ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Флаг Суббота, 19 июня 2021
Минск Ясно +22°C
Все новости
Все новости
Интервью
25 января 2021, 15:12
Оксана Давыденко

У защитников животных в Беларуси появилась своя ассоциация

Оксана Давыденко
Глава Ассоциации зоозащитных организаций

В Беларуси 7 декабря 2020 года произошло важное событие для людей, которые ратуют за права животных: зарегистрирована Ассоциация зоозащитных организаций. То есть от локальных инициатив "подкормить, пролечить, пристроить" оказавшегося на улице хвостатого белорусское зоосообщество постепенно переходит к глобальной и стратегической работе. Это и скоординированное участие в нормотворчестве и формировании правоприменительной практики, и изменение культуры отношения к животным, и развитие интеллектуального волонтерства в этой сфере. К инициативе шли долго, команда еще продолжает формироваться, прирастать новыми участниками. В ней будут рады всем неравнодушным. Об этом и многом другом в интервью корреспонденту БЕЛТА рассказала глава ассоциации Оксана Давыденко.

- Оксана, расскажи, пожалуйста, о создании ассоциации. Кто в нее вошел, чем она будет заниматься?

- В Республике Беларусь порядка 40 общественных объединений по защите животных (ООЗЖ), они есть во всех регионах страны. Подобные организации могут существовать также в форме учреждений. Если добавить и их, то получается около 50. И это только те, кто зарегистрирован. Потому что есть еще волонтерские инициативы, которые так себя обозначают, но юридического статуса не имеют. Для выработки общих согласованных позиций и принципов мы и решили создать ассоциацию. Она объединила не физических лиц, а как раз ООЗЖ и учреждения, то есть только юридические лица. Пока что их 17 из всех регионов республики, на подходе еще несколько, которые проходят регистрацию. Кроме того, есть организации, которые в состав ассоциации не вошли, но активно с нами сотрудничают.

После достижения принципиального согласия мы собрались на видеоконференции в Zoom и определили направления деятельности. Их три: первое - участие в работе над нормотворчеством, второе - формирование правоприменительной практики, третье - работа с населением. Созданы рабочие группы по каждому направлению и дополнительно группы, которые обеспечивают деятельность организации, занимаются международным сотрудничеством, есть своеобразная пресс-служба.

- Все это на волонтерских началах?

- Да, никто не получает за это зарплату. Как мы шутим, "добровольное сумасшествие". Все - люди работающие, поэтому приходится искать в сутках 25-й и 26-й часы. И потому нам очень нужна помощь профессионалов. В планах ассоциации - создать экспертный совет, куда войдут разные специалисты: юристы, экологи, ветврачи, кинологи, психологи, менеджеры, журналисты. Интеллектуальное волонтерство - это то, чего сейчас очень не хватает. Одна из наших задач - донести до людей мысль, что для того, чтобы быть волонтером, необязательно "бегать за котиками и собачками по дворам", жертвовать какие-то астрономические суммы денег. Условно, если у человека есть хотя бы час свободного времени в неделю помочь тем, что умеешь по своей профессиональной деятельности (даже из дома для этого выходить не надо), ты тоже волонтер. Типичный пример - юристы, у которых мы консультируемся.

В мире интеллектуальное волонтерство популярно с середины XX века, а сейчас оно активно развивается в соседней России. Мы хотим, чтобы и в Беларуси люди не стеснялись называть себя волонтерами, даже если считают свой вклад в зоозащиту якобы несущественным. Во-первых, волонтерство не должно быть "тихим". Чем больше людей узнают о том, что и как можно изменить для благополучия животных, тем больше вероятность, что они впоследствии не пройдут мимо проблемы. Во-вторых, скромность, на мой взгляд, должна смениться адекватной гордостью от причастности к важному общему делу.

- Пройдемся тогда по направлениям работы и начнем с того, что ближе к людям. Какую информационную работу с населением будет вести ассоциация, какие решения застарелых вопросов продвигать?

- Работа с населением - это, в первую очередь, пропаганда вакцинации, регистрации, стерилизации и чипирования. С чипированием, наверное, будет сложнее, поскольку люди почему-то думают, что это дорогостоящая процедура, считают, что она не принесет пользы. Но чипирование - это, по сути, единственный способ найти и идентифицировать хозяина, если животное сбежит или потеряется. Те же ошейники рвутся, адресники теряются.

- Технический вопрос: если чипированное животное теряется, попадается службе отлова, каковы ее действия?

- Они обязаны проверять наличие чипа и звонить владельцу.

- То есть владельцу не нужно уже самому вести поиск?

