Мобильная версия
ГОСОРГАНЫ
Лента новостей
Все новости

РЕПОРТАЖ: Гору обойти - тоже испытание, или Путешествие к Эвересту и обратно

Общество 30.05.2018 | 11:53

"Это будет относительно легкий треккинг, никакого экстрима. Если можешь пробежать 5 км без остановки - справишься", - обещала мне мастер спорта по горному туризму Катерина Шипунова, завлекая в очередной свой поход. В планах был Непал, район Эвереста. "Почему бы и нет? - подумала я. - Солнечные пляжи и культурные достопримечательности Европы никуда не денутся, а вот шанс сделать что-то особенное, типа "погулять" две недели по горам, увидеть самую высокую вершину мира, надо ловить сейчас, пока возраст и здоровье позволяют", - решила и купила билеты Москва-Катманду-Москва.

Так начался мой самый необычный отпуск, из которого вернулась без загара, с больными коленями, кашлем и необъяснимым в этой ситуации желанием снова с утра пораньше "влезть в лямку" и идти, превозмогая себя, считая вдохи и выдохи, радуясь каждой преодоленной ступени, гордясь каждой покоренной высотой. Две недели в другом мире, одна вершина 5360 м и переход перевала высотой 5420 м. Одна депрессия, и сумасшедшие, прекрасные виды.

"Главное - позаботьтесь о ногах и спине: не экономьте на ботинках и найдите хороший рюкзак. Все остальное для похода, наверняка, найдется у вас дома в шкафах", - советовала Катя, готовя группу к походу. Компания собралась немаленькая для такого треккинга - 14 человек. Причем большинство прежде не знакомых друг с другом. И с горами тоже.

Следуя совету, ботинки выбрала в специализированном магазине - с примеркой, а не по интернету. И стала разнашивать. Несгибаемая подошва, жесткий, словно в коньках, каркас с плотной шнуровкой до синячного "браслета" вокруг щиколотки казались совершенно не удобными. Но, забегая вперед, скажу, что эти ботинки на 200% оправдали себя в горах, не раз спасая ноги от вывихов, а вкупе с треккинговыми носками не оставили на ступнях и пальцах ни одной мозоли.

Каркасный рюкзак на 50 л (хотя требовался побольше - на 60-70 л) одолжила коллега. Тем не менее, утрамбовав все необходимое, умудрилась даже оставить пространство для общака. Закинула на плечи и обрадовалась: не так уж тяжело. Вот только в условиях высокогорья и быстрого темпа на треке ощущения от 12,5 кг были уже совсем другими...

В полном составе наша команда встречается только в Шереметьево. Большую часть группы образуют минские айтишники, есть и музыкант, несколько девушек-менеджеров среднего звена из Витебска и Москвы и двое мурманчан-туристов со стажем. Глядя на высоких, косая сажень в плечах ребят, переживаю: как с ними в одном темпе идти? Хрупкие девчонки спортивными подвигами не блещут, как и я, волнуются по поводу своей физподготовки. Наш лидер Катя, похоже, разделяет эти опасения. Это позже она напишет в своем блоге: "Главные сомнения у меня были не по поводу здоровенных лбов, на которых пахать можно, а по поводу субтильных барышень, не пышущих деревенским румянцем. И мои сомнения разбились о камни за третьим поворотом от Луклы. Неожиданная прыть наших горных козочек знатно стимулировала мальчишек к продвижению по маршруту".

