ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Флаг Среда, 29 июня 2022
Минск +26°C
Все новости
Все новости
Культура
31 марта 2022, 19:56

Феномен слуцких поясов и благословение Радзивилла. Как коренная случчанка через 200 лет помогала возродить славу белорусского бренда

Лариса Тарасова
Лариса Тарасова

Авторский публицистический проект "Судьбы женщин - судьба единой Беларуси" члена правления Белорусского союза женщин, журналиста Алины ГРИШКЕВИЧ продолжается в Год исторической памяти, который проходит под знаком сохранения национального наследия и правды обо всех периодах жизни белорусского народа.

Проект был начат в 2021 году - в Год народного единства, 80-летия начала Великой Отечественной войны и 30-летия БСЖ.

Судьбы женщин как звенья единой истории страны, единой судьбы Беларуси, которую скромно, уверенно и неустанно создают наши соотечественницы. Таков основной лейтмотив проекта, в котором представляются уникальные судьбы разных женщин, как простых и неизвестных ранее, так и знаменитых. У каждой из них своя жизненная дорога, порой очень непростая, но она связана с созиданием и патриотизмом, которые фундаментируют государство, объединяют общество.

Этот рассказ про женщину с уникальной судьбой - Ларису Ивановну Тарасову, которая около 40 лет своей жизни посвятила развитию художественных промыслов, работая в республиканском унитарном предприятии "Слуцкие пояса". Сейчас она заместитель директора. А на тот момент, когда буквально с нуля началось возвращение из исторического небытия утраченной традиции ткачества знаменитого белорусского бренда, руководила этим предприятием. В 2012 году была принята госпрограмма возрождения технологий и традиций изготовления слуцких поясов, которая дала новое дыхание древней белорусской традиции.

Героиня рассказывает об интересных моментах возрождения слуцких поясов, неизвестных ранее фактах. В этом материале - не только история восстановления древних технологий и самого процесса ткачества, создания эксклюзивного ткацкого станка, но также почти мистический рассказ о том, как Радзивилл "дал добро" начинанию.

Коренная случчанка

Она коренная случчанка. Родилась на древней белорусской земле, известной славной историей и талантами. Лариса Ивановна - из деревни Ячево под Слуцком, где живет и поныне.

Во время учебы в Слуцкой СШ №1 увлекалась спортом, музыкой, была секретарем комсомольской организации, в общем обычная советская школьница с активной и интересной школьной жизнью.

Она из обычной семьи - отец строитель, мама доярка. Поэтому с младенчества познала деревенский труд, помогая по хозяйству родителям. Из рассказов детства хорошо помнит семейные воспоминания о Великой Отечественной войне, про деда по материнской линии, который пошел в армию в 1942 году, но до фронта так и не добрался - под Осиповичами немцы разбомбили поезд с новобранцами. В семье всегда почиталась история, детям передали и передают сейчас уважение к своей родословной и Родине.

В роду Ларисы Тарасовой хоть и нет знатных ткачих, однако самотканые "абрусы", "дываны" - тканые и вышитые, постилки, вышитое столовое белье всегда были дома аксессуарами повседневной жизни и праздников. Поэтому девочка понимала, что это важная часть жизни ее родных.

"Моя бабушка жила в Ячево, в котором моя семья живет и сейчас, - рассказывает Лариса Ивановна семейную историю. - Когда началась Великая Отечественная война, окрестности Слуцка, где стояли военные части, постоянно бомбили. Бабушка надумала отвезти весь свой нехитрый домашний скарб, в котором были и самотканые домашние вещи, к своему отцу в деревушку, что стояла в лесу в глубине района. Но и это не спасло, поскольку каратели сожгли всю деревню. Что уж тут говорить, люди пострадали. А все бабушкино добро сгорело дотла. Поэтому ей, как и почти всем тогда, пришлось наживать домашнее добро с нуля. После войны она ткала сама. Раньше ведь женщины повсеместно ткали, что было делом привычным, и эта традиция передавалась из поколения в поколение. У кого были ткацкие станки, тот был настоящий богач. Моей маме затем перешли эти самобытные бабушкины вещи. До сих пор есть покрывало в виде ковра, которое можно вешать на стену".