- В КоАП, который вступит в силу 1 марта 2021 года, будет предусмотрена обязанность владельца животного в течение трех дней сообщить о потере по месту регистрации питомца. Бездействие будет приравниваться к избавлению от животного. Вероятно, кто-то сочтет это нововведение жестким, но оно необходимо, чтобы сделать людей ответственнее. Поток домашних животных, которые оказываются на улице по вине владельцев, весьма значительный.

- Очень серьезный вопрос стерилизации: как убедить тех, кто все еще считает этот метод борьбы с безнадзорными животными негуманным?

- Это очень большая проблема, даже в городах люди возражают против стерилизации, считают, что это идет вразрез с естественными процессами. На самом деле, стерилизация как раз способствует поддержанию здоровья животного в норме. Уровень гормонов в организме нормализуется, что снижает перепады настроения и уменьшает риск появления раковых опухолей. И нет приплодов, от которых безответственные владельцы избавляются, выкидывая на улицу либо убивая котят и щенков. Бороться с этим непросто, но необходимо. Во многих странах эта процедура обязательна для всех животных, а порядок разведения строго регламентирован.

- Какими средствами вы будете работать с населением? Это буклеты, информационные листки, еще что-то?

- Все перечисленное и не только. Например, мы работаем над тем, чтобы размещать информацию о стерилизации на жировках. Коротко о пользе самой процедуры, плюс необходимые контакты. Кстати, если владельцы - малоимущие граждане, то волонтеры даже готовы помогать финансово, чтобы человек сделал операцию питомцу.

Зоозащитные организации проводят акции, чтобы пристроить бездомных животных, где в том числе раздают информационные буклеты и листовки. Проводится работа в социальных сетях, СМИ. Хотя прошлый год был сложный из-за пандемии, но, например, одно из ООЗЖ, которое пока не вошло в состав ассоциации, но активно участвует в ее работе, недавно провело благотворительную акцию "Теплые лапы 2020", в которой участвовали 45 учреждений образования из Минска и не только.

Зоозащитники работают со школьниками в Бресте, Пинске, Молодечно. Ассоциация направила письмо в Министерство образования с просьбой включить уроки доброты и милосердия в программу факультативных занятий и в летних оздоровительных лагерях. Готовы на основе уже собранного огромного материала совместно разработать методические рекомендации и активно участвовать в таких уроках. Надо воспитывать молодое поколение: на него вся надежда.

- Активность вошедших в ассоциацию организаций и учреждений как-то изменится?

- У нас достаточно демократичный способ взаимодействия: собираем наработки, выбираем лучшее, определяем общую стратегию и действуем в одном русле. Если у кого-то появляются идеи, ничто не мешает их реализовать. По сути, нас объединяет общее желание - чтобы не было безнадзорных животных. Типичное заблуждение тех, кто негативно настроен по отношению к зоозащитникам, будто мы ратуем за то, чтобы собачки и котики гуляли на улице сами по себе. На самом деле, мы больше всех заинтересованы, чтобы этого не было, потому что потом проблемы безнадзорных животных решаем именно мы.

- Любопытно, как сами зоозащитники относятся к подкармливанию уличных котов и собак?

- Мнения полярные. Но одна принципиально общая идея, которая объединяет членов ассоциации, - ОСВВ. Это программа отлова, стерилизации, вакцинации и выпуска в среду обитания. Поэтому некоторые организации к нам вряд ли примкнут: даже среди зоозащитников есть люди, которые считают, что это не метод. Часть людей считает, что это подходит для кошек, но не для собак. На мой взгляд, ОСВВ - мера для переходного периода, пока в стране не будет построено достаточное количество приютов. Практика тотальных отловов и уничтожения животных не только негуманна, но и неэффективна и необоснованно дорого обходится бюджету.

Подчеркну: хотя волонтеры, зоозащитники, конечно, не могут пройти мимо голодного животного, подкармливают кошек и собак во дворах, но есть их большое отличие от просто сердобольных бабушек, которые таким прикормом и ограничиваются. Зоозащитник стерилизует животное, следит за состоянием здоровья, старается обеспечить достойное питание, по возможности ищет передержку или дом. Мы ратуем за то, чтобы волонтерам разрешили своеобразную форму опекунства над животными на определенной территории, за которую мы отвечаем. Приятно отметить, что кое-где коллеги уже реализуют такие пилотные проекты, но пока при существующих Правилах (Правила содержания домашних собак, кошек, а также отлова безнадзорных животных в населенных пунктах Республики Беларусь, утвержденные постановлением Совета Министров №834 от 4 июня 2001 года) узаконить эту практику не получается.

