ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Флаг Воскресенье, 9 мая 2021
Минск Переменная облачность +11°C
Все новости
Все новости
Регионы
23 августа 2020, 16:48

На дракаре по Днепру: репортаж из водного похода викингов

Поход в моем случае - преувеличение. Вместе с ребятами из витебского клуба исторической реконструкции и моделирования я прошла лишь небольшую часть пути - от Дубровно до Орши. Но даже один день почти полного погружения в раннее Средневековье полон впечатлений. Делюсь ими с читателями, которым интересны приключения в духе living history, или ожившей истории.

Опустим байки про женщин на борту. К слову, в эти приметы не все верили даже в период Средневековья, когда под влиянием церкви женщин особенно часто демонизировали. Если же кто-то очень трепетно относится к попыткам феминизации судоходного дела, то вот вам такая история. Одной из первых пираток считают полулегендарную готскую принцессу Альвильду, жившую на рубеже VIII-IX веков. Если верить автору многотомного сочинения "Деяния данов", датскому историку-хронисту Саксону Грамматику, Альвильда была дочерью Сиварда, правителя Готланда - крупнейшего острова Швеции. Король захотел выдать дочь за наследника датского престола принца Альфа. Но своенравная принцесса отказалась. Вместе с самыми преданными служанками они переоделись в мужскую одежду, угнали в гавани корабль и сбежали в Балтийское море. Им встретилось пиратское судно, на котором недавно скончался капитан. Команда была в смятении, но Альвильде удалось заслужить доверие пиратов и возглавить корабль корсаров. Они разорили бесчисленное число кораблей, навели ужас на всю Скандинавию. Терпение датского короля вскоре иссякло - он направил против пиратов целю флотилию со своим сыном, тем самым Альфом во главе. В решающем поединке принцесса потерпела поражение. Но у истории счастливый финал: покоренная пиратка оказалась писаной красавицей, да и принц - молодцом. Случилась любовь с первого взгляда и брак на корабле. Альвильда все-таки стала принцессой, а впоследствии и королевой Дании.

Но вернемся с балтийских берегов на землю витебскую. Точнее, дубровенскую. Именно в этом небольшом райцентре в воды Днепра впервые спускается всем своим солидным весом ладья с красивым старошведским названием "Ома", что значит "Бабушка".

Собственный дракар у "Нагльфара" появился год назад. Строили сами, с древесиной и другими материалами помогали спонсоры. А научно-историческими данными и практическим опытом помогали друзья-реконструкторы, кораблестроители из разных городов Беларуси и не только, а также консультации с музеями Норвегии и Дании, археологические раскопки.

Витебская "Ома" - это килевая ладья, доски которой идут внахлест. При полной историчности ладья зарегистрирована по современным правилам: у нее есть номер, судовой билет и капитан. В прошлом году в конце августа экипаж из шести бравых викингов в историчных костюмах и с провиантом в бочках отправился на ладье покорять небольшой отрезок пути "из варяг в греки" по Западной Двине, чтобы поучаствовать в одноименном международном фестивале (ранее он назывался "Рубон") в Полоцке. Примерно за неделю ребята дошли до пункта назначения.

К новому сезону корабль обзавелся парусом и еще одной парой весел. Правда, половина их в этом походе осталась сохнуть дома - экипаж сформирован небольшой. Четверо на веслах, на корме рулевой, на носу - вперед смотрящий. Плюс летописец древнескандинавской флотилии в моем лице.

Так как стоянки в пути планируются, а набеги на поселения - нет, вместо боевого снаряжения трюм и все свободное пространство дракара заполняет провиант, мешки с шатром и навесом, бытовой утварью.

"Все готовы? Тогда отталкиваю", - кричит капитан корабля, один из участников клуба Артем Лещина, он же хирдман Бьёрн Скарф (такое его клубное имя и статус). Пробирается на нос корабля и командует: "Обе банки - гребут!" Что означает - обеим скамьям гребцов надо как следует налечь на весла.

Пройдя немного назад по течению, ладья разворачивается - один борт табанит, второй гребет. А затем, по команде Бьёрна, рулевой Хакон (Дима Понкратов) выравнивает курс - и "Ома", ускоряемая силой течения и взмахами весел, мчит меж зеленого кружева берегов.

Солнце уже в самом зените и отражается от воды золотистыми волнами-бликами вдоль реи отдыхающего на "рогах" паруса - щурит и убаюкивает под ритмичный плеск.

"Пятьдесят минут гребем, десять - на перекур", - дает установку капитан, а мне велит засечь время.

