ГОСОРГАНЫГОСОРГАНЫ
Флаг Вторник, 7 февраля 2023
Минск -3°C
Все новости
Все новости
Регионы
04 декабря 2022, 20:27

"Немножко цивилизованная дичь". Гончар о Браславе, коренной архитектуре и возможностях курорта

Редкий турист без подсказок профессиональных гидов или жителей обойдет места, куда приехал на день-два или больше. Но если человеку повезло оказаться в жемчужине Беларуси - Браславе - и встретить Валерия Зинкевича, вряд ли понадобятся дополнительные советчики для построения маршрута. Путешественники заглядывают в его мастерскую на несколько минут, а остаются на часы. Здесь и само время течет иначе. За чайной церемонией или совместной приятной работой гончар увлеченно расскажет о горшках эпохи железа и бронзы, разберет на косточки примитивные цивилизации, старинные обряды и мифы, познакомит со звучанием дуды, гуслей, лютни, научит ремонтировать посуду... Не выходя из мастерской, он "проведет" по Браславу в беседе об архитектурных решениях Юлиуша Клоса с описанием самых любопытных улочек города и точек туристического маршрута в 70 километров. Обо всем этом и не только керамических дел мастер рассказал в проекте "Белорусы в кадре" на YouTube-канале БЕЛТА.

Не совсем типичная. В чем соль агроэкоусадьбы гончара?

Валерий Зинкевич встречает съемочную группу добродушной улыбкой: "Пройдемте во двор, познакомлю вас с тем, что здесь можно увидеть". Специально для проекта поздней осенью он восстановил на территории сада экспозицию керамики, которая радует глаз гостей в летний сезон - зимуют экспонаты в теплой мастерской, которую мужчина называет мини-арт-пространством. Эта локация - часть агроэкоусадьбы и туристического маршрута. Тут учениками гончара становятся и постояльцы, и случайные путешественники.

Его дом смотрит прямо на шестое по величине в Беларуси озеро Дривяты. Обратная сторона открывает взор на заказник "Дубки". Ведь самое притягательное в Браславском районе - уникальная белорусская природа: синеокие озера и древние леса, где можно повстречать редкие виды животных и растений, считает местный житель.

"Это не совсем типичная агроэкоусадьба, если ее так вообще можно назвать, - улыбается хозяин. - Мы стараемся сделать акцент на праве выбора людей, которые хотят у нас отдохнуть. Они все взрослые и самостоятельные. Район насыщен огромным количеством всяческих маршрутов и точек, которые можно посмотреть. Самое главное (я до сих пор в этом убежден) у нас в районе - это природа. Инфраструктура инфраструктурой, самое главное - природа", - поясняет Валерий Зинкевич.

"Мульти-культи", экскурс в историю гончарства, или что можно увидеть во дворе мастера

Внутренний дворик художника усыпан экспонатами из разных исторических эпох. Правда, это все реплики глиняной посуды бронзового, железного веков, средневековья, которые вышли из рук гончара в наше время, но весьма реалистичные. Дело в том, что Валерий Зинкевич занимается реконструкцией предметов археологии, их интерпретацией.

"Сразу же мы попадаем в такую "мульти-культи", смешанную среду, - знакомит автор с небольшой группой выставленных на деревянной лавке у входа керамических сосудов. - Здесь можно увидеть предметы, которые относятся к такому направлению, как фэнтези, эко и реконструкция и археология. Вот это реконструкция горшка эпохи железа для приготовления пищи на открытом огне. Для чего такая шероховатая поверхность".

Рядом стоит украшенный многочисленными надрезами желтоватый сосуд. "Тут вообще очень далекая культура, это Нубия (историческая область в долине Нила в Египте. - Прим. БЕЛТА). А здесь нижняя часть печки и реплика - интерпретация керамики XII века на тему керамики из Друцка. Немножко такая импровизация, я бы так сказал".

Воодушевленно описывая каждый из экспонатов, мастер признается, что ему очень интересна как местная современная, археологическая, так и далекие от наших краев культуры. "Нубия, например. Пара предметов еще осталась из коллекции, просто случайный заказ был на эту культуру. Африканская керамика - это совсем другой космос, философия и технологии. Это примитивная керамика, если перевести на наше понимание. Но примитив - это не значит, что это грубо и несовершенно. Примитивные цивилизации, они, может быть, немножко даже выше, чем современные прогрессивные цивилизации. Так что это интересные темы для размышления и для работ", - поясняет он.

