьи, вовлекая в этот процесс все больше и больше потенциальных получателей. Но при этом будем очень осторожно двигаться в повышении тарифов.

Пока в переговорах с МВФ в части повышения тарифов на ЖКУ точка не поставлена, потому что нам учитывать и наши возможности, и требования МВФ. Но ориентиры у нас общие: мы должны 75% возмещения обеспечить к концу 2017 года, прилагая все усилия, чтобы система адресной социальной защиты была выстроена. И к концу 2018 года выйти на полную окупаемость. К этому времени должна будет действовать развитая система адресной социальной защиты населения. И это самое необходимое условие всей реформы тарифов на ЖКУ.

Дмитрий Калечиц: На базе небанковской кредитно-финансовой организации "Единое расчетное и информационное пространство" (ЕРИП) сформирована автоматизированная информационная система "Расчет-ЖКУ". Работа в этом направлении ведется с начала текущего года, уже загружено более 3,5 млн лицевых счетов домашних хозяйств. Получена и сформирована база доходов, произошла интеграция, сделаны соответствующие расчеты, основывающиеся на больших массивах данных. В ноябре произойдет первое начисление безналичных субсидий для неработающих пенсионеров и инвалидов.

Существующей системы недостаточно, но она вполне соответствует текущему уровню тарифов. В дальнейшем мы планируем на основании лучшего международного опыта с привлечением Всемирного банка, миссия которого должна в ближайшее время прибыть в Минск, отработать и усовершенствовать эту систему и запустить вторую ступень адресной социальной поддержки населения, которая должна охватить все уязвимые слои и не допустить роста бедности. Это и есть наша основная цель.

- Расскажите, пожалуйста, подробнее о втором этапе развития системы адресной социальной поддержки населения.

Максим Ермолович: Для начала мы планируем расширить первый уровень системы, для чего нужно собрать данные о зарплатах с большего количества предприятий и по большему кругу граждан.

Но будет и второй уровень, более сложный. Его внедрение предполагается ближе к 2018 году. Здесь мы работаем в тандеме с Всемирным банком, пытаемся найти лучшие способы.

Мы говорим о том, что ориентироваться только на доход в отношении получения субсидий достаточно сложно. Есть целый круг граждан, которые будут нуждаться в этих субсидиях даже при более высоких доходах, чем у другой семьи с меньшим уровнем дохода и такими же затратами на услуги ЖКХ. Например, многодетные семьи. Или семьи, которые выплачивают кредиты на строительство жилья, или семьи, у которых по определенным обстоятельствам есть расходы, которые должны учитываться при расчете субсидий. Этот круг семей - не такая большая база. Субсидии второго уровня будут составлять маленький объем бюджетных расходов, но они будут иметь весьма высокий уровень целевой направленности.

Идея второго уровня адресной социальной поддержки заключается в том, что входящие в нее категории после всех необходимых расходов на ЖКУ должны располагать объемом средств, обеспечивающим нормальный уровень жизни, и не перейти черту бедности. Это так называемый гарантированный доход. Мы не должны оставить за бортом этих людей.

- При разработке данной системы вы наверняка применяли ведущий мировой опыт. Какая модель лежит в основе?

Максим Ермолович: Международного опыта в данной сфере, к сожалению, не существует. Каждая страна с этой проблемой справляется самостоятельно и, надо признать, по-разному. Для нас важно, чтобы человек пострадал как можно меньше, хотелось бы выстроить такую систему, которая позволяла бы человеку без лишних бюрократических процедур получить необходимую помощь.

Александр Швец: Согласен с тем, что нужно снижать себестоимость жилищно-коммунальных услуг за счет уменьшения издержек монополий на их оказание. Позитивную роль, несомненно, сыграет стабилизация и прогнозируемость цен на энергоносители.

Но я предлагаю взглянуть на проблему субсидирования услуг ЖКХ с другой стороны. Хотел бы поднять такой серьезный вопрос: как оптимизировать систему хозяйствования в стране, чтобы повысить уровень доходов домашних хозяйств ко времени введения 100-процентной оплаты за ЖКУ? В связи с этим предлагаю вынести на обсуждение еще одну очень острую тему - о государственной собственности. Удастся ли без изменения отношения к госсобственности повысить эффективность работы экономики и, соответственно, уровень благосостояния населения?

Максим Ермолович: Это ключевой вопрос. Программа правительства предполагает целый набор мер, одна из важнейших - реформа системы управления государственными предприятиями.

Между тем хочу вернуться к теме перекрестного субсидирования. По оценке, в настоящее время предприятия несут дополнительную нагрузку около $1 млрд ежегодно из-за разницы в тарифах для населения и реального сектора экономики. По мере уменьшения нагрузки на предприятия в процессе ликвидации перекрестного субсидирования высвобожденные средства пойдут в том числе и на повышение заработной платы работников.

Михаил Ковалев: Необходимо убеждать население, в том числе посредством СМИ, что повышение тарифов неизбежно, приучать людей к этой мысли. Надо объяснять, что наша экономика не может существовать в условиях, когда население платит за газ и электроэнергию вдвое меньше их стоимости, а предприятия переплачивают как минимум в полтора-два раза. В том числе и по этой причине продукция отечественных предприятий теряет конкурентоспособность по ценовому фактору.

К слову, по стоимости для населения электроэнергии Беларусь находится на третьем месте после России и Казахстана, у которых собственные энергоресурсы. Жители других стран платят вдвое больше, чем у нас. А в Дании цена электроэнергии для населения в 10 раз выше, чем в Беларуси.

Повышение тарифов, поэтапная ликвидация перекрестного субсидирования приведут к снижению себестоимости продукции белорусских предприятий и, соответственно, к повышению ее конкурентоспособности. Это в конечном итоге позитивно скажется и на доходах населения.