Ткачество во все времена было широко распространено у белорусов. Самые старинные белорусские изделия - тканые покрывала, скатерти, рушники, рубашки. Причем люди сами выращивали лен, держали овец, чтобы получить шерсть. Сами все это сырье обрабатывали, красили натуральными красками, пряли пряжу и из них ткали красивые изделия. Вся эта многообразная красота сопровождала людей в повседневной жизни - и одежду носили, и столовое, постельное белье использовали. Любовь к народным тканым изделиям передавалась из поколения в поколение. Вот они - корни того, что и послужило возрождению слуцких поясов уже в современной жизни.

Лариса сызмальства выучилась вышивать гладью, крестиком, вязать крючком и спицами. Дома хранятся вышитые ею пододеяльники, наволочки. Когда она вышла замуж и родила дочку, то вязала костюмы, брюки, ведь ее молодость пришлась на пору массового дефицита, и рукоделие стало хорошим подспорьем для молодой семьи. Сейчас, конечно, этим она не занимается, хотя порой хочется что-нибудь красивое для внуков сделать. Их двое - 16-летний Глеб и двухлетняя Валерия.

Более 40 лет на родном предприятии

Лариса Тарасова работает на "Слуцких поясах" с 1980 года. Устроилась сюда сразу после школы вышивальщицей, так и осталась на нем работать навсегда. Благодаря своему трудолюбию, целеустремленности, желанию делать все досконально хорошо доросла до директора.

С будущим мужем, он был из соседней деревни, познакомилась на танцах. Он учился в сельскохозяйственном техникуме в Ляховичах, а на выходные приезжал домой. Два года они встречались, вместе ходили на танцы, в кино, а потом решили пожениться. Лариса была совсем юной, 19-летней девушкой, когда родила дочь Эмму. Сразу молодая семья жила у мамы мужа, а затем ему выделили дом как специалисту, он был начальником участка в местном колхозе.

Тем временем Лариса осваивалась на предприятии, куда после непродолжительного декретного отпуска вернулась на работу. Ступенька за ступенькой она узнавала премудрости разных профессий, даже не подозревая, что однажды возглавит это предприятие, которому суждено будет стать одним из важнейшим в системе "Белхудожпромыслов" Управления делами Президента Беларуси.

...Она работала оператором чесального оборудования, когда решила осуществить и свою, и родительскую мечту учиться дальше. Заочно поступила в Барановичский техникум легкой промышленности. Параллельно с домашними хлопотами, учебой, она постепенно шагала дальше по производственным ступенькам. Настойчивость в характере, принципиальность, желание хорошо делать свое дело и внимательное отношение к людям не остались не замеченными руководством. В трудовой книжке есть и такие записи - техник-лаборант, инженер по подготовке кадров, начальник цеха, главный инженер. По пять лет примерно везде. Между тем она успела окончить Витебский государственный технологический университет. В 2005 году прежний директор, уходя на пенсию, порекомендовал ее на смену.

Лариса Тарасова руководила предприятием с 2005 по 2020 год. Потом решила, что пора передохнуть и ушла на пенсию. Правда, только на один год. Потом ее убедили вновь вернуться на предприятие. С тех пор она боевой заместитель директора.

Более 40 лет на одном предприятии - это, конечно, есть о чем рассказать. Особенно, если учесть, что именно на этот период выпала большая честь и одновременно испытание для всего трудового коллектива - возрождение слуцких поясов.

Дело всей жизни

Лариса внесла свой вклад в возрождение слуцких поясов. "Это стало делом всей моей жизни", - говорит женщина.

Она вспоминает, что когда раньше ездила отдыхать за границу, то непременно в храмах оставляла записки, в которых было место не только для личных просьб, но и о расцвете возглавляемого ею предприятия.

Когда в апреле 2012 года по телевизору услышала из уст Президента Беларуси Александра Лукашенко, что в стране будут возрождать ткачество слуцких поясов, то сразу стала мечтать: путь это будет именно в ее родном Слуцке, на исторической родине этих народных промыслов. Ведь именно на слуцкой земле более двух веков назад процветало это производство. Мечта осуществилась.

История слуцких поясов уходит корнями в XVIII век

Немного истории. Значимая страница в историю Слуцка была вписана во второй половине XVIII - первой половине XIX веков, когда на принадлежавшей Радзивиллам мануфактуре было налажено производство поясов, получивших название "слуцкие". В те времена писком мужской моды было использование кушаков (поясов). Как утверждают историки, это веяние пришло в Речь Посполитую с востока - их привозили из Османской империи и Персии.

Под руководством мастера из Стамбула Яна Маджарского, а затем его сына Лео Маджарского на Слуцкой мануфактуре, или как ее называли "персиярне", в год выпускалось около 200 поясов тончайшей, практически ювелирной работы. Истинные шедевры создавались из шелковых, серебряных и золотых нитей благодаря искусству художников и ткачей.