С воды одинокие рыбаки провожают ладью удивленными взглядами, а с берегов случайные зеваки - возгласами и объективами камер телефонов.

Часто из-за очередной излучины взмывают стаей пугливые утки. И порой белым парашютом крыльев парит над кромкой воды застигнутая врасплох цапля.

Река петляет и коварно бликует, тая под серебристой рябью не то подводные завихренья, не то камни и мель. Разглядеть на слепящем солнце трудно, поэтому на самых подозрительных участках Бьёрн Скарф страхуется: "Давайте тирексами". То есть работать руками, не задействуя спину. Ладья замедляется, капитан тревожно всматривается в водную гладь, пытаясь разглядеть под поверхностью Днепра его ловушки, и отдает команды Хакону держать то левее, то правее.

Так мы аккуратно проходим мели: выглядывая за правый борт, вижу, как остаются позади зеленые нити водорослей. "На Двине такого не было, - вспоминает Бьёрн. - Там глубже, зато какие здесь берега! Красота - один ярус склона, дальше ярус кустарника, выше - деревья. Виды совсем другие".

После каждого перекура кто-то из гребцов меняется, чтобы передохнуть. Так у руля поочередно оказываются то "нагльфаровец" Кари, то друг из минского клуба True Varing Горазд. А следить за рекой доверяют опытному мореходу Сергею Королеву - Бороде и одному из руководителей "Нагльфара" Юре Мазенкову - Стейнольву.

Парус мы так и не разворачиваем: пока глубоко - нет ни попутного, ни даже бокового ветра; когда глубина непредсказуема, парус не только не помогает, но еще и увеличивает риск сесть на мель.

Самый неспокойный участок поджидает на подступах к Орше. О нем предупреждают и встречные рыбаки, и отдыхающие с местных дач. Вскоре мы сами замечаем впереди опасные перекаты, где вода явно преодолевает препятствия. Не решившись пройти по левому краю, где течение самое бурное и можно просто не удержать лодку, ребята пытаются лавировать между порогами. И все же мы застреваем.

Если кому-то доводилось переносить обычную лодку, это даже отдаленно не даст представления о весе ладьи викингов со всем содержимым. Пытаться волочь нельзя - можно пробить. Остается, стиснув зубы, приподнимать и по несколько сантиметров передвигать вперед, где едва ли глубже. При этом каждый шаг по острым камням - это боль и риск лишь усилить ее, сделав еще шаг в сторону.

Некоторые из ребят, жертвуя историчностью, сразу надевают непромокаемую обувь. Кто-то, устав от своеобразного йогического массажа, надевает историчные кожаные поршни - жалко обувь, но здоровье дороже.

В моих силах лишь, навьючив на себя нехитрый персональный скарб, забрать из лодки хотя бы два 20-килограммовых весла и, уперев их о дно, стоять в воде, словно точка отсчета пройденных сантиметров. И удивляться тому, что, несмотря на трудности, боль, потерю драгоценного времени в пути, эти брутальные бородачи не теряют оптимизма и чувства юмора, сетуя больше на мокрые штаны. Пытаются отпилить несколько кусков от встречной коряги, чтобы попробовать прокатить по ним ладью. Ломают зубья у одной пилы, но справляются. Подкладывают деревянные цилиндры - те выскальзывают и летят в сторону, отброшенные Бьёрном за ненадобностью под дружный хохот команды.

Когда половина пути из водного плена пройдена, один из праздных зевак на берегу решается прийти на помощь. С парой новых рук дело спорится быстрее - и вот мы под победные крики наблюдателей снова в дракаре и выруливаем в направлении Орши.

Город встречает сумерками и пустынными берегами. Поэтому ребята делают лишь одну остановку, чтобы высадить меня сразу после впадения в Днепр Оршицы. Наши пути расходятся: мне к вокзалу, экипажу - искать место для ночлега, чтобы на утро покорять реку дальше, до самого Могилева.

В ожидании поезда ловлю себя на чувстве, что даже на твердой земле меня все еще качает на волнах, а голову как будто обрамляет льняной платок, с которым не расставалась весь день. И четко понимаю, что это не сон, а реальное путешествие во времени. Только не на машине, придуманной Уэллсом, а на дракаре, построенном ныне живущими викингами из Витебска.

Екатерина КНЯЗЕВА,

Фото автора,

БЕЛТА.-0-

Подписывайтесь на нас в
Яндекс.Дзен, Telegram и Viber!
Топ-новости
Свежие новости Беларуси