- Что в последнее время изменилось в законодательстве в лучшую сторону, над чем еще нужно поработать?

- В прошлом году мы активно работали над упомянутыми Правилами. К работе над изменениями приступили еще в начале 2019-го, но до сих пор обновленная редакция не принята. Сейчас, по нашей информации, проект на стадии согласования с Министерством юстиции.

Для зоозащитников в Правилах было несколько принципиальных моментов. Упомяну лишь об одном - изменение критериев ограничения численности животных в домохозяйстве. Фактически существующие ограничения делают невозможной деятельность волонтеров. Например, нельзя принести домой животное, если у тебя уже есть два. Кроме того, не всех кошек и собак удается пристроить, особенно животных-инвалидов. Они часто остаются у волонтеров на доживание. Если критерии ограничения численности будут изменены, станет легче и так называемым передержкам, и волонтерам.

Важно подчеркнуть: мы не за отмену ограничения численности, мы против "стихийников", неприятных запахов и конфликтов между соседями из-за 50 котов в квартире. Мы ратуем именно за изменение критериев ограничения численности. Их в белорусском законодательстве было уже два, кроме "пересчета по головам". Так, для декоративных и диких животных законодатель определял в качестве критерия "соблюдение санитарно-гигиенических норм и правил" либо "площадь помещения для содержания животных". Юристы подсказали нам, что критерий в действующих Правилах и проекте Правил фактически нарушал принцип системности и комплексности правового регулирования общественных отношений. Надеемся, что Совет Министров прислушается к нам и закону "О нормативных правовых актах".

До этого зоозащитники, выступая за отмену критериев ограничения численности, шли по другому пути, ссылаясь на ст.137 Гражданского кодекса Беларуси, согласно которой к животным применяются правила об имуществе постольку, поскольку иное не установлено законодательством и не вытекает из особенностей этого объекта. Данная норма часто вызывает полемику в обществе: одних возмущает, что животных приравняли к столу или стулу, других, что при таком подходе ограничивать потенциального собственника в количестве его имущества - нарушение конституционного права. На деле же ст.137 ГК не называет животных имуществом, а говорит о том, что к животным применяются правила об имуществе, причем уточняя, что постольку, поскольку иное не установлено законодательством.

- А закона об обращении с животными у нас как раз до сих пор и нет...

- К большому сожалению… И зоозащитники едины в том, что для систематизации правовых норм необходим комплексный нормативный акт, а именно - закон "Об ответственном обращении с животными".

Возвращаясь к "пересчету по головам", то, что ст.137 ГК определяет животных как "особое имущество", не самая большая проблема. Подчеркну: государство вправе ограничивать граждан относительно владения разными видами имущества для достижения общественного блага. Пистолет - тоже имущество, но его нельзя купить просто так, потому что для такого имущества установлены особые правила. Поэтому с нормой ст.137 ГК мы бороться не собираемся. Правильнее идти по пути принятия закона. Это требует много сил и времени, постоянного контроля. Когда работали над Правилами, то и после общественного обсуждения оставались на связи с Минжилкомхозом и благодарны министерству за то, что оно эту связь поддерживало. Если возникала необходимость поработать с возражениями со стороны других министерств, мы это делали. Надеемся на хороший результат.

- Что думаешь по поводу новшеств: увеличения наказания за жестокое обращение с животным, за избавление от питомца? Как к ним отнеслись зоозащитники?

- Когда на общественное обсуждение вынесли новые редакции КоАП и ПиКоАП, мы вносили свои предложения, а до этого еще плотно работали с депутатами Палаты представителей. Определение понятия "жестокое обращение" с животными в новом КоАП, наконец, похоже на то, что нам хотелось бы видеть. Новая статья включает три части, даны дефиниции истязания животного и избавления от него.

Кстати в обновленном Уголовном кодексе нет дефиниции "жестокое обращение". И некоторые зоозащитники посчитали, что их обманули, не учли все пожелания. На самом деле, достаточно того, что важное для нас определение будет в новом КоАП. К нему и будут обращаться при необходимости. Второй момент, который не всеми был правильно понят: ужесточена санкция за жестокое обращение с животным - с одного года до трех лет лишения свободы. Прежде такие деяния относились к преступлениям, не представляющим большой общественной опасности. Когда наказание выросло до трех лет лишения свободы, преступление перешло в другую категорию - менее тяжких. Это, соответственно, подразумевает немного другие условия содержания осужденных, другие условия досрочного освобождения, амнистии - все это, надеемся, предостережет потенциальных нарушителей и шаг за шагом изменит отношение общества к братьям нашим меньшим. Кроме того, надеемся, что это стимулирует правоохранителей внимательнее относиться к рассмотрению заявлений и расследованию подобных дел.