За шутками по поводу предстоящих испытаний каждому из нас, и парням, и особенно девушкам с салонным маникюром, еще не совсем верится, что летим в Непал, а не куда-нибудь на море. Ирреальности происходящему добавляет неожиданная молитва на арабском, которую в AirArabia включают перед вылетом. Экзотика поджидает уже в аэропорту Шарджи, где делаем 7-часовую пересадку. В светящихся стальными бликами залах регистрации, зоне Duty Free и фудкортах чинно вышагивают женщины в разноцветных панджаби и сари, арабские мужчины в белом платье кандура. Но это лишь фасад: в залах ожидания, отделенных длинным коридором, на стульях, а большей частью на ковролине спят в ожидании рейсов выходцы из африканского региона, Индии и близлежащих стран, в том числе и Непала. Белорусы тоже спят. Мы, во всяком случае, находим свободный угол в этом море тел, раскатываем коврики и, устроившись в спальниках, дремлем под байки Кати о ее горных подвигах, страшилки о самой короткой взлетно-посадочной полосе, с которой нам еще предстоит столкнуться.

Катманду

От аэропорта Луклы, где начинается трек, нас отделяют еще полтора дня. Пока же знакомимся с воздушной гаванью Катманду (носящей имя короля Трибхувана) - такой медлительной выдачи багажа я не видела прежде нигде. Только через час загружаемся в микроавтобус и несемся по пыльным улицам с левосторонним движением (наследие периода британской колонизации) в потоке машин, мотоциклов, скутеров, сигналящих, гремящих, лавирующих и паркующихся безо всяких правил.

Гестхаус в сердце туристического района радует демократичными ценами - 800 непальских рупий (100 рупий равны примерно $1) за сутки, включая завтрак из яиц, тостов, сока и чая/кофе на выбор. Закинув вещи, мы отправляемся регистрировать свое прибытие и за покупками: почти ни у кого из ребят нет треккинговых палок и некоторых других необходимых в походе вещей. А улицы Катманду представляют собой сплошные торговые ряды, где на нижних этажах украшенных искусной деревянной резьбой домов расположены как сувенирные лавки, так и точки, продающие туристское снаряжение, одежду и обувь. Кое-что - намного дешевле, чем у нас. Так что имейте в виду: можно прилететь на треккинг в Непале только с кошельком и полностью бюджетно снарядиться на месте.

Шум и хаотичное движение на улицах, где невообразимым образом мотоциклисты, велосипедисты умудряются не сбить пешеходов, утомляют. К тому же очень скоро мы начинаем натягивать баффы до самых глаз, чтобы не глотать пыль и спастись от удушающей смеси запахов благовоний, специй и мусора. Местное население в этих целях использует респираторные маски.

Утренний Катманду меняет впечатление о себе в лучшую сторону. Выйдя на следующий день в раннюю свежесть еще не заполненных людьми и транспортом улиц, я ощущаю это - принятие и погружение, счастье. На углу возле лавки со сладостями компания непальцев, а может, семья, готовит дивное местное лакомство с названием, которое влетело в одно ухо, а из другого вылетело. Мне протягивают вымоченную в гималайском меду с пряностями спиральку, только из фритюра - вкусно!

Катманду отстраивается после жуткого землетрясения 2015 года. Первым делом, к слову, непальцы восстановили главную ступу Будды в Катманду - храм Боднатх. Затем прочие святыни. Индуизм и буддизм благополучно соседствуют, несмотря на различия. Представителей официальной религии в стране больше, чем буддистов, но символы тех и других встречаются на улицах с равной частотой - как любимое божество в индуизме сын Шивы Ганеша с головой слона, так и сидящий в позе лотоса просвещенный Гаутама Сиддхартха. И повсюду глаза Будды, следящие за тобой.

А еще отличительная особенность Непала - молитвенные флаги, которые вывешиваются и над улицами Катманду, и на высокогорных перевалах. Соответствие цветов: синий - пространство (небо), белый - воздух (ветер, облако), красный - огонь, зеленый - вода, желтый - земля. И на каждом флаге молитва, которую за верующего читает ветер и уносит в пространство, чтобы передать высшим силам.

Поразительные вещи здесь на каждом шагу. Например, композиции а-ля "кошмар электрика" из переплетения кабелей, опутывающих столбы, подобно колтунам. Плакаты, возвещающие о наступлении 2075 года. Григорианский календарь в стране используют для международных дел, а в официальном календаре викрам-самват точкой отсчета является начало правления императора Викрамадитья.