"Нижняя часть печки могла быть использована в эпоху железа, тогда уже были похожие печки, и в средневековье они очень широко применялись. XIII век, например, городская культура - такие находки есть. Керамика на ножках и так далее", - продолжает пояснять Валерий Зинкевич, постепенно приглашая к другому фрагменту экстерьера в "Райский садик" - так летом величают небольшую территорию с газоном, плодовыми деревьями и беседкой.

Часть экспозиции размещается на деревянных столиках, земле, некоторые подвешены на растениях. Например, горшок эпохи бронзы, представитель культуры шнуровой керамики. "Юг Беларуси. Примерно оригинал можно было бы датировать около 2 тыс. лет до нашей эры", - уточняет мастер, переходя к группе культур шаровидных амфор из той же эпохи.

С деревянного столика он приподнимает объемную почти круглую вазу желто-серого цвета с ушками и проделанными в них отверстиями для ручки в виде шнура. "Примерно 2-1,5 тыс. лет до нашей эры. В Брестской области уже встречаются такие экземпляры, - говорит Валерий Зинкевич. - И это великолепная керамика, это как раз разговор о примитивной керамике, безкруговой, которая делается методом жгутовой керамики или технологии с косым налепом. И украшалось все орнаментами, которые чаще всего направляют нас в аграрный культ. Скорее всего, это были какие-то зерновики, предметы для хранения зерна. Потому что зерно в те времена было такой священной вещью. Сама агрокультура представляла очень сложный процесс. Это лядовое, или подсечное, земледелие. Нужно было огромными усилиями возделать этот маленький кусочек земли. Через несколько лет почва истощалась, и каждое зерно, предмет, который добыт тяжелым трудом, представлял огромную ценность".

"Легенды не возникают на пустом месте". Об уголке мифов браславского гончара

Одну из стен агроэкоусадьбы украшает длинное деревянное полотно с вырезанными на нем персонажами и пейзажами. Как поясняет Валерий Зинкевич, это легенда о Цмоке из учебников по истории для пятого класса в своеобразной интерпретации. По словам мастера, арт-объект - это попытка поразмышлять об основополагающих мифах белорусского этноса, ведь "легенды не возникают на пустом месте".

Даўно-даўно гэта было,

Вакол зямлi мора стало.

А ў моры тым жыў люты Цмок,

Штодня збiраў з людзей аброк…

"Вот эта земля - это наш дуб в урочище "Дубки", которое у нас за спиной. Далее - Замковая гора, ладья и море - озеро Дривяты, - читает вырезанные по дереву рисунки Валерий Зинкевич. - Люди молятся солнцу (еще дохристианский период), и вот этот Цмок, его перерожденные когти, крыло, глаз поврежден какой-то страшной болезнью. Зубы, как у ископаемой какой-нибудь мезолитической акулы. Сама песня о Цмоке достаточно длинная, но вот дошла пора и до царя. Цмок ему сказал: либо жену давай, либо дочку. Дочку одели в золото, посадили на белый камень возле моря… И тут откуда ни возьмись появляется Юр'я, вот такая глиняная цацка, свистулька, не кто иной как Перун. И погнал Цмока в сине море, пробил его золотым копьем. И все знают, что было дальше: приводит царевну к царю. Царь говорит: забирай, а Юр'я говорит: не надо. У Владимира Семеновича Высоцкого есть похожая песенка. Скорее всего, он же имеет брестские корни, этот миф он записал".

Дуда и гусли по соседству с гончарным кругом. Облик мини-арт-пространства

Мини-арт-пространство художника, к слову, неоднократного победителя международного конкурса гончаров, художественно-музыкальное. Многочисленные полки занимают готовые образцы и заготовки керамической посуды, стены украшают музыкальные инструменты. Когда здесь не поет глина, главная партия - за струнными или духовыми. А их в мастерской немало: гусли, лютня, белорусская волынка, дуда, скрипка и другие. Смычковый инструмент уже отыграл свое, поясняет мастер. Он проходится по струнам висящей на стене лютни гитарного типа начала XX века. "Сейчас расстроена, - говорит Валерий Зинкевич. - Это Мюнстер, Германия. Когда мастера по изготовлению гитар стали наступать на пятки лютнистам, то лютье перестроились на гитарный строй и стали делать свои инструменты полностью в лютневой технологии, но уже как гитары".