- Александр Иосифович затронул очень важную тему - повышение эффективности госуправления...

Александр Заборовский: В наших главных программных документах речь идет о модернизации отношений собственности - такой мандат дан на текущее пятилетие правительству Президентом, парламентом, Всебелорусским народным собранием.

Процитирую некоторые положения одобренной пятилетней программы: активизация малой и средней приватизации, ориентированной на привлечение инвестиций, модернизацию производства и создание новых рабочих мест; привлечение ведущих мировых компаний с капитализацией более $1 млрд для реализации проектов с высокой добавленной стоимостью; внедрение передовых практик корпоративного управления на государственных предприятиях с установлением главного критерия для руководителей "максимизация прибыли"; выпуск акций крупнейших компаний на международных биржах с целью роста капитализации. Государственная и частная собственность должны быть эффективными и прибыльными. Вот те основные направления экономической политики, которые являются руководством к действию для правительства. И в диалоге с Международным валютным фондом по вопросу повышения эффективности государственного сектора экономики мы руководствуемся положениями этих программных документов.

Хочу особо акцентировать внимание на создании равных условий работы и конкуренции для государственных и частных компаний, для предприятий с государственными и частными инвестициями (в частности, речь идет о льготном кредитовании, субсидировании и т.д.). Еще один очень важный аспект - приоритет финансовых показателей над иными, то есть ориентироваться нужно в большей степени на показатели прибыли, наличия финансовых средств на счету и в меньшей степени - на валовые показатели.

Что делать с убыточными предприятиями либо с теми предприятиями, которые, перейдя на конкурентный принцип распределения государственной поддержки, оказываются неспособными эффективно работать на рынке? С коллегами из Министерства финансов, Национального банка, реального сектора экономики мы выработали эшелонированный подход к решению этого вопроса.

Предприятия разделили на три группы. В первую группу входят те, что вполне нормально работают, не получая господдержку, устойчиво присутствуют на рынке, имеют удовлетворительные финансовые показатели. Основная задача в отношении этих предприятий - повышение эффективности управления, применение прогрессивных управленческих технологий.

Вторая группа - это предприятия, которые имеют нормальные денежные потоки от текущей деятельности, но при этом есть большая перегруженность долгами, влияющими на устойчивость субъекта хозяйствования. Перед правительством стоит серьезная задача этот накопленный долг конвертировать в капитал. Первый способ - привлечение инвестора, чтобы предприятие, дополнительно выпуская акции, снижало соотношение долга и капитала и таким образом наращивало финансовую устойчивость. Национальный банк уже вышел с инициативами по упрощению порядка обращения ценных бумаг. Минэкономики работает во взаимодействии с Минфином по упрощению механизма конвертации долга в капитал. Второй способ - поддержка бюджета, но, как вы понимаете, бюджетные ресурсы ограниченны, использовать этот инструмент нужно очень осторожно. Третий способ заключается в том, чтобы банки имели возможности перевода долга в капитал (с таким предложением вышел Нацбанк, оно находится в стадии обсуждения). Иными словами, вопрос в том, кто возьмет на себя реструктуризацию долга - государство, иностранный инвестор или частная структура.

Третья группа включает предприятия закредитованные, с большими долгами и неэффективной текущей деятельностью. Это наиболее сложная ситуация, хотя ответы на нее тоже есть. Во-первых, это работа Агентства по управлению активами (в основном речь идет о сельскохозяйственных предприятиях). Во-вторых, это работа межведомственной группы, которая принимает решения в отношении предприятий реального сектора экономики, направленные на то, чтобы как минимум перевести их во вторую группу. В-третьих, это управляемое банкротство, когда предприятие не может выжить и затраты на поддержание его на плаву выше, чем эффект от того, что оно продолжает функционировать.

С МВФ обсуждаем проведение глубокой финансовой диагностики по каждому госпредприятию и независимого аудита - по каждому крупному предприятию. Здесь наши позиции совпадают: надо детально проанализировать ситуацию, чтобы оценить величину фискальных рисков, причем сконцентрировать это в одной системе управления фискальными рисками (Минфин). Впервые по всем предприятиям государственной собственности будет проведена такая глубокая финансовая диагностика и оценены фискальные риски.

Во-вторых, это укрепление надзора за государственными предприятиями с точки зрения разделения функций государства как регулятора и собственника. Цель заключается в том, чтобы функцию собственника реализовывали на профессиональной основе в отношении государственного имущества. Во главу угла ставится повышение эффективности корпоративного управления.

И третье - упрощение механизма привлечения инвестиций в акционерный капитал. Здесь обсуждается возможность наделить Агентство по управлению активами более широкими полномочиями.

Необходимо подготовить стратегию работы с государственным сектором экономики, включающую эти ключевые положения. Рабочая группа создана во главе первым заместителем премьер-министра.

Максим Ермолович: Все звучит фундаментально: оценка фискальных рисков, построение на этой базе направлений совершенствования деятельности. Но на самом деле это стандартная в нашем понимании финансово-экономическая работа, которая должна вестись каждым предприятием. И на многих предприятиях эта работа организована. Речь идет лишь о систематизации этой работы и получении необходимой информации для принятия управленческих решений на самом высоком уровне. Все достаточно просто.

Так получилось, что все риски, которые связаны с деятельностью предприятий государственной формы собственности, в конечном счете так или иначе влияют на исполнение бюджета - или через платежи налоговые, или через потребность в какой-то государственной поддержке. Поэтому в качестве органа, который должен проводить комплексную оценку рисков, и выбрано Министерство финансов - как орган, отвечающий за формирование и исполнение бюджета в нашей стране.