Да что там - даже разница во времени не такая, как во всем мире. Находясь в одном часовом поясе с Индией, непальцы перевели стрелки часов на... 15 минут. В итоге с Беларусью у Непала разница в 2 часа 45 минут, что становится для меня настоящей проблемой, заставляя каждый вечер решать математическую задачку: на сколько завести будильник по белорусскому времени в телефоне.

Отличилась страна и своим государственным флагом - он не прямоугольный, а состоит из двух треугольников. Единственный во всем мире.

Кстати, демократической федеративной республикой Непал был окончательно провозглашен в 2008 году, совсем недавно. До этого несколько лет периода падения монархии страну лихорадило. Сегодня в бывшем королевском дворце размещен музей. Разумеется, мы идем туда на экскурсию, однако интерьеры в несколько аскетичных для дворца помещениях не впечатляют, да и фотографировать там нельзя - на входе нужно сдать все гаджеты. Единственное яркое воспоминание от посещения - дерево в дворцовом саду, с ветвей которого в солнечный день черными крупными гроздьями свисают спящие летучие лисицы.

До другого знакового дворца - Кумари Гхар - мы не добираемся. Впрочем, вряд ли нас допустили бы целовать ноги маленькой богине. Кумари Деви - живое индуистское божество, телесное воплощение Таледжу. Ее реинкарнацию, подобно тому, как ищут нового Далай-ламу, выбирают среди девочек 3-5 лет из касты Шакья народа неваров. После инициации новоиспеченная богиня живет в своем дворце, который может покидать лишь по особым случаям в золотом паланкине. Ее ноги никогда не касаются "нечистой" земли, на нее молятся, ее просят о помощи, но в целом жизнь ребенка протекает весьма одиноко.

К прочим местным святыням пробираемся с "черного входа", чтобы сэкономить на билетах. Крутим барабаны, обходя, как и положено, по часовой стрелке ступу всевидящего Будды в Боднатхе, закупаемся чаями, кашемировыми платками, четками, поющими чашами и прочими сувенирами.

А затем отправляемся в дымящий кострами бренных тел индуистов Пашупатинатх. Контраст между чистыми буддийскими храмами и покрытым пеплом крематорием под открытым небом разителен. Я не была в индийском городе Варанаси на Ганге, говорят, здесь, на Багмати, масштаб не тот. И все же близко к кострищам и вообще этому "празднику" смерти подходить не хочется.

Но Шива на то и бог богов в индуизме - он разрушает, но он же и зачинает жизнь. И молельные храмы ему с каменными фаллическими изваяниями - лингамами - вблизи священной реки напоминают об этом.

На трек!

Ранним утром, услышав за окном подозрительный перестук и грохот, сперва не верю ушам: гроза в это время года? Вылет в Луклу был под угрозой. При облачности и нестабильной погоде маленькие 14-местные самолеты внутренних авиалиний рискуют промахнуться мимо взлетно-посадочной полосы - либо влететь в каменную громаду скалы внизу, либо ткнуться носом в такую же стену выше. Полоса - длиной всего 500 м, расчет должен быть максимально точным.

Но вскоре небо проясняется, и двумя самолетами мы уверенно приземляемся под трепещущими молитвенными флагами на высоте более 2800 м в аэропорту, носящем имена первых покорителей Эвереста (на европейский манер, местные же зовут гору Сагарматха, а в Тибете - Джомолунгма): Тенцинга Норгея и Эдмунда Хиллари.

Для акклиматизации наш лидер решает не напрягать группу и в первый день ведет на расстояние не более 10 км - до местечка Пакдинг. Уже здесь глубина ущелий и высота будто дымящихся облачным паром заснеженных гор поражают. Идя по выложенной камнями дороге, вьющейся лентой по склону, мы то и дело обгоняем другие группы туристов, а также портеров из числа местных жителей (шерпов), которые с детства используют традиционный метод переноски грузов - на голове. Именно усилиями таких трудяг, которые несут по 30-40 кг кока-колы, сникерсов, стройматериалов и даже живых кур, достигается комфорт белых туристов на высоте. Вместо треккинговых палок портеры используют деревянную колотушку, которую во время короткого отдыха можно подставить под груз и тем самым дать отдых плечам и шее.