Валерий Зинкевич исполняет несколько мелодий на дуде и гуслях, констатируя: инструменты - яркие противоположности друг другу. Если звучание дуды агрессивно и порой навязчиво, то гусли напевают убаюкивающе. "Во всей ранней средневековой Европе, от Новгорода до Гданьска и до какого-нибудь там германского города, везде гусли в том или ином виде присутствовали. Найдено очень много элементов, в Беларуси археология не дает такого богатого материала. Возможно, только из-за того, что малые деревянные находки городской культуры не исследованы, не проанализированы соответствующим образом. Но в Латвии, Литве, Эстонии, России (Новгород и средняя полоса), Польше - везде много кантеле, скантеле, цитра, цистра - по-разному назывались. И гусли, скорее всего, от славянского слова "гу", звук. Возможно, есть такая версия, от "гуцинь" китайского происходит. Но это уже удел не наш, удел аналитиков", - заключает мастер.

"Дети совсем другие". Как мастерские могут изменить восприятие ребенка

"Люди, которые попадают в эту мастерскую, имеют возможность ознакомиться не только с современной, традиционной этнографической керамикой, а также археологической керамикой. По желанию все могут попробовать, посмотреть на работу на современном гончарном круге: ножной и ручной гончарные круги, докруговая керамика - и познакомиться с этой темой", - рассказывает художник.

Если мастер-классы для туристов по гончарству для Валерия Зинкевича - систематическое дело, то показы процесса обмотки глиняной посуды берестой случаются куда реже. Это программа эксклюзивная. Для работы нужна специально заготовленная кора березы и мучной клей, создание которого не требует больших усилий, чего не сказать о времени.

В привычный цикл жизни керамики - рождение, сушка, обжиг, эксплуатация и смерть предмета - гармонично вписывался и ремонт. Ценные сосуды для хранения жидкостей или сыпучих предметов пеленали берестой, которая после высыхания крепко стягивала вазу или кувшин, не давая трещинам расходиться. "Если взять какую-нибудь среднеднепровскую культуру эпохи конца неолита, то можно найти лопнувшие горшки с коническими сверлениями, которые сшивали просто каким-то волокном, крапивой или лыком липы. Сшивали и потом это лопнувшее изделие еще использовали. Также сшивали и обматывали берестой. В таких изделиях была обыкновенная либо ромбовидная хаотичная заплетка. И в них еще долгое время можно было хранить жидкости либо сыпучие предметы. Эта традиция просуществовала до середины XX века. С моей точки зрения, эти предметы (берестяники. - Прим. БЕЛТА) представляют огромную ценность, потому что в частных коллекциях и музеях этого все меньше и меньше находится, потому что больше этого никто не делает", - уточняет гончар, подготавливая инструменты для работы.

По его словам, во время заготовки с поваленного метрового ствола березы умелец может снять 6 и более метров берестяной ленты. Качественный материал можно расслаивать и использоваться для нескольких изделий. Но только если кора достаточно толстая. Такая чаще встречается не в Беларуси, а на севере России.

"Просто прийти в мастерскую, посмотреть на ассортимент и даже на технологию - это одно, а принять живое участие в изготовлении какого-то предмета - либо на гончарном круге, либо это лепная керамика в различных техниках, либо отделка этой керамики - это совсем другое. Потому что созидательное начало есть у каждого человека, каким бы он ни был. Особенно у детей. Иногда бывает так, что взрослые приходят сюда с детьми, потом уходят куда-то решать свои дела, потому что все работают онлайн. А дети остаются здесь часа на два или полтора. Потом родители приходят и удивляются, что их дети совсем другие. Потому что они окунулись в совсем другой мир. Не то, что это чуждая среда для человека, но это другая среда. И происходит маскировка темперамента характером, есть такое понятие. Но здесь никто никого не маскирует, они просто из какой-то замаскированной среды раскрываются, скорлупа сваливается. Это не только про гончарную мастерскую, это про любую мастерскую можно сказать", - размышляет Валерий Зинкевич.

Жемчужина Беларуси. Чем Браслав привлекает туристов

Через мастерскую гончара проходит маршрут для путешественников "Кругосветка впечатлений" протяженностью 70 километров. В него также входят конные прогулки, водные экскурсии, посещение музея, семейной фермы и кафе. Все рассчитано, скорее, на опытного туриста. "Это достаточно удачная попытка создать маршрут самостоятельного посещения каких-то точек либо связанных с культурой, либо с ландшафтом на Браславщине, - поясняет Валерий Зинкевич. - И мы участвуем в этом маршруте наряду с другими объектами. Это здорово, теперь это принято называть "кластер", сотрудничество между интересными точками. Либо это пышечная, либо катание на катерах по озерам, либо посещение гончарной мастерской с экскурсом в этнографию либо в историю, либо просто в ремесло. Это здорово. Вообще в Браслав люди приезжают для того, чтобы попасть в такую немножно цивилизованную дичь".