Пояс был прост, однако чрезвычайно выразителен. Длинная узкая ткань поделена поперек на три части - самую большую среднюю (середник) и две концевые части одинаковой величины (две головы). Важным элементом являлась бахрома, которую прикрепляли вязанием к концам. Середник - это в большинстве случаев поперечные полосы (гладкие или с мелким рисунком - растительным, геометрическим или наподобие того); голова же это обязательно крупный растительный мотив. Вся композиция по периметру должна быть закомпонована, как в рамку, полосами - шляпками.

Подобный дизайн с акцентированными концевыми частями был определен благодаря манере ношения поясов в Речи Посполитой. Ведь кунтушовый пояс, как правило, не завязывался на узел. Он обкручивался вокруг талии, концы его перекладывались через середник и, тщательно расправленные, свисали спереди на некотором расстоянии один от другого, что считалось в ту пору весьма модным.

Однако такой аксессуар был по карману далеко не каждому. Бедняки могли бы всю жизнь копить на один-единственный пояс.

Что характерно, пояса Слуцкой радзивилловской персиярни стремительно обрели популярность на территории всей Речи Посполитой. Такой вот факт - по образцу слуцких на других известных фабриках, даже во французском Лионе, стали делать такие пояса, то есть говоря современным языком, копировать слуцкие пояса. При этом именно оригинальные пояса из Слуцка слыли верхом совершенства.

Слуцкая мануфактура славились изготовлением двусторонних четырехлицевых (так называемых литых и полулитых) поясов, которые чаще всего ткались с добавлением серебряных и золотых нитей.

Кстати, прекрасные модные аксессуары отечественного производства стоили значительно дешевле тех, которые привозились из-за границы.

Слуцкие пояса стали огромным вкладом белорусского народа в мировую сокровищницу культуры, декоративно-прикладного искусства. Это настоящее культурное явление как в белорусском, так и западноевропейском искусстве.

Известный белорусский поэт Максим Богданович увековечил эту тему в стихотворении "Слуцкія ткачыхі":

Дзе блішча збожжа ў яснай далі,

Сінеюць міла васількі,

Халодным срэбрам ззяюць хвалі

Між гор ліючайся ракі;

Цямнее край зубчаты бора…

І тчэ, забыўшыся, рука,

Заміж персідскага узора,

Цвяток радзімы васілька.

В этих изделиях воплотились итоги многовекового развития на белорусской земле искусства ручного ткачества, огромного трудолюбия белорусов, а также стремление Радзивиллов к развитию культуры и народного творчества.

Сейчас слуцкие пояса - один из самых известных брендов Беларуси. Коллекции их уникальных образцов находятся не только в городах Беларуси, но и за рубежом, в Государственном историческом музее на Красной площади в Москве.

Идея возрождения

Неудивительно, что на современном этапе развития независимой Беларуси возникла идея возродить давно забытое ткачество слуцких поясов, которые в свое время символизировали самобытный талант, трудолюбие белорусских мастеров. От озвученной в апреле 2012 года идеи и создания государственной программы возрождения слуцких поясов до первого вытканного изделия прошло меньше двух лет.

Кстати, не сразу было принято решение о том, что именно в Слуцке создадут новое производство. В числе обсуждаемых были и другие варианты.

Лариса Ивановна вспоминает: "Май 2012 года, первое совещание на эту тему у управляющего делами Президента. Предстояло доказать, что именно наше предприятие справится с такой масштабной задачей государственной важности. Конечно же, мой настрой был боевой, но полной уверенности в том, что поручат именно нам реализацию задачи, я не испытывала. Хорошо понимала, что будут взвешивать все, чтобы принять выверенное решение. Мои аргументы были такие - у нас есть производственная база, ткацкое оборудование, умение работать с сырьем, а главное - очень грамотные высокопрофессиональные специалисты, которые десятилетиями оттачивали свое мастерство. Люди - главное наше богатство, их ум, талант, желание работать".

Похоже, что директор предприятия смогла убедительно донести свои аргументы. В итоге выбор пал на Слуцк, чему она была несказанно рада. И вместе с этой радостью и гордостью как-то невзначай стало расти и волнение, которое долгое время ни на минуту затем не покидало женщину. С пониманием того, какой груз ответственности пал на плечи коллектива и ее как руководителя, у нее начался совершенно новый этап жизни, связанный с идеей слуцких поясов.