Не только люди используются в качестве тягловой силы. Временами впереди слышатся колокольчики, а затем из-за поворота показываются навьюченные мулы и дзо - помесь коровы и яка. Разминуться с теми и другими на узкой тропе не так просто. Право первыми перейти подвесной алюминиевый мост, перекинутый через бурлящий по камням речной поток, тоже за ними.

Активное фотографирование, азарт при выборе блюд из меню в лодже (бюджетном гестхаусе в горах), где останавливаемся на ночлег, радость от того, что голова совсем не болит, - все это для меня длится недолго. Последним пристанищем пока свободного от горной болезни путника становится крупнейшее поселение шерпов - поселок Намче-Базар на высоте 3440 м, где есть даже обменники и Irish Pub.

За умеренную плату мы наслаждаемся здесь благами цивилизации, такими как душ и Wi-Fi (дальше по маршруту все это также доступно, но цены растут с каждой сотней метров, например, в Намче литровая бутылка воды стоит еще $1, а максимальная цена за нее на треке выше - уже $4,5). Отправляем домой открытки со штампом самого высокого на территории Евразии почтового отделения.

Наутро начинается подъем по каменным ступеням, а облака спускаются навстречу, наползая на плато гор, словно ватный колпак. Здесь у меня появляется верная спутница - отдышка. Вскоре к ней присоединяется головная боль, а вслед за этим - страдающие колени.

Отдышавшись после нелегкого подъема и закинув за щеки карамельки (запас сладостей для повышения уровня глюкозы, а вместе с ней энергии, у каждого есть в личном пайке), продолжаем путь по ровной грунтовой дороге, надеясь, что больше мощеных ступенек не увидим. В солнечно-облачной дымке нас теперь встречают белые буддийские ступы, прямо над головой кружат гордые орлы, а вдалеке открывается своей самой фотогеничной стороной, обнажая верхний пик в 6812 м и острое плечико, красавица Ама-Даблам. И сама гора, и долина считаются одними из самых впечатляющих в мире. Может, потому ее я хорошо запомнила, а вот залитые солнцем Табоче и Лхоцзе, дымящуюся пирамиду Эвереста, на которые во время одного из привалов указывала Катя, даже по фото распознать не могу.

Покидать эту ослепительную красоту тем более обидно, что приходится еще и сбрасывать с таким трудом завоеванную высоту, а после обеда у горной реки вновь набирать по крутым подъемам меж рододендронов.

Сворачиваем в сторону Гокио - и треккеров (среди которых нередко слышалась русская речь) на тропе становится меньше. Холодает: на привале приходится доставать штормовку. Но при движении по треку из-за ударных темпов хватает и просто рубашки. За переход поднимаемся почти на 760 м и, взмокшие, вваливаемся в лодж в деревеньке Доле на высоте 4200 м - отогреваться, заказывать пельмени момо, макароны нудлс и прочую местную экзотику, но главное - горячий чай со специей масала, имбирный или с лимоном.

Хозяева по максимуму используют энергию солнца, и не только для электрификации дома. Во дворе часто можно увидеть круглые солнечные панели типа спутниковых, в центре которых есть держатель для... чайника.

На обогреве самого лоджа экономят: отапливается только большая обеденная комната, посреди которой обычно стоит буржуйка. Чаще всего топливом для нее служат брикеты из прессованного ячьего навоза. Жилые двухместные комнаты-коробки примерно 3 на 3 метра не отапливаются, поэтому спим мы в двух слоях одежды, в том числе термобелье, спальниках и еще одеялом укрываемся.