Остается другая серьезная проблема - сильно "хромает" правоприменительная практика. Наказать за жестокое обращение очень сложно: есть трудности со сбором доказательств, назначением экспертиз. Мы в ассоциации поставили задачу разработать алгоритмы действий для заявителей в таких ситуациях: выложить образцы заявлений, по мере необходимости консультировать заявителей, как проходить все этапы разбирательства.

- Раз уж не всегда зоозащитники верно понимают какие-то юридические тонкости и в целом довольно легко возбуждаются по любому проблемному вопросу, будет ли ассоциация проводить информационную работу не только среди населения, но и в своих рядах?

- Да, обязательно. Необходимость этого, к счастью, понимают и сами зоозащитники, ставшие частью ассоциации. Потому что нам действительно не хватает компетентности. Я уже упоминала об идее создать экспертный совет, в него мы уже приглашаем разных специалистов, которые будут работать и с зоозащитниками. Проблем у нас много. Например, в семье, ведь если ты занимаешься этим почти 24/7, в какой-то момент близкие не выдерживают. Опять-таки все мы проходим через этап выгорания. Например, когда не получается спасти какое-то животное и ты думаешь, что "так себе" волонтер. Наконец, нам важно учиться общаться между собой. В среде зоозащитников нередко безобидная беседа превращается в выяснение отношений. К этой работе будем привлекать психологов.

- В плане юридической подготовки будет какое-то обучение?

- В том числе. В ближайшее время хотим провести вебинар как раз по теме жестокого обращения с животными, юристы уже откликнулись и готовы посвятить свое время ответам на наши вопросы. Интеллектуальное волонтерство, и весьма важно - в действии. Иногда некоторые зоозащитники неправильно трактуют формулировки из того же Уголовного кодекса и не всегда понимают нюансы. А если их поправляет специалист, принимают в штыки, объясняя тем, что человек не хочет помочь бедному животному. Понятно негодование юриста в таком случае. Нам сейчас важно осознать, что надо уважать чужую предметную область и прислушиваться к экспертам. Я же не спорю с врачом по поводу назначения мне каких-то препаратов, а с профессиональным пилотом - в деле управления самолетом. В зоозащите такая же история.

- Давай про международное сотрудничество поговорим: с кем уже налажены контакты?

- До создания ассоциации зоозащитники уже обращались в различные организации и фонды. Пока у нас налажена достаточно тесная связь с Фондом Брижит Бардо. Мы очень благодарны его представительнице, руководительнице международных программ помощи бездомным животным Брижит Олуа за то, что она переживает за нашу страну, стремится продвигать и стимулировать зоозащитное движение в Беларуси. Но мы понимаем, что надо нарабатывать практику. В тех же Нидерландах, которые прославились как первая страна, где нет безнадзорных собак, комплекс мер реализовывался 10 лет.

У нас главная проблема в хаотичности, непоследовательности действий. Например, приходится слышать критику, что ассоциация должна помогать точечно, по отдельным случаям, а не отвлекаться на бесполезное хождение по кабинетам чиновников. Но это все равно, что вычерпывать воду из тонущей лодки вместо того, чтобы заткнуть течь. Без системной согласованной работы, в том числе участия в нормотворчестве, мы никогда не справимся с проблемами. Подчеркну: нас волнуют не только безнадзорные домашние, но и дикие, и лабораторные животные. И все волонтеры, которые занимаются проблемами животных хотя бы пару лет, постепенно приходят к пониманию этого. Мы объединились в ассоциацию для того, чтобы наши голоса не звучали как разрозненный хор, чтобы чиновники понимали: мы выражаем консолидированную позицию зоозащитного сообщества. Как ассоциация мы получаем необходимые экспертные консультации и уже подготовленные идем к органам власти.

- Возможно, есть какие-то положительные примеры зарубежных практик, которые вы хотели бы распространить в Беларуси?

- Есть практика, о которой мы мечтаем. Наши коллеги из Львова создали приложение, благодаря которому пересчитали всех безнадзорных животных в городе. И выработали стратегию, как ликвидировать безнадзорность гуманным способом. Авторы проекта были готовы позвать нас в гости, чтобы показать свои наработки. А мы пригласили Минжилкомхоз, который тоже был не против участия в этом визите. Но пандемия отодвинула планы на неопределенный срок. Надеюсь, мы все же продолжим сотрудничество и воспользуемся наработками украинских зоозащитников.