Безусловно, все стратегические решения принимались на уровне Управления делами, которому подчиняется предприятие. Было задействовано огромное количество специалистов по различным направлениям, чтобы учесть все нюансы предстоящей масштабной работы. Все детально прорабатывалось, начиная от сложнейшего процесса возрождения технологии изготовления слуцких поясов на современном ткацком оборудовании - этим занималась заведующая кафедры дизайна Витебского государственного технологического университета Галина Васильевна Казарновская, и до создания в Германии уникального и единственного в мире станка компании Мageba, а также поиска производителей шелковых, позолоченных и посеребренных нитей.

Плюс к этому было множество других тонкостей, из которых слагалась сложная и детальная организационная работа.

Команда талантливых организаторов и высококвалифицированных специалистов по всей стране трудилась над реализацией поставленной цели.

Мageba

"Отдельный вопрос - поиск партнеров, которые смогли бы создать уникальный станок под возрожденные технологии. Мы перебрали множество предприятий, которые гипотетически могли бы взяться за такое непростое дело, - вспоминает Лариса Ивановна. - Ведь в основном делают стандартные станки для работы с сукном, для текстильного производства. Нам же требовалось совершенно уникальное, а не типовое ткацкое оборудование, которое производит большинство таких предприятий. И мы искали сами, кто сможет нам помочь. Параллельно шла работа по закупке компьютерной программы для станка, по поиску пряжи. Были задействованы многие белорусские специалисты, посольства".

"Когда мы узнали про немецкую фирму, что выполняет эксклюзивные заказы ткацких станков, то сразу появилась надежда, - продолжает Лариса Ивановна. - Мы обратились туда, но ответ пришел не сразу. Как оказалось, они поехали во Францию, в Лион для изучения технологий изготовления исторических поясов. И о чудо, именно в этом городе оказался древний механический станок, причем в рабочем состоянии. Специалисты Мageba тщательно изучили его работу и, конечно же, сам слуцкий пояс. И только после этого они дали согласие, что смогут сделать требуемый нам станок".

Немецкие конструкторы и другие специалисты около девяти месяцев трудились над выполнением белорусского заказа - ткацкий станок с жаккардовой машиной, мотольная и сновальная машины.

А тем временем в Слуцке уже полным ходом продвигалась модернизация здания под новоселье для нового производства и нового комплексного станка. От прежнего здания, построенного в 1956 году, остались лишь стены. Все было модернизировано - инженерные конструкции, отопление, вентиляция, канализация. Планом предусмотрели целый производственно-культурный комплекс, вместивший цех по выпуску слуцких поясов, музей их истории, сувенирную лавку, кафе. Работы хватало и директору, и всему коллективу. Зато теперь это здание стало настоящим украшением города.

Пока в Германии создавали станок, на том месте, где полвека простоял цех отделки швейных изделий, очень быстро возник современный комплекс. Кстати, много интересного об истории слуцких поясов можно узнать именно в музее, созданном на предприятии и привлекающем огромное количество посетителей, которые имеют возможность попасть в атмосферу двухвековой давности.

А тогда специалисты из Беларуси несколько раз ездили в Германию, чтобы следить за процессом создания единственного в мире станка.

Лариса Ивановна рассказывает, что ее не покидало постоянное чувство волнения: "Беспокоились, чтобы все получилось, чтобы партнеры не подвели, чтобы все сложилось, как и планировали. По ночам вообще не спалось - с одними мыслями ложишься и встаешь, очень большое переживание было и у меня, и у всех, кто участвовал в этом процессе. А это - очень большая команда людей, каждый отвечал за свою конкретную цепочку в решении общей масштабной задачи".

Она продолжает рассказывать о том периоде: "Когда мы приехали в Германию уже на приемку станка, то надо было выткать пробный кусочек полотна. Причем сделать это предстояло не позолоченной и не посеребренной нитью, как предусмотрено по технологии, а имеющейся у них синтетической нитью, что существенно усложнило наши пробы. Помню, все сильно нервничали. Мы ведь там целую неделю пробыли, два дня ушло только на то, чтобы должным образом заправить нить для ткачества. Галина Васильевна Казарновская также была, ведь именно она технологию воссоздавала, какой челнок первый пойдет, какой второй… Все это ювелирная работа... Дальше дело было так. Сейчас 11 вечера и нам назавтра в 10 утра уже улетать домой, а мы еще не видим желаемого результата. Ничего не получается. Просто какая-то нервотрепка. И вот наконец ночью видим: процесс пошел, все ткется - и голова, и бордюр слуцкого пояса вырисовываются. В общем, все заработало, и это было просто счастьем для нас".