Долгий переход до Гокио на следующий день запоминается забитыми икрами при крутом подъеме на старте тропы, фантастическим видом на ледяную вершину 8-тысячника Чо-Ойю в обрамлении других гор, привалом у большого валуна под аккомпанемент карканья воронов-стервятников, полем каменных пирамидок, которые складывают на удачу на берегах трех священных озер Гокио (впрочем, пирамидки встречаются повсеместно).

А еще плачевным во всех смыслах завершением - горная болезнь накрывает истерикой со слезами. Едва добираюсь до селения и, рухнув на кровать лоджа, пробую все оставшиеся в личной аптечке обезболивающие. Но наутро, когда Катя спрашивает, пойду ли в радиалку (радиальное восхождение без рюкзаков - туда и обратно) на Гокио-Ри, все равно отвечаю: "Почему бы и нет!"

Взятие высоты

Сколько раз силой воли протаскивая свое тело вверх по крутому склону, спрашиваю себя, зачем мне это надо. Сколько раз, не видя конца горе, хочу повернуть обратно. Чувствую, как покалывают холодеющие пальцы рук и ног, подташнивает, а в ушах шумит. Не доводя до обморока, делаю остановку, потом, стиснув зубы, осиливаю шаг, потом еще и еще один. Переставляю палки, выдыхаю. И так в общей сложности 2,5 часа, в то время как более выносливые уже час горячий чай из термоса на вершине попивают. Приберегли ребята и для меня - кружечку и теплые объятия. И, конечно, наградой за упорство становится невероятный вид, который открывается с высоты 5357 м на озера Гокио, ледник Нгозумба, а также сразу три восьмитысячника - Эверест, Лхоце и Чо-Ойю.

Глядя на эти суровые вершины, я не восхищаюсь их величием, а думаю о родителях. И мысленно посвящаю им свое небольшое достижение. Если подумать, ничего в нем особенного нет: ежедневно десятки туристов проходят по этому пути. В целом за прошлый год национальный парк Сагарматха посетили более 50 тыс. человек. Это не дикая дикость, куда не ступала нога человека. Но в личной биографии пока самое непростое испытание, выбранное по доброй воле.

Удивительно, но после спуска самочувствие улучшается, путь до селения Драгнак становится практически легкой прогулкой. И увлекательной, поскольку по конгломератным выбросам ледника мы спускаемся вглубь морены. Усыпанный валунами маршрут пролегает прямо к устью, где среди пепельного моря устраиваем привал с вечеринкой пляшущих человечков.

В Драгнаке наш лидер решает остаться на дневку, поскольку группа нуждается в отдыхе. И необходимо помочь одной из девочек, у которой горная болезнь проявляется особенно остро: не только головной болью, тошнотой, отсутствием аппетита, но еще и временными провалами зрения. Прибор показывает содержание кислорода в крови меньше 70%. Значит, девочку нужно спускать вниз. Пока решаем, нанимать портера или отправить кого-то из своих в качестве провожатого, хозяин лоджа предлагает вызвать вертолетную эвакуацию. И на следующее утро в команде остается уже 13 "негритят".

Парни, чтобы не терять формы, отправляются кто покорять соседний холм, кто в разведку на перевал Чо-Ла, который лежит дальше по маршруту. А девочки сушат выстиранную в ледяной воде накануне вечером одежду, принимают душ в кабинке-пристройке к лоджу и устраивают читательский клуб на солнышке. Перед отъездом я не успела купить ничего из серии Poсket Book в мягкой обложке, а брать талмуды в рюкзак, где каждый грамм на счету, не хотелось. Спасибо Кате, которая поделилась своей "Цитаделью" Арчибалда Кронина. На день как раз хватает.

Хорошая художественная литература, которая заставляет думать, становится мощным энергетиком и вкупе с горной болезнью не дает уснуть. Проворочавшись всю ночь, поднимаюсь в 4.30 с дикой головной болью - и это перед сложнейшим переходом через перевал Чо-Ла (5420 м, на некоторых картах - 5367 м, но в любом случае высоко).