Система оценки фискальных рисков, которую Министерство финансов должно построить, будет базироваться, конечно же, на информации, которую предоставляет Национальный статистический комитет, оценке деятельности предприятий, которую проводят отраслевые министерства. И мы хотели бы подключить к этой работе нашу национальную экономическую науку, чтобы наиболее комплексно оценивать фискальные риски.

Фискальные риски связаны не только с тем, что, к примеру, завтра какие-то изменения ждут МАЗ или как-то поменяется ситуация на рынке продукции деревообрабатывающей отрасли. Это будет комплексный анализ, который будет учитывать и влияние изменения цен на калийные удобрения, цен на нефть, вообще изменения мирового рынка, тех или иных товаров. То есть комплексная и глубокая оценка. И понимать, что происходит на наших предприятиях, очень важно. При этом должна поменяться и система отчетности на самих предприятиях.

Основные предприятия, влияющие наибольшим образом на бюджет, должны формировать свою отчетность не только по национальным счетам, но и в привычной для собственника или инвестора форме формировать эту отчетность по международным стандартам финансовой отчетности. И эта отчетность должна аудироваться. У Министерства финансов нет ни трудовых, ни материальных возможностей перепроверять отчетные данные на каждом предприятии. Поэтому должна быть отстроенная система внешнего и внутреннего аудита на предприятиях.

Здесь тоже много над чем еще надо работать. И эта работа будет организована опять же Министерством финансов. То есть это охват международными стандартами отчетности большего количества предприятий. Это достоверный качественный аудит этой отчетности. Это система информирования органов власти о своей деятельности каждым предприятием. Это научная оценка внешних и внутренних факторов, влияющих на работу предприятий. И, если хотите, экономическое прогнозирование тех или иных явлений. И это важные выводы для деятельности всей государственной системы. Какие решения надо принимать, какие решения будут способствовать более качественному регулированию тех или иных сфер деятельности?

Это то, что касается оценки фискальных рисков. И здесь группировка предприятий на хорошо работающие, на требующие государственной поддержки и требующие ликвидации будет в определенной мере более адаптивная к ситуации и, конечно же, будет меняться со временем. То есть это непрерывный процесс. Процесс работы с предприятиями.

Теперь вторая сторона. Наверное, самая важная с социальной точки зрения и составляющая нашу наибольшую заботу. Это процесс социальной адаптации к новым условиям управления государственными предприятиями. Что делать с работниками предприятий, на которых оптимизируется численность занятых? Как найти способ их социальной защиты? Как не создать новую социальную проблему в стране? Это, наверное, самый сложный вопрос, и, к сожалению, готовых рецептов для того, чтобы решить эту проблему, нет. И с ней правительству придется разбираться самостоятельно, здесь никакой МВФ не поможет.

На сегодняшний день это самая сложная и самая чувствительная проблема, которая препятствует более активной реализации всей повестки структурных реформ. Задача Министерства финансов здесь - сформировать в бюджете, не создавая угрозу бюджетной сбалансированности, достаточные резервы для выплаты пособий по безработице, выплаты той стипендии, которую должны получать люди, если они потеряли работу в связи с реформированием государственных предприятий. Самое важное - не оставить человека один на один с этой проблемой. Четко выстроить механизм, при котором он получит квалифицированную обучающую программу по переподготовке и перейдет на новое место работы. Это то, о чем говорит Президент: надо каждого работника ликвидируемого предприятия взять за руку и перевести на новое.

Это задача максимум для правительства. Каким мы видим ее решение? Во-первых, это увеличение пособия по безработице до определенного уровня. Сейчас обсуждается уровень среднедушевого бюджета прожиточного минимума (в настоящее время БПМ равняется Br175,50).

Но этого недостаточно. Во-первых, надо понимать, что это только очень короткий период времени. Максимум шесть месяцев. И в этот период человек должен заниматься активным поиском работы. Он должен воспользоваться системой переподготовки. Она у нас в стране есть, мы не утратили ту систему профессиональной подготовки, которая была при Советском Союзе.

Существуют средние специальные учебные заведения, созданы за это время специализированные учебные заведения. На одно из них мы пригласили посмотреть наших коллег из Международного валютного фонда, и они остались, я думаю, довольны тем, что увидели. Есть профессиональные центры по переподготовке. Человек должен прийти туда, получить необходимый уровень квалификации. И через этот профессиональный центр все вновь создаваемые предприятия в стране должны рекрутировать себе работников. Это то, о чем мы, собственно, и радеем с Александром Иосифовичем. Вот если эта система будет отстроена, я думаю, что никаких социальных рисков новая система управления государственными предприятиями, реформа сектора государственного управления не несет.

Проект решения главы государства уже в правительстве обсужден. Я думаю, будет доложен в ближайшее время главе государства. Это первый этап - этап подготовки условий для такой трансформации. Если будет все отлажено и начнет работать - не будет больших социальных рисков в этой ситуации.

Александр Заборовский: Максим Леонидович очень профессионально сделал пас в область Министерства экономики, говоря о том, что произойдет с людьми, которые попадут под сокращение, что будет вообще с рынком труда. Это как раз таки упирается в самый простой и одновременно самый сложный вопрос - вопрос экономического роста и создания новых рабочих мест.

Поэтому проблема оптимизации и повышения эффективности государственного сектора теснейшим и принципиальным образом связана с задачей восстановления и ускорения экономического роста. И здесь уже целая палитра инструментов, часть из которых есть в программе с Международным валютным фондом, а часть - далеко выходит за эту программу.

Только одно перечисление ключевых точек займет определенное время. Это вопросы поддержки малого и среднего бизнеса, бизнес-климата, стимулирования привлечения прямых иностранных инвестиций, развития частного сектора и интенсификации частных инвестиций - вопросы, которые сразу же затрагивают весь блок доступности кредитов, которые позволяют предприятиям развиваться и планировать бизнес на более долгосрочную перспективу.