...Было это в сентябре 2013 года. Затем пару недель ушло на то, чтобы станок на двух больших грузовых машинах доставили из Германии в Слуцк. Когда техника подъезжала к предприятию, то там уже ждали краны, готовые к разгрузке контейнеров. Часа три шла аккуратная разгрузка такого долгожданного станка, который в помещении занял около шести метров в высоту, как и предусмотрено планом. Оборудование стало на место, его совместно монтировали и отлаживали белорусские и немецкие специалисты. Работа шла четко и спокойно, приближая время появления первой продукции.

"Наступил момент, когда я почувствовала просто умиротворение. Станок сделан. Он привезен и установлен. Основная часть волнений позади, как мне тогда казалось, - делится Лариса Ивановна. - Мы не отходили ни на минуту от долгожданного станка. Запустили его, сделали основу".

Золото нитей Великого шелкового пути

"Конечно, была проделана большая работа - создание с нуля технологий, закупка оборудования, нитей, подбор людей, которые будут трудиться на новом производстве в новом цеху, - вспоминает Лариса Ивановна. - Однако у меня ни разу не возникало сомнений в том, что все будет выполнено как надо. Таких мыслей просто не было в голове, хотя переживаний и беспокойства хватало через край. Все получилось благодаря слаженной и четкой команде, это большие коллективы людей и колоссальный коллективный труд. Заметьте - такого масштаба работа проделана меньше чем за два года".

По ее словам, таким же важным, как и все остальное, был поиск сырья - нитей. В Витебском технологическом университете изучили, из каких нитей состоял исторический пояс, какая должна быть их линейная плотность, сколько кручений нити на метр.

"Причем требовалось, чтобы все технические характеристики были абсолютно такими же, как в исторических поясах. Куда только не ездили и с кем только не связывались белорусы в надежде найти нужное, - продолжает Лариса Ивановна. - В стержне нити для слуцкого пояса должен быть шелк, обкрученный плоской позолоченной или посеребренной нитью. Обратите внимание, что толщина нити - не толще человеческого волоска. Мы искали нити на многих европейских предприятиях, в Швейцарии смотрели, но качество было не то... В итоге остановились на позолоченной и посеребренной нити российского производства и на шелке одного из китайских текстильных предприятий".

К Радзивиллу - за благословением

В Слуцке мне рассказали интересную историю….

Казалось бы, ничего не ускользнуло от общего пристального внимания специалистов на предприятии, которые становились первопроходцами в восстановлении старинного ткачества. И тем не менее в первые дни, да и недели работы на новом станке словно некие мистические проделки мешали ровно выткать хотя бы малюсенький кусочек полотна копии слуцкого пояса.

Все делалось абсолютно правильно, но странное дело - ничего не получалось вообще: нити то путались, то рвались, то не удавалось выткать кромку.

Процесс был словно под чьим-то невидимым мистическим запретом, для преодоления которого требовалось свершить некое неизвестное таинство или деяние. Уверенность в этом крепла у женщин с каждым днем, поскольку что бы и как бы они ни делали, пояс не ткался и все тут.

Ночные бдения ткачих и руководства, инженеров также ни к чему не приводили. Время шло, а дело с мертвой точки так и не сдвигалось, несмотря ни на чудесный навороченный станок, ни на новый цех, ни на выученные на зубок технологии.

Неизвестно, сколько еще так безуспешно работали бы над полотном ткачихи, если бы однажды их не осенила мысль: надо ехать в Несвиж, где покоится прах Радзивилла, может, это он не дает своего благословения новому делу, а точнее продолжению своего семейного дела.

Сейчас можно, конечно, скептически относиться к такой идее, а тогда она показалась единственно верной.

...Была холодная осень, моросил дождь, когда две работницы предприятия из Слуцка зашли в Несвижский дворец, спустились в цоколь, неподалеку от мощей Радзивиллов. В склепе было мрачно и холодно. Слова с молитвами и просьбами благословить и дать добро ткачеству копий слуцких поясов звучно падали в сумрак и надменную тишину семейного радзивилловского склепа. Было ощущение сюрреализма происходящего…

Случчанки вернулись домой, никому даже не рассказывая о своей поездке. Однако буквально через день все пошло как по маслу, словно и не было бессонных ночей и рвущихся золотых нитей. Как говорится, хотите верьте, хотите нет.