Ранний подъем исключает завтрак в лодже, поэтому решаем с рассветом сделать остановку у реки или ручья до начала восхождения и перекусить. Но когда через полтора часа доходим до подходящего места, солнце только-только золотит вершины окружающих нас холмов. Потому стоянка с горячим чаем и пюре быстрого приготовления мало помогают отогреть закоченевшие пальцы рук и ног. Даже одетые в пуховые осенние куртки тела сотрясает дрожь. А Катя вспоминает истории своего детства, когда родители взяли ее с младшим братом в один из походов на Кавказ и обули в ботинки из свиной кожи, промокшие уже в начале пути. Вместо жалости взрослые приучали молодую поросль к суровым горным условиям и заставляли "шевелить пальчиками". Теперь Катя наставляет таким образом нас.

Затем начинается адский подъем с рюкзаками по заснеженным скользким камням - без кошек, а потому с особой осторожностью. В том числе из-за прочих треккеров, движущихся параллельно и навстречу, звенящих металлом на ботинках и не всегда следящих за камнями, выскакивающими из-под ног. Трафик на этом участке трека на удивление интенсивный, а на вершине перевала ощущение, словно пытаешься сфотографироваться на фоне Эйфелевой башни среди сотен таких же туристов.

Катя поздравляет с первым в нашей жизни преодоленным перевалом подарками - непальскими браслетами, освященными в одном из буддийских горных храмов. Натянув меж камней гирлянды молитвенных флагов, мы переходим к спуску на ледник.

К обеду оказываемся уже в самом маленьком местечке на треке - Дзонгла (4830 м). Именно здесь после ночевки группа разделяется: самые отчаянные отправляются дальше по запланированному маршруту покорять Кала Паттар - обзорную площадку на высоте 5650 м, с которой открывается отличная панорама на Эверест и окрестности. Как бы ни хотелось присоединиться, но понимаю: мне такой аттракцион в нынешнем состоянии не по силам. Сначала постоянные американские горки по морене до селения Горак Шеп (где, как потом рассказывали ребята, были ужасные условия), затем ранний подъем и радиальное восхождение по холоду и сквозь метель на Кала Паттар. И в тот же день сброс высоты на целый километр - слишком большой перепад для больной головы и убитых коленей.

Тем больше мое восхищение ребятами и особенно - девчонками.

По дороге с облаками

Пока одни борются с горными тяготами и стихией, трио менее выносливых, в том числе и я, сразу сворачивает на финишную тропу. Наматывая без проводника лишние километры, скрашенные чудесными видами на озеро и знакомством с шиншиллой в дикой природе, после обеда мы добираемся до Пангбоче. Всего 3900 высоты, больше кислорода в крови и энергии в теле, а вода стоит уже 200 рупий.

Пангбоче - место, где мы должны дожидаться остальную группу. Но к вечеру окутавшие местность облака заставляют задуматься: "А не махнуть ли сразу в Намче? Там хоть веселее будет ждать ребят". Возможность вернуться поскорее в цивилизацию привлекает гораздо больше перспективы встретиться где-нибудь в тумане с йети (хотя генетические исследования волос якобы с его скальпа развенчали миф о гималайском снежном человеке, все же истина где-то рядом).

Путь до Намче-Базара начинается в белом - ночью выпал снег. Но с рассветом теплеет, и в пути мы, словно в ускоренной съемке, наблюдаем приход весны. Идем под капелью снега, стекающего с ветвей вечнозеленого живого коридора, а в теплых солнечных лучах тугие узлы соцветий рододендрона полыхают всеми оттенками розового, алого, желтого... Чем ниже спускаемся, тем пышнее раскрываются бутоны под веселые свистотрели птиц.

Через пару часов выходим к знаменитому монастырю Тенгбоче. Прав был Рерих, писав: "Хочешь найти самое красивое место - ищи самое древнее!" Среди припорошенных снегом лесов яркие краски разрисованных пагод и ворот, охраняемых парой священных собак, становятся еще насыщеннее.