- По поводу точных данных, есть ли информация, сколько бездомных животных в Беларуси отлавливают каждый год?

- Ежегодно отлавливается порядка 40 тыс. по всей стране, из них умирают более чем две трети, то есть около 30 тыс.

- Сколько есть времени на спасение животного с момента отлова?

- Во многих населенных пунктах просто нет пунктов отлова и временного содержания. А в этом случае животных нередко сразу умерщвляют, так что у них нет шанса быть пристроенными в новый дом либо вернуться к хозяину, допустившему самовыгул или потерявшему питомца. И это первая большая проблема, особенно для деревень, где животных традиционно выпускают свободно гулять. К огромному сожалению, не исключены и случаи передозировки обездвиживающими препаратами при отлове, которые заканчиваются смертью животного. Именно по таким фактам граждане неоднократно обращались с жалобами.

Еще один неоднозначный момент - избирательность применения на практике положений ст.ст. 231-232 ГК о приобретении права собственности на безнадзорных домашних животных только по истечении шести месяцев с момента их задержания и необнаружения собственника. Буквальное толкование этих норм говорит о недопустимости как минимум в течение данного срока усыпления здоровых животных, попавших в отлов и помещенных в пункты временного содержания. Эти требования закона организациями, занимающимся отловом и временным содержанием, не выполняются.

Наконец, надо информировать владельцев животных о недопустимости самовыгула питомцев, необходимости регистрации и по возможности чипирования. Из пункта отлова и временного содержания в Минске, известного многим как "Фауна города" или "Гурского", например, "потеряшек" не отдают новым хозяевам в течение пяти дней, чтобы дать шанс прежним владельцам забрать питомцев домой. Но не всегда хозяева успевают. Некоторые просто не знают, где искать.

- Как дела с желающими забрать животное из приюта, с передержки?

- Могу дать статистику за прошлый год от 10 членов нашей ассоциации: было стерилизовано почти 4 тыс. животных, на кураторство организаций приняты более 3,5 тыс. кошек и собак, такому же количеству животных найдены дома. И это только 10 организаций, не считая волонтеров, которые вообще за пределами статистики. Но даже так цифры отловленных коммунальными службами и пристроенных из пунктов отлова - кстати, во многом тоже при содействии волонтеров - несравнимы с результатами зоозащитников.

- Может, у волонтеров просто лучше получается рекламировать своих четвероногих подопечных? Ассоциация могла бы помочь пунктам отлова и временного содержания с рекламой и продвижением?

- Возможно. Но есть еще проблема, которую нужно решать на законодательном уровне. Для рекламы нужен тесный контакт с руководством пунктов отлова и временного содержания и полная информация о животных. А сейчас доступ волонтеров на такие объекты оставлен на усмотрение руководства данных организаций. У нас нет понятия общественного контроля в этой сфере. Это только добрая воля руководства пункта.

- Как у активного зоозащитника, у тебя тоже, наверняка, домашние питомцы с улицы?

- Да, а как иначе? Часто зоозащитников упрекают, что они самопиарятся, выступая в СМИ, но мой личный опыт свидетельствует, что это худший "самопиар" из возможных. Помню, как после одного из интервью на телевидении ко мне целую неделю звонили по телефону и в дверь: мы тут нашли кота, возьмите. Так, например, соседские дети подобрали истощенного, почти ослепшего от инфекции котенка, который запутался в сетке в какой-то канаве. Вручили мне со словами: "Мы тут вам котенка принесли на День Победы". А это было 9 Мая. К счастью, хотя бы полтора глаза удалось спасти и теперь это милое создание очаровывает всех наших гостей.

Еще одного котенка нашел мой муж. Хотя он периодически возмущается по поводу моей зоозащитной деятельности, но кошку из-под колеса машины в ливень вытащил сам. Позвонил мне с вопросом, куда ее девать. Ну, куда? К нам! Надеялись вылечить и пристроить, но она оказалась... не очень красивой кошкой, поэтому по сей день "красота" находится у нас.

- Как "красоту" зовут?

- Шанель (смеется Оксана)!История имени была забавная. Моя мама звала кошку Гоблин. Я же настояла на том, что девочку нельзя так обижать и предложила Габи. А где Габриель - там и Шанель. Пусть берет от жизни лучшее.

- Спасибо за беседу, удачи вашей ассоциации!

Екатерина КНЯЗЕВА,

БЕЛТА.-0-

Топ-новости
Свежие новости Беларуси