ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Суббота, 19 октября 2019
Минск Облачно с прояснениями +10°C
Новости
Все новости
Все новости
Интервью
18 января 2019, 16:18
Татьяна Мархель

Выходя на сцену, волнуюсь больше, чем в молодости

Татьяна Мархель
Татьяна Мархель
Народная артистка Беларуси

Народная артистка Беларуси Татьяна Мархель 19 января отмечает 80-летие. Творческую карьеру актриса театра и кино начала в 1963 году. Более 55 лет она выходит на театральные подмостки, из них четверть века служит в Республиканском театре белорусской драматургии. И все эти годы дарит зрителям свой талант. Татьяна Мархель - оптимист по жизни и старается не отказывать и журналистам во встрече, и почитателям ее таланта в получении заветного автографа. Причем для каждого она находит свои слова и пожелания. Корреспондент БЕЛТА побеседовала с народной артисткой за кулисами ее родного театра, буквально перед выходом на сцену.

- Татьяна Григорьевна, несмотря на все звания, вы смогли остаться простым, открытым и искренним человеком. А какая энергетика оптимизма от вас исходит...

- Так бог дал. Я всегда понимала, что в жизни нужно выкарабкиваться. Бывали минуты, когда было очень тяжело, особенно когда осталась одна с тремя дочками на руках в 90-е годы и вынуждена была переехать из Витебска в Минск. Вообще у меня хорошая жизненная закалка. Я родилась в деревне. Мама вставала в 4 утра, затапливала печь. Начинали потрескивать дрова, и дом наполнялся запахом блинов. А после она и нас будила. Где-то в 5.30 я уже гнала стадо в поле. Земли было у нас 60 соток, и ее нужно было обрабатывать. В войну фашисты спалили наш дом, потом отец построил землянку, и ее немцы взорвали. А после отец ушел на фронт. Он погиб под Кенигсбергом. В своей жизни я многое видела впервые: электричество, телевизор... Так, что закалка у меня есть.

- В детстве представляли, что когда-нибудь станете актрисой, будете известной?

- Я не считала себя какой-то особенной. Просто у меня мама постоянно пела. В народных песнях отражен весь круговорот нашей жизни: рождение, крещение и так далее. Я когда в Театре-студии киноактера работала, взяла переписала все песни, которые слышала в детстве, пришла к режиссеру Николаю Пинигину и предложила сделать спектакль. А он добавил еще туда "Батлейку" и тексты Евангелия от Матфея, и получился спектакль "Дзіця з Батлеема". Я все думала, как же я буду читать молитву со сцены, можно ли это делать? Сама я человек верующий, и мне бог дал в таком спектакле сыграть. После я выступала с отрывками из этого спектакля на всех православных фестивалях, которыми руководил Николай Бурляев, пела белорусские народные песни. Мы объездили много стран, и всегда была такая тишина в зале. А потом в 90-е организовался наш театр белорусской драматургии, и я стала тут служить.

- Более 55 лет вы выходите на театральную сцену. Волнение осталось?

- Волнения еще больше, потому что требований к себе больше стала предъявлять. В молодости все было по-другому. Наверное, больше всего боялась текст забыть. Так у многих актеров бывает: раз - и белый лист. Этого все боятся. Но путь к любому спектаклю проложен репетициями, поэтому зритель ничего не замечает. Более того, ты всегда думаешь: а может, вот так попробовать или вот так сделать. Все актеры сумасшедшие в этом плане.

- С годами меняется отношение к жизни. Ваши персонажи меняются вместе с вами?

- Ты сам меняешься, и взгляд меняется на то, что ты играешь, на тот персонаж, который создаешь. Ты идешь вперед, шире узнаешь характер своего героя, и он обрастает новыми чертами. Ты с ним больше сживаешься, и со временем он тебе становится ближе, интересней.

- А вообще по натуре вы критичный человек? Даете себе оценку после каждого выхода на сцену?

- Только с этой критикой к себе всю жизнь и борюсь. И это касается не только ролей. Самоедство - мое любимое занятие. Это, наверное, не самая лучшая черта характера.

- Молодых коллег поучаете?

- Упаси бог это делать. Каждый - это творческая личность. Тем более молодые, которые к нам пришли, так прекрасно играют, делают такие вещи, что им советовать мне нечего. Я только удивляюсь и радуюсь, как они работают. У каждого своя лаборатория внутри. Один на один могу что-то сказать, но поучать и давать советы, только когда меня попросят об этом.

- Во время спектакля ощущаете энергетику зала?

- Поддержка зрителей очень важна. Очень помогает, когда ощущаешь зал, тишину. Тогда после спектакля идешь домой такая счастливая.