В крупнейшее поселение шерпов приходим к обеду, когда еще не слишком многолюдно, отдыхаем с комфортом, который после более чем недели на треке кажется уже совсем городским. Хотя весь следующий день также отведен на "ничегонеделание", уже по привычке просыпаюсь рано. Чтобы совсем не превратиться в кисель из-за отсутствия нагрузки, предпринимаем попытку взойти на точку обзора Everest view point над селением. Туда целыми вереницами ползут толпы туристов, но мы, преодолев две трети пути, разворачиваемся: по самой кромке холма уже стелются серым покрывалом дождевые облака, а значит, вершину мира те, кто завершит подъем, все равно не увидят.

Зато во время восхождения становимся свидетелями начала школьного дня у местных ребятишек. Одетые в зеленую школьную форму малыши и ребята постарше выстраиваются в шеренги на песчаном стадионе. Сначала они вместе поют гимн, а затем начинается гимнастика с непривычным для нас набором упражнений под аутентичную музыку. Наконец, не то дежурные, не то преподаватели подают команду - и шеренги одна за одной змейкой скрываются в каменном здании школы.

Кстати, не в каждом селении шерпов есть учебные заведения, потому для некоторых детей дорога в школу пролегает по каменным подъемам и спускам. Но малыши лихо карабкаются по ступеням, высотой порой с них самих.

После обеда в лодж вваливается вся наша группа - ребята шли ударными темпами. Катя торопится: чрезмерная облачность и осадки не дают ей покоя, для перестраховки она предлагает попытаться вылететь из Луклы в Катманду на день раньше. А потому, набравшись сил, совершаем финальный марш-бросок до местечка, где расположен аэропорт. Чтобы облегчить путь, перед выходом ребята продают хозяину лоджа гречку из общака. Может, скоро в меню здесь появится новое блюдо.

Остатки сладостей раздаем встречным ребятишкам и мчим на всех парах вперед, наперегонки с облаками и стадами мулов (вжимаясь в каменные своды, молитвенные плиты и перепрыгивая через ступени).

И много-много диких обезьян

Вечер в Лукле озвучен громовыми раскатами и шумом дождя. И хотя билеты нам поменяли, гарантий, что удастся вылететь, не даст даже Будда. Это становится понятно после первого часа ожидания в аэропорту на следующее утро. В Катманду вылетели только несколько самолетов, а нас, как и толпы туристов, местных жителей и перевозчиков грузов, даже регистрировать не собираются. Директор филиала авиаперевозчика на мои вопросы отвечает на непальском английском. Спасибо девушке из Индии, которая, слушая этот спич, переводит на нормальный английский, но малоутешительное: "Все зависит от погоды". Только ближе к обеду нас, наконец, вносят в списки.

Первым маленьким самолетом летит только пара ребят, на втором уже шестеро, в том числе и я. Возле самой кабины пилота отлично видно, как спокоен и собран командир экипажа. Настолько, что перед разгоном ставит стеклянную кружку с чаем на пол - и напиток в ней даже не колеблется на взлете! Преодолев сложный участок, он отпускает одну руку от штурвала и устраивает чаепитие.

Горные склоны под крылом самолета изрезаны песчаными изгибами дорог и блестят жестяными крышами домов-кубиков. Когда кубиков становится больше, а по дорогам все чаще различимы спешащие куда-то авто, значит, мы подлетаем к столице. Городу-Лего, чьи дома и кварталы с высоты похожи на макет, собранный из конструктора.

Полет следующего самолета, взявшего на борт остальных членов нашей группы, долго откладывается из-за дождя и в конце концов выдается неспокойным - их потряхивает. Наконец все в сборе. Радость возвращения - то, что чувствует каждый. И не только потому, что закончились физнагрузки, но еще потому, что тепло. Даже Катманду кажется уже совсем родным.