На рынке труда есть естественный, нормальный уровень безработицы, который в любой стране присутствует. Это определенное число людей, которые всегда в поиске работы, в том числе ввиду конъюнктурных, циклических факторов. Но очень важно, и это уже задача для правительства, чтобы уровень безработицы не выходил за пределы, которые неприемлемы обществу. А это все вопросы экономического роста.

- МВФ призывает Беларусь проводить осторожную денежно-кредитную политику для сохранения макроэкономической и финансовой стабильности. Подчеркивается важность продолжения поэтапного отказа от целевого кредитования и контроля за ценами. Будут ли учитываться эти рекомендации?

Дмитрий Калечиц: Тот комплекс мер, который правительство предполагает принять, прежде всего в вопросах повышения эффективности деятельности государственных предприятий, является ключевым для достижения ценовой и финансовой стабильности. Это, в свою очередь, является основой дальнейшего повышения доступности ресурсов для экономики.

Очевидно, что та ситуация, которая складывается с рядом неэффективных предприятий, негативно влияет на банковский и финансовый сектор в целом, на его устойчивость. Не секрет, что в предыдущие годы масштабная поддержка неэффективных предприятий стала одной из причин для развития инфляционно-девальвационных процессов и определенных рисков для банковского сектора. Поэтому идти этим путем ни в коем случае нельзя. Фундаментом должен стать комплекс мероприятий по повышению эффективности деятельности государственных предприятий.

Мы предполагаем проводить денежную политику в тесной увязке с имеющимися экономическими подходами и программными документами. И то, что сейчас обсуждается с Международным валютным фондом, не имеет принципиальных отличий. Базовое - это вопросы, связанные с устойчивостью, создание соответствующих резервов, о которых мы уже говорили, – $9,5 млрд к концу 2019 года.

Что касается самих подходов к денежной политике, то предполагается сохранение плавающего обменного курса, сохранение монетарного таргетирования с постепенным переходом к более гибкому режиму - инфляционному таргетированию. Соответствующую стратегию мы в ближайшие месяцы должны подготовить и обсудить с коллегами как внутри, так и вне Национального банка. Эти подходы должны стать базисом для устойчивого экономического роста, дальнейшего снижения инфляции и процентных ставок, повышения доступности кредитов для экономики.

Если рассматривать более детально вопросы, связанные с ростом денежного предложения, ростом кредитов экономике, непосредственно параметры, то они в целом сходятся с расчетами, которые есть у экспертов МВФ в части расширения кредитной поддержки экономики, снижения процентных ставок. То есть наши подходы близки. То, что заложено в прогнозных документах, в частности поэтапное снижение инфляции (до 9% в 2017 году и до 5% к концу 2020 года), позволит нам через несколько лет говорить о формировании условий, которые необходимы для поддержания устойчивого экономического роста.

Также у нас реализуется ряд важных направлений и мероприятий по повышению финансовой стабильности, прежде всего в части совершенствования надзора за финансовым сектором. Это наши базовые стандартные мероприятия, которые мы планировали ранее.

Необходимо отметить, что еще одним позитивным моментом программы является получение высококлассной экспертизы со стороны МВФ, Всемирного банка. Поскольку в этих организациях действительно собраны одни из лучших в мире специалистов в области макроэкономики и финансов.

- С учетом проводимой работы по разделению предприятий на группы, важно понять, как будет применяться процедура банкротства в отношении наиболее проблемных из них. На днях премьер-министр заявил, что эта процедура затронет единицы предприятий.

Александр Заборовский: Главное направление экономической политики в этой части - это не делать никаких искусственных шагов. Не должно быть какой-то кампанейщины. Мол, давайте всех тех, кто по каким-то критериям не соответствует, обанкротим. Или - давайте никого не банкротить. Основной принцип - экономическая рациональность и обоснованность принимаемых мер. И здесь у нас есть очень четкое законодательство в стране по вопросам банкротства: какое предприятие признается устойчиво неплатежеспособным, каким образом инициируется процедура банкротства. Но самая главная и принципиальная составляющая - если сегодня мы, прогнозируя финансовые потоки определенного предприятия, видим, что оно обременено долгами и при этом продолжает увеличивать эту задолженность, потому что финансовые потоки не позволяют устойчиво функционировать - не то что обслуживать долг, но и даже зарабатывать себе на жизнь, - это уже серьезный сигнал в большинстве случаев.

Это проблема, решение которой, так или иначе, пойдет либо через управляемое банкротство, либо, для некоторых, это может быть какая-то глубокая санация. Но всегда это происходит за счет кого-то. В первую очередь, конечно, мы стараемся, чтобы это было за счет предприятия: снижения затрат, оптимизации, если необходимо, численности, повышения эффективности и так далее. Это первая составляющая. Но зачастую ее недостаточно.

Тогда в процедуру санации вступают все кредиторы. Это могут быть энергоснабжающие организации, с которыми не рассчитывается предприятие, либо поставщики сырья и материалов, банки и так далее. И тогда уже весь пул кредиторов берет на себя определенные обязательства. И эти обязательства кредиторы берут с прогнозируемым определенным результатом - что через какое-то время предприятие будет способно после санации рассчитаться, после реструктуризации долгов выйти на устойчивую работу и так далее. И в случае, если оказывается, что ни при каких обстоятельствах это не происходит, запускается процедура ликвидации.

То есть здесь три тезиса. Нет никакой кампании по банкротству, нет никакой задачи обанкротить как можно большее количество предприятий - не об этом речь идет. Речь идет о том, что своевременно из экономики должны выводиться субъекты хозяйствования, которые своей неэффективностью оказывают влияние и на своих контрагентов.