Преодоление маршрута может занять от одного до трех дней - зависит от планов путешественников. "Человек знает, допустим, что на "Сядзiбе ганчара" он в лучшем случае чая попьет в этом маршруте, драников не поест. Но ведь есть "Струсцянскi прытулак", где можно поесть, пожалуй, самые вкусные в районе драники. Или у Юры Жерко какой-нибудь ухи или просто рыбы съесть в "Устье". Здесь есть возможность получить определенный комплекс", - уточняет он.

В год Браславский район встречает около 80 тысяч туристов. Это путешественники как из соседних России, Литвы, Латвии, Польши, так и дальних стран: Японии, Китая и других. "Браславщина действительно является жемчужиной Беларуси. Наших туристов она привлекает не только своей природной красотой, но и богатым историко-культурным наследием. В районе развиваются экологический, религиозный, событийный, агроэкотуризм. У нас открыто порядка 220 агроэкоусадеб. Перспективные направления развития туризма - экологический и событийный, так как сегодня город является фестивальным. На территории района проводятся один из старейших во всей Республике Беларусь праздник традиционной культуры "Браславские зарницы", всем известный спортивно-музыкальный фестиваль Viva Braslav, большое количество мероприятий спортивного характера. Кроме того, мы делаем ставки на развитие медицинского туризма с учетом хорошей материально-технической базы центральной районной больницы", - отмечает заместитель председателя Браславского райисполкома Ольга Величко.

По ее словам, в районе также работают 12 гостиниц и санаториев, всегда готовые принять гостей. Отдельные туробъекты предлагают охоту, рыбалку, гастрономические туры, водные, пешие, велосипедные походы, катание на яхтах. В следующем году здесь появятся еще две новые базы отдыха и домик для охотников и рыболовов. Остается надеяться, что погода не подведет, ведь она серьезно влияет на продолжение сезона.

Валерий Зинкевич отмечает, что самый нестабильный период для сферы туризма в Браславском районе - это зима. "Я вспоминаю свое детство, толстый лед 70 см толщиной, снег, сугробы метр высотой и так далее. Все это было намного больше, ярче, зима была интенсивнее. Когда на турбазу "Браславские озера" приезжали какие-то трудовые резервы или еще кто-то, она зимой была заполнена почти как летом. На лыжах все катались, всякие нормы сдавали. Это было просто интересно и здорово. А сейчас, может быть, из-за того, что вся структура поменялась, но погода поменялась. И приглашать кого-то на лыжню... Есть, допустим, усадьба "На опушке", Юра Шакель, который занимается летом велосипедами, зимой - лыжами. У них маршрут, трасса. Вот они работают, работают и тут бац - в прошлом году, например, вообще трасса не работала - зимы не было. В этом году, может быть, будет", - разводит руками владелец агроэкоусадьбы.

В то же время знакомство с самим городом вполне может случиться в любую пору года. Весенне-летние зеленые пейзажи или зимние сугробы преображают старинные улочки, но они остаются притягательными всегда, считает Валерий Зинкевич. "В Браславе великолепная архитектура, не совсем коренная, а немножко приносная, - поясняет он. - Улица Булойчика, как раз напротив памятника братской могиле, застройка Юлиуша Клоса в 30-е годы. Это великолепные образцы архитектуры тех времен, такое влияние закопанского стиля. Юлиуш Клос сам был большим любителем этого стиля. И дальше улица Сосновая, там, в лесу на горке, великолепно просто. Лечебница доктора, нарбутовская больница, где сейчас монастырь, где сохранились достойные внимания элементы архитектуры. Есть очень красивые улочки с хорошим рельефом. Это постледниковый рельеф, который провоцировал такую архитектуру застройки. И есть до сих пор не испорченные дома, которые врезаны цокольными этажами красиво в склон. В Браславе есть на что посмотреть, это город достойный внимания".

Валерий Зинкевич родился в другой стране, а переехал в Браслав с семьей в 4 года. Здесь он вырос, обрел друзей и близких людей. Вместе с супругой, которая заведует местным музеем традиционной культуры, он развивает агроэкотуризм, помогает организовывать фестивали средневековой культуры и экспозиции. "Браслав - это моя Родина, то место, те озера, те леса, те люди, без которых я себя не представляю", - говорит мастер.

Евгения АРХИПОВА,

ФОТО Александра ХИТРОВА,

БЕЛТА.

Проект создан за счет средств целевого сбора на производство национального контента.-0-

Новости рубрики Регионы
Топ-новости
Свежие новости Беларуси