"Вы слабо представляете, какие вы молодцы. Нашим темпом пройти такой трек сможет не каждый. И хорошо, что вы были не в курсе", - позже признается нам Катя. А сейчас в награду за старания она ведет нас в лучший стейк-хаус столицы. Гигантские стейки из мяса яка в разнообразных комбинациях с соусом и овощами, еще шипящие на подаваемых к столу жаровнях, - настоящий праздник для вернувшихся с гор!

В этот вечер впервые вижу в Непале кошку - на крыше ресторана. Удивительно, но за все время мы этих представителей фауны почти не встречали. Зато собаки повсюду - и в городах, и в горных селениях. Каждая улица, каждый угол и крыльцо - это их дом, где накормят и приласкают. А спящие собаки в Катманду - квинтэссенция умиротворения.

Но не только верные друзья человека заполонили столицу. Уверенно хозяйничают здесь и обезьяны. Их персональным царством является утопающий в зелени буддийский храмовый комплекс Сваямбунатх.

Дорога дворами и переулками к храму на следующий день добавляет ярких штрихов в картину Катманду. Это полуразрушенные землетрясением дома и храмы, порой аккуратные коттеджи, цветущие кустарники, грязь и камни, реки-стоки, немного приставучие продавцы сувениров, улыбчивые местные жители...

Замечаем, что сегодня в городе какая-то глобальная уборка: золоченые фигуры и прочие украшения в священных местах активно омывают и начищают до блеска, повсюду развешивают флажки. Оказывается, готовятся отметить день рождения Будды.

Мы по такому случаю оставляем последние рупии в сувенирных лавках и устраиваем фруктовую вечеринку на крыше гестхауса. Именно такие теплые дружеские вечера, душевные посиделки, игры в мафию, шуточки про недостаток кислорода и попытки вспомнить песни Юрия Визбора, перекличка кашлем в самолете - вот что мы будем вспоминать потом. Сотрутся цифры набранных высот и пройденных километров, температуры воздуха в 4 утра - и захочется снова в горы, в другой мир, который раскрывает тебя настоящего.

Екатерина КНЯЗЕВА,

БЕЛТА.-0-

Присоединяйтесь к нашему каналу telegramm.png и сообществу viber.png

Новости рубрики Общество
Погода
Минск
Барановичи
Бобруйск
Борисов
Брест
Варшава
Вильнюс
Витебск
Гомель
Гродно
Жлобин
Киев
Лида
Минск
Могилёв
Мозырь
Москва
Орша
Полоцк
Рига
Санкт-Петербург
Солигорск
МЧС предупреждает
Курсы валют
Нацбанк Лучшие курсы
Покупка Продажа
EUR
2.395 BYN 2.391 BYN 2.402 BYN
USD
2.1102 BYN 2.11 BYN 2.114 BYN
RUB
3.1973 BYN 3.185 BYN 3.2 BYN
Подробнее курсы валют нацбанка Лучшие курсы
ТВ программа

Видео

Лукашенко ставит цель по достижению стопроцентной энергетической независимости и безопасности

Инфографика

Студенты Беларуси Ежегодно 17 ноября отмечается Международный день студентов - один из самых популярных молодежных праздников.
Пресс-конференция Борис Васильев,
Светлана Демешко
14 ноября "Карта гостя" как эффективный инструмент развития внутреннего и въездного туризма. Новые возможности и форматы
Пресс-конференция Андрей Лобович,
Валерий Голубовский
13 ноября Подготовка кадров для современного рынка труда. Совершенствование Национальной системы квалификаций
Пресс-конференция Анатолий Котов,
Надежда Анисовец,
Максим Кошкалда
6 ноября Европейские игры – 2019: подготовка спортивной инфраструктуры, билетные программы, работа с волонтерами
Пресс-конференция 31 октября XXXI Международный фестиваль современной хореографии (IFMC) Пресс-конференция Анатолий Сивак,
Александр Головнев,
Сергей Дубина,
Артем Сикорский
23 октября Развитие транспортной инфраструктуры в Беларуси: предварительные итоги 2018 года и планы до 2020 года