- У вас есть самая любимая роль?

- Знаете, все роли любимые. Это как твои дети. И чем больше не получается, тем более любимой становится, потому что ты много над ней работаешь. Я вообще фаталист: что бог дает, то и хорошо. В каждой роли можно найти что-то интересное. Конечно, ты всегда зависишь от режиссера, который ставит спектакль, от репертуара театра, от художника, который оформляет сцену. Но именно актер - последняя инстанция. Ведь мы все это разыгрываем и несем зрителю. Мы, по сути, - мостик к зрителю. И наше внутреннее состояние, эмоции, взгляд на жизнь доносим в зал.

- Сейчас у вас в театре идет премьера спектакля Николая Матуковского "Мудромер". Вы играете женщину с большим жизненным опытом, которая уже и детей воспитала, и внуков растит. Что ваша героиня хочет сказать зрителям?

- В проповедники я не стремлюсь, для меня главное оправдать мою героиню, которая при жизни хочет сделать себе гроб. Хотя у нее все в порядке, ее дети любят, но она почему-то пришла с такой просьбой к чиновнику, потому что ей все отказывали. Знаете, я только когда во время репетиций дошла до финала, пришла к выводу, что ведь в конце моя героиня выходит от чиновника с мыслью "а может, еще поживу...". Это самое главное, что я поняла в роли. Она идет жить. Здорово, так оптимистично.

- Для того чтобы вжиться в роль и сыграть ее на сцене, необходимо много энергии. Как восстанавливаетесь?

- Тут помогает только природа - отходишь от человеческого мира и идешь в божий. А он всегда поддерживает и успокаивает. Знаете, я как-то была на гастролях на фестивале моноспектаклей в Литве со своим спектаклем "Беларусь. Дыдактыка". Стояла осень, рядом с отелем был лес и озеро, и я каждый день ходила туда. И я смотрела на желтый осенний лес и думала, как красиво он умирает. Если бы и человек так уходил из жизни... Хотя, может, деревья тоже что-то чувствуют. Вообще свободное время я люблю проводить на природе, особенно летом. Смотришь, как заходит солнце, облака сменяют друг друга. Это такой божий дар.

- Вы рассказывали, что к труду приучены с детства. Но есть работа, которая вас пугает?

- Меня пугают только современные мобильные телефоны. Эта железяка столько времени у меня отнимает, когда я могла бы на солнце посмотреть да ветер послушать. У меня дача под Минском. Там у меня и огород, и настоящая печь, дров на три зимы хватит. В подвале картошка, свекла, капуста, закатанные и замоченные помидоры, огурцы, разные соки. Например, один из моих фирменных рецептов - гранатовый уксус. Сама делаю и вам советую. Все просто: берешь отжимаешь гранатовый сок, добавляешь немного воды, сахара, и он бродит. Кстати, он проходит стадию вина, так что нужно удержаться и не выпить гранатовое вино. (Смеется.) А после он становится уксусом, в салатах очень вкусно. Такой уксус можно делать из черной смородины, малины, яблок.

- Татьяна Григорьевна, многие говорят, что сейчас другое время, прогрессивная молодежь, да и старшее поколение подтягивается. Теперь все можно найти и посмотреть в интернете, а вот театр живет и востребован.

- Потому что это живая эмоция. Это происходит здесь и сейчас, и ты это видишь. Актерство - это тоже игра, но здесь все по-настоящему. Я всегда шучу, что зритель голосует ногами. А значит, если ему не понравилась твоя игра, то он больше не придет. Здесь не должно быть фальши.

- Каким принципом вы руководствуетесь по жизни?

- "Это не беда" - так всегда моя мама говорила. Теперь мои дочки так говорят. Надо с оптимизмом ко всему подходить. Пока божий свет есть и пока живой, все не беда. Я всегда о чем-то думаю романтичном, что-то себе придумываю. В любом возрасте должна быть любовь, и даже пусть человек не знает этого. Вот видишь его и счастлива. Главное, чтобы у тебя все дрожало внутри. Так что нужно жить и быть счастливым, что ты родился, что ты есть, можешь видеть этот свет. Это большое чудо, и это нужно ценить. Вот такой рецепт я могу всем дать, хотя я рецепты выписывала, только когда работала фельдшером.

Подписывая в конце интервью корреспонденту БЕЛТА буклет, выпущенный Республиканским театром белорусской драматургии к юбилею народной артистки, Татьяна Мархель замечает: "Светланочка, беседовать с тобой было хорошо! Я была искренней!"

Светлана СУХАРКО,

БЕЛТА.-0-

Топ-новости
Свежие новости Беларуси