Первый пояс стал как первый ребенок, долгожданный и любимый. Теперь он занимает свое достойное место во Дворце Независимости. Когда он был выткан, женщины просто плакали от счастья. Получился пояс на загляденье ровный и гладкий. Как впрочем, и все последующие.

...И потекли дальше незабываемые полотна цветочных полей, золотых и серебряных россыпей. На царственно расстелившихся на холсте лугах запечатлено пленительное очарование неброских белорусских цветов. От цветения буйной растительности, подчеркнутого солнечным золотом нитей, не оторвать глаз.

Слуцкие пояса - возвышающая душу красота белорусских пейзажей и природы, величие и мощь Вселенной. Эта красота пробуждает созидательные чувства, через тлен веков восхищает и вдохновляет.

Эксклюзивная профессия - в Беларуси две ткачихи слуцких поясов

Основная часть коллектива "Слуцких поясов" - женщины. В их числе и две ткачихи, которые в настоящее время создают копии слуцких поясов. Профессия эксклюзивная - во всей стране всего два таких специалиста. Это Наталья Мисько, которая работает на предприятии более десяти лет, а также молодой специалист Екатерина Альферович.

Они любят свою профессию и с удовольствием ткут не только сами пояса, но и сувениры с атрибутикой слуцких поясов - панно, сумочки, мини-пояса.

Я не знаю, мечтают ли юные слуцкие леди перенять профессию слуцкой ткачихи и осознают ли они значимость этой профессии. Ведь тот, кто ткет знаменитые на весь мир слуцкие пояса, точнее их копии, и другие белорусские изделия, занимается не просто художественным промыслом, а ткет историю современной Беларуси, вплетая в канву узоров тепло своей души и мастерство.

...Много разных былей и небылиц ходит о том, что в дедовских сундуках и сейчас вместе с различными аксессуарами старины, "дыванами" и рушниками, могут где-то храниться и сами слуцкие пояса или же их элементы. То ли в шутку, то ли всерьез местные жители рассказывают о том, что однажды посетитель музея интересовался примерной стоимостью оригинала слуцкого пояса, который якобы хранится где-то в сундуке у деда. Специалисты, конечно же, не исключают того, что такое может быть, однако считают очень малой подобную вероятность.

Аккомпанемент челнока

Смысл и язык слуцких поясов прост, понятен и ясен. Неистовое буйство жизни, величие природы, изобилующей растениями и цветами, извечный праздник и торжество жизни разлиты в картинах слуцкого пояса. Волшебство в том, что созданные два века назад узоры не утратили своего актуального звучания.

Древний гений белорусского народа воплощался в народном ткачестве, в неиссякаемом творчестве, шедевры которого не утрачены, дошли до нас. Красота поддерживает нас в жизни, дарит душевную гармонию и упоение. Поэтому так важно, чтобы искусство ткачества передавалось из поколения в поколение, чтобы наши дети не только знали о народных традициях, но и сами их перенимали, сохраняя и обогащая культурное наследие.

Причудливые узоры шелковой нити

...Интересно, что китайский шелк был одним из важнейших товаров на Великом шелковом пути. А теперь, когда ему на смену пришел "Один пояс, один путь", китайский шелк - вновь востребованный товар в современной мировой торговле. Все тесно переплетено в этом мире невидимыми нитями земного бытия. Кстати, современные слуцкие пояса есть теперь и в Китае - их в качестве национальных подарков преподносят во время визитов и встреч на высоком уровне. Шелковая нить, из которой делают слуцкий пояс, также объединила народы двух стран.

...Судьба случчанки Ларисы Ивановны Тарасовой тесно вплетена в канву общей судьбы Беларуси. В ее жизни есть такая прекрасная страница трудовой биографии, как возрождение слуцких поясов. В личной жизни она наравне с мужем держит на плаву семейную лодку: вместе они вырастили дочь, которая живет в Минске, с радостью наблюдают, как растут и взрослеют внуки.

Женщина мечтает, чтобы они получили образование, обрели профессии себе по душе и были хорошими и порядочными людьми, созидали мирное будущее родной Беларуси, в которой будет место и народным традициям, передающимся через века и поколения.

Алина ГРИШКЕВИЧ,

БЕЛТА.

Фото Павла Орловского и Алины Гришкевич.-0-


Теги
репортаж
Новости рубрики Культура
Топ-новости
Свежие новости Беларуси