Если предприятие малого и среднего бизнеса работает на предприятие с глубокими финансовыми проблемами - это означает несвоевременные расчеты, проблемы по всей цепочке платежей, в том числе проблемы у здоровых субъектов хозяйствования, потому что задержка расчетов влечет возникновение финансовых трудностей у этих предприятий. Это первая составляющая.

Вторая составляющая - это экономически обоснованный подход. Сегодня у нас есть развитое законодательство в этом вопросе. И те документы, которые приняты, в том числе и в отношении сельхозорганизаций, содержат процедуру, как это должно пройти. Премьер-министр был в Гомельской области. Там был сделан соответствующий доклад о ситуации в регионе, сделан анализ по каждому из предприятий. У нас целый ряд областей. Сегодня в рамках того законодательства, которое принято по агропромышленному комплексу, я думаю, мы дождемся всех результатов и в рамках законодательства будем действовать.

И третья очень важная составляющая. Если предприятие работает неэффективно, неустойчиво - это значит, что определенные ресурсы, и трудовые, и капитал, в экономике используются недостаточно эффективно. И, конечно, сохранение такого предприятия оказывает долгосрочные эффекты в принципе на потенциал экономического роста.

Поэтому задача не просто сохранить статус-кво. Задача экономической политики в том, чтобы максимально эффективно использовать труд и капитал для долгосрочного роста. И мы должны очень последовательно эту политику выстраивать. Как Максим Леонидович говорил и коллеги, с учетом социальных последствий, подразумевая, что эти социальные последствия должны быть абсорбированы и системой социальной защиты, и экономическим ростом.

Дмитрий Калечиц: Хотел бы добавить, что затронутые вопросы по проблемным предприятиям связаны с работой агентства по управлению активами. Соответствующий институт создан, он работает в русле принятых главой государства решений по конкретным активам. Идея заключается в том, чтобы по мере отработки этих механизмов расширять мандат данного института с большим количеством предприятий, с более широкими полномочиями для данного агентства, естественно, при активной работе и взаимодействии соответствующих государственных органов.

Ряд вопросов инициирован Национальным банком - это и расширение возможностей развития рынка ценных бумаг, и возможность трансформации части задолженности предприятий перед банками в ценные бумаги, как в виде корпоративных ценных бумаг, так и акционерного капитала, чтобы в дальнейшем эти финансовые инструменты появлялись на рынке. Это позволит уменьшить долговую нагрузку предприятий, станет определенным толчком для развития рынка ценных бумаг. То есть общий положительный экономический эффект несомненен.

Максим Ермолович: Хотелось бы, чтобы за системностью мы не потеряли самого смысла того, что будет происходить. А так кажется, что мы сейчас на три группы предприятия разделим, треть обанкротим, трети предоставим субсидии, а треть как жила, так и будет существовать, и ничего не поменяется.

На самом деле все не так просто. Предприятие будет обанкрочено только в том случае, и это будут единицы, когда мы будем понимать, что все меры, которые можно принять, приняты, и они не дали эффекта. И сегодня такая работа ведется по достаточно широкому кругу предприятий. Мы видим, что отдельные из них действительно несут убытки. Их финансовый результат за 2015 год неудовлетворительный. Их ситуация с задолженностью, с рентабельностью в 2016 году не улучшается. И по этим предприятиям ведется постоянная работа.

Могу назвать предприятия деревообрабатывающей отрасли, по которым достаточно много уже сделано, и виден эффект от этой работы, и как это все развивается. Прежде всего мы должны понимать, что эти предприятия убыточны, и с ними надо начинать работу и требуется более активное вмешательство всех министерств, банков, кредиторов, в том числе Министерства финансов. Долг - это, наверное, наибольшее, что по модернизированным предприятиям давит на баланс на сегодняшний день. Стоимость кредитов высокая, долги достаточно большие, в основном валютные. Девальвация, ухудшение ситуации на внешних рынках сказывается на их реальной платежеспособности и очень сильно давит на баланс этих предприятий. Поэтому первым этапом проводится реструктуризация долгов: или банки ее проводят, или участвует в этом Министерство финансов путем секьюритизации этих обязательств. То есть выпускает комфортные государственные инструменты для того, чтобы долг реструктуризировать. В принципе, долговая нагрузка предприятий ослабевает, по крайней мере, в текущем периоде.

Дальше предприятие должно параллельно с реструктуризацией долга оптимизировать свои затраты. Самое болезненное то, что оптимизация затрат должна производиться путем оптимизация выпуска. Оптимизация выпуска продукции приводит к сокращению занятости. Сокращение занятости - это наша забота. Это должно на себя взять государство, не оставить людей.

Когда предприятие оптимизировало свои затраты, видит снижение долговой нагрузки, можно посмотреть, как в этих условиях предприятие работает. Если оно получает прибыль - не надо ничего делать с этим предприятием. Оно будет развиваться, получать прибыль. Надо только выстроить правильный механизм управления на этом предприятии. Но если оно продолжает генерировать убытки, затраты на этом предприятии все равно превышают выручку - ну извините, такое предприятие не способно выжить в этих условиях. Оно только будет ухудшать общее экономическое положение всей страны. Значит, по нему надо принимать решение очень жестко. Я надеюсь, что таких предприятий будет очень мало.

Александр Швец: Я хотел добавить от бизнес-сообщества. У нас ведь есть абсолютно четкое понимание. Может быть, складывается впечатление, что бизнес-сообщество скажет: давай банкротить, если он банкрот. Во-первых, смысл банкротства - на самых ранних стадиях, когда видно, что он входит в эту процедуру, и чем раньше его обанкротим, тем "токсичность" его будет меньше. Ситуация в экономике и ситуация системы управления экономикой у нас такова. Мы можем говорить, что она в чем-то неэффективна, но она есть. И мы понимаем, что премьер, в общем-то, прав в том, что если сейчас запускать тотальную процедуру банкротства, она ничего не решит, кроме создания новых проблем.

Поэтому хочу очень коротко сказать: простых решений тут нет. Вопрос в другом - насколько мы четко обозначаем эти шаги.

Михаил Ковалев: Мне кажется, что центральная проблема этой пятилетки, от которой зависит, выполним ли мы ее и как мы будем жить, одна: научиться эффективно управлять государственными предприятиями.

Понятно, что наш исторический опыт показывает, что они у нас мгновенно не исчезнут, значит надо учиться эффективно ими управлять. Мы об этом уже очень много говорим, но мне кажется, что некоторые вещи надо просто быстрее делать. Например, в части улучшения корпоративного управления предприятиями.

Второе: мониторить финансовые потоки с точки зрения фискальных рисков - хорошо, но важнее научиться эффективно управлять финансовыми потоками госпредприятий. У них осталась старая советская система бухучета и управления. Хороший пример - деревообработка. Пришел Банк развития, пришли умные финансисты - буквально за 5 месяцев ситуация стала лучше. Надо переходить на международные стандарты. Ну, например, в России сейчас в госкомпаниях вводят полную централизацию финансов. Вводят казначейство, как в Минфине.

- В Вашингтоне состоялась встреча белорусской делегации с первым вице-президентом Европейского банка реконструкции и развития, вице-президентом Международной финансовой корпорации Димитросом Цицирагосом, представителями Всемирного банка. Какие направления сотрудничества обсуждались, и о чем договорились?

Александр Заборовский: У нас были продуктивные встречи с руководством Всемирного банка, Европейского банка реконструкции и развития, Международной финансовой корпорации.

Обсуждались вопросы по трем основным блокам. Во-первых, это все, что касается финансирования инфраструктуры и реализации в стране инфраструктурных проектов. В самом широком смысле этого слова. Это дорожная инфраструктура, инновационная, инфраструктура в здравоохранении, поддержка в повышении эффективности сектора жилищно-коммунального хозяйства и так далее. Это блок вопросов, которые обсуждались, и мы работали вместе с Всемирным банком, Европейским банком реконструкции и развития.

Вторая составляющая - вопросы, связанные с поддержкой малого и среднего бизнеса, предпринимательства. По большому счету, очень много инструментов в программе с Международным валютным фондом, они нацелены на раскрепощение инициативы, повышение эффективности и качества нашего делового климата, и мы также эти вопросы обсуждали. Александр Иосифович в курсе тех направлений, которые сейчас есть по поддержке малого и среднего бизнеса и доступа к более комфортному финансированию.

Были затронуты вопросы оценки регулирующего воздействия, перевода административных процедур, используемых малым и средним бизнесом, в электронный формат. То есть это то, что касается снижения нагрузки на бизнес.

И третья составляющая - это техническая и консультативная помощь, в первую очередь экспертиза, секторальная экспертиза, вопросы, связанные с жилищно-коммунальным хозяйством, энергетикой. Снижение затрат в этих отраслях требует и новых технологий и новых подходов в управлении. Лучшие практики, которые зарекомендовали себя, в том числе в странах-соседях, в Европе. По каждому из этих проектов, направлений мы вели обсуждение.

У нас такое видение, что порядка $350 млн мы от пула этих организаций - Всемирный банк, ЕБРР, МФК - сможем привлекать в экономику страны. Конечно, все они интересовались ходом переговоров с Международным валютным фондом, потому что эта сумма может быть как минимум удвоена в случае наличия программы с МВФ. У каждой из этих организаций в той или иной форме открывается дополнительный инструментарий, чтобы оказывать содействие государствам, которые в программе с Международным валютным фондом. Поэтому здесь можно было бы ставить задачу выйти на $1 млрд ресурсов, которые бы после заключения программы могли быть инвестированы в экономику нашей страны.

И, конечно, с точки зрения делового климата, Александр Иосифович знает, как эти проекты реализуются у нас, какая серьезная поддержка, в том числе и ЕБРР. Есть механизмы, которые мы запускаем с Банком развития, для того чтобы была расширена программа поддержки малого и среднего бизнеса. Это пакет проектов и договоренностей, которые серьезно влияют на развитие, создание новых рабочих мест, расширение возможностей притока капитала в нашу страну, для того чтобы инициатива и предпринимательство, как это и обозначено одним из приоритетов нашей пятилетней программы, стали серьезным фактором экономического роста.

- Получается, $350 млн - это то, что планируем привлечь на первом этапе?

Александр Заборовский: $350 млн - это то, что мы обсуждали как возможный портфель на ближайшее врем. В целом рассчитываем на то, что эта сумма может быть удвоена и дойти до $1 млрд. При этом надо принимать во внимание вопросы, связанные с займом на цели развития, расширение возможностей для участия этих организаций в финансировании инвестиционных проектов в частном секторе и сфере государственно-частного партнерства.

Александр Швец:Хочу подтвердить тезис Александра Михайловича. Во всяком случае, в части тех ресурсов, которые прорабатываются на развитие малого и среднего предпринимательства, абсолютно здравые инструменты проработаны. Действительно, они ждут финансирования. И на уровне Министерства экономики, Министерства финансов, Национально банка - я четко скажу: здравые подходы, хорошие наработки, они требуют финансирования. Но, как всегда, дьявол в деталях. Как это все опустится на уровень райисполкомов, горисполкомов?

Максим Ермолович: Добавлю по встречам в Вашингтоне. Состоялись переговоры с Азиатским банком инфраструктурных инвестиций. Это новая активно развивающаяся структура, с достаточно широким мандатом. Мы встречались с ее руководством и обсуждали возможности присоединения Беларуси к этому банку.

Достаточно подробно мы оговорили мандат функционирования банка, географию операций. Договорились о том, что будем продолжать совместную работу и в перспективе, возможно, Беларусь станет членом Азиатского банка инфраструктурных инвестиций. Это такой аналог Всемирного банка для стран Азиатского региона.

Но мы уже видим, что интересы этого банка выходят за пределы географической Азии и будут распространяться в том числе и на Европу и страны, которые имеют влияние на азиатскую торговлю и инфраструктурные азиатские проекты.

Также состоялась встреча с Эксимбанком США. Это целая система экспортного страхования и оценки экспортных рисков стран, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР).

Этой работой Министерство финансов занимается достаточно давно. Проблема в том, что, в соответствии с классификацией стран ОЭСР по оценке кредитных рисков, Беларусь относится к 7-й - наихудшей группе государств. Эта проблема нас заботит, и мы надеемся, что экономическая ситуация в стране дает возможность рассчитывать на повышение наших позиций, вплоть до 5-й группы. Это вопрос для рассмотрения экспертов ОЭСР. Мы пытаемся донести информацию до всех участников этого процесса, объяснить текущую экономическую ситуацию в Беларуси, дать какие-то комментарии своим коллегам.

Эксимбанк США как раз и является наиболее влиятельным в этой системе. Банк приветствует развитие взаимовыгодных отношений Беларуси и стран ОЭСР, позитивно оценивает происходящие процессы внутри страны. Есть определенные трудности по принятию решений в отношении Беларуси и распространения операций Эксимбанка на Беларусь в связи с тем, что мандат банка не может этого сделать. Там своя внутренняя процедура принятия решений. Но в перспективе будем надеяться на то, что Эксимбанк будет сотрудничать с Беларусью. Будем над этим активно работать.

Начало программы Беларуси с МВФ будет одним из ключевых позитивных факторов в решении о повышении кредитного рейтинга для нашей страны. Что этот рейтинг для нас значит? Это существенное снижение стоимости заемных ресурсов при проведении экспортно-импортных операций со странами ОЭСР, очень большое удешевление кредитных ресурсов во взаимной торговле. Это возможность расширения географии экспорта для наших предприятий, импорта технологического оборудования.

- Главный итог переговоров в Вашингтоне – диалог о новом кредите для Беларуси продолжится. Как будет выстраиваться взаимодействие с фондом? Когда ждем следующую миссию МВФ?

Дмитрий Калечиц: Хочу отметить, что руководство фонда позитивно оценило те шаги, которые предпринимают правительство и Национальный банк Беларуси. Мы договорились о том, что продолжим взаимодействие в части подготовки программы. В частности, в настоящее время будем отрабатывать отдельные макроэкономические параметры в рамках общего сценария.

Кроме того, мы договорились о ряде технических миссий по наиболее чувствительным вопросам, которые должны прибыть в Беларусь. Прежде всего это совместные технические миссии МВФ и Всемирного банка по вопросам, связанным с реформой жилищно-коммунального хозяйства, социальной поддержкой населения, а также по вопросам эффективности работы государственного сектора. Прибытие миссий ожидается в конце октября - начале ноября. По мере отработки этих элементов мы будем подходить к вопросам согласования программы.

Александр Чубрик: На мой взгляд, очень важно выстроить правильную коммуникацию по такому комплексному документу как программа с Международным валютным фондом. Не должно создаваться впечатление, что это набор каких-то разрозненных мер и действий, которые не связаны между собой. Ведь, с одной стороны, мы говорим об увеличении тарифов для населения, однако, с другой стороны, для предприятий тарифы будут снижаться, соответственно, это будет способствовать улучшению их финансовых показателей и сохранению рабочих мест. Снижение издержек также может помочь созданию новых рабочих мест, что в свою очередь позволит сохранить доходы населения на приемлемом уровне и ограничить размер средств, которые Министерство финансов должно будет направить на субсидирование уязвимых слоев населения. То же самое можно сказать и о макроэкономической стабильности, которая позволит удешевить кредиты и не допустить обесценивания доходов населения и снижения уровня жизни. 

Кроме того, немаловажно, чтобы все меры, предусмотренные программой, были реализованы. Без отдельных составляющих невозможно будет добиться того эффекта, на который рассчитана программа, в полной мере реализовать все новые возможности, которые будут открываться для людей и бизнеса. И это тоже задачи коммуникации - не только со стороны МВФ, правительства или аналитических центров, но и со стороны СМИ. Если сохранять акцент на комплексности документа, это позволит снизить неопределенность повысить доверие населения и компаний к программе и к социально-экономической политике в целом. 

Александр Заборовский: Мне кажется, правильный тезис обозначил Александр Сергеевич относительно коммуникаций, относительно обсуждения вопросов работы с МВФ, подготовки программы.

Очень важный тезис - о более активной работе с парламентом по этим вопросам. Новый состав парламента приступил к работе - экономическая комиссия, комиссия по бюджету и финансам. Мы рассчитываем, что в диалоге с нашими коллегами, в том числе с нашим депутатским корпусом, обсуждая перспективы 2017 года, среднесрочные программы, мы тоже сможем эту коммуникативную составляющую реализовать. Потому что именно комплексный, профессиональный взгляд на общий пакет договоренностей очень важен для того, чтобы увидеть большую картину работы, основываясь, конечно, в диалоге с МВФ на тех базовых установках, которые озвучены главой государства и отражены в программных документах у нас в стране.

Максим Ермолович: Будет или не будет программа с МВФ, мне сложно сказать. Наверное, кроме завершающей фазы переговоров с МВФ, главное на данном этапе - выстроить коммуникации с предпринимателями, крупным промышленным бизнесом, широкими слоями населения таким образом, чтобы понять все-таки, какие ожидания у людей от предстоящей программы с МВФ, как оценивают люди эту программу, и какая в обществе готовность к тем преобразованиям, которые заложены в повестку мер правительства и Национального банка.

Наверное, это сегодня самый важный элемент - донести комплексно, правильно все те меры, которые в этой программе содержатся, объяснить их смысл, цели, механизмы. От этого будет зависеть во многом принятие окончательного решения. Сейчас выстраивание таких коммуникационных отношений между властью, населением, экспертным сообществом - это задача номер один.

Мы, собственно, этим круглым столом и хотели начать широкую общественную дискуссию по всему набору ключевых мер политики и понять, какое отношение в обществе к этим мерам.

Большое спасибо за беседу!


Онлайн-конференция Александр Сабодин 22 ноября, 11:00 Финансовый рынок Беларуси: возможности для частного инвестора Пресс-конференция Игорь Ганчеренок,
Андрей Иванец,
Василий Сафонов,
Анатолий Сутурин
17 ноября Будущее белорусской науки: подготовка и поддержка научных кадров
Пресс-конференция Леонид Заяц 15 ноября Сельское хозяйство Беларуси. Достижения и точки роста
Онлайн-конференция Татьяна Рыбак 9 ноября Новации бухгалтерского учета курсовых разниц
Брифинг Ольга Луговская,
Александр Трифонов,
Аркадий Аронов,
Александр Парфенов
8 ноября Стресс-тесты Белорусской АЭС: первые итоги
Круглый стол Вадим Гигин,
Виталий Мисевец,
Тамара Вятская,
Яков Алексейчик,
Дмитрий Шамко
1 ноября Революция 1917 года: взгляд через столетие. Круглый стол газеты "7 дней"
Пресс-конференция Марина Романовская,
Владимир Рылатко,
Раду Поклитару,
Татьяна Пархамович
1 ноября XXX Международный фестиваль современной хореографии в Витебске
Пресс-конференция Дмитрий Шедко,
Алексей Иконников,
Екатерина Абрамова,
Владимир Перцов,
Нуржан Джабаев,
Вероника Максименкова
31 октября Гашение марки и почтового конверта в честь 25-летия МТРК "Мир"
Онлайн-конференция Александр Карлюкевич,
Анатолий Котов
25 октября Беларусь готовится к Евроиграм-2019
Пресс-конференция Максим Рыженков,
Анастасия Маринина,
Наталья Трофимова,
Александр Крутиков,
Егор Мещеряков,
Юрий Шакола
19 октября Баскетбольный сезон 2017/2018
Пресс-конференция Людмила Лабкова,
Александр Яковчиц
19 октября Презентация парадной формы белорусской сборной для зимней Олимпиады-2018
Онлайн-конференция Людмила Шпаковская,
Андрей Саладовников,
Екатерина Шелегова
13 октября Профилактика зависимостей
Пресс-центр

Если вы хотите провести у нас свое мероприятие, пожалуйста, свяжитесь с нами:

тел.: +375 (17) 327-24-47

т/ф.: +375 (17) 327-13-46

e-mail: pressuser@belta.by

Заявка на проведение мероприятия

Адрес: 220030, г. Минск, ул. Энгельса, д. 30, к. 303 (ст.м. "Купаловская", рядом с ТЮЗом).

Руководитель пресс-центра: Криставчук Светлана Алексеевна

Топ-новости
Погода
Минск
Барановичи
Бобруйск
Борисов
Брест
Варшава
Вильнюс
Витебск
Гомель
Гродно
Жлобин
Киев
Лида
Минск
Могилёв
Мозырь
Москва
Орша
Полоцк
Рига
Санкт-Петербург
Солигорск
МЧС предупреждает
Курсы валют
Нацбанк Лучшие курсы
Покупка Продажа
EUR
2.3539 BYN 2.35 BYN 2.355 BYN
USD
2.0047 BYN 2.004 BYN 2.007 BYN
RUB
3.3743 BYN 3.365 BYN 3.38 BYN
Подробнее курсы валют нацбанка Лучшие курсы
ТВ программа

Видео

Лукашенко: власть должна проникнуться чувством, что каждый человек должен иметь возможность работать

Инфографика

Треть жилья в Беларуси строится для нуждающихся В январе-октябре 2017 года построено 34,8 тыс. новых квартир. Введено в эксплуатацию 3 050,6 тыс. кв.м общей площади жилья.
Круглый стол Вадим Гигин,
Виталий Мисевец,
Тамара Вятская,
Яков Алексейчик,
Дмитрий Шамко
1 ноября Революция 1917 года: взгляд через столетие. Круглый стол газеты "7 дней"
Круглый стол Наталья Хвир,
Светлана Краюшкина,
Ольга Верамей,
Александр Акентьев,
Валентин Вашкевич,
Денис Кобрусев,
Татьяна Петрова
13 октября Градостроительная политика в Минске: развитие городских территорий и будущее старых кварталов
Круглый стол Василий Ядловский,
Александр Шпак,
Зенон Ловкис,
Дмитрий Лужинский,
Михаил Ковалев
11 августа АПК в системе экономики Республики Беларусь: роль и тенденции развития
Круглый стол Валентина Гинчук,
Ольга Зеленко,
Ирина Каржова,
Ольга Проскалович,
Ирина Арефьева
2 августа В новый учебный год - с новыми программами и учебниками
Круглый стол Наталья Хвир,
Вадим Писаревич,
Алла Сташкевич,
Елена Боганева,
Янина Борисевич
27 июля Роль ЮНЕСКО в сохранении и продвижении нематериального культурного наследия